velikol.ru
  1 ... 5 6 7 8 9

Их деятельность протекала в русле идей славянофильства. И. В. Киреевский, А. С. Хомяков, К. С. Аксаков, Ю. Ф. Самарин и другие русские патриоты жили сходными принципами. "Все, что препятствует правильному и полному развитию Православия, все то препятствует развитию и благоденствию народа русского, все, что дает ложное и не чисто православное направление народному духу и образованности, все то искажает душу России и убивает ее здоровье нравственное, гражданское и политическое. Поэтому, чем более будут проникаться духом Православия государственность России и ее правительство, тем здоровее будет развитие народное, тем благополучнее народ и тем крепче его правительство и, вместе, тем оно будет благоустроеннее, ибо благоустройство правительственное возможно только в духе народных убеждений". Так писал Киреевский. Не правда ли, можно подумать, что эти строки принадлежат Константину Петровичу или Сергею Александровичу?


Предложенная Победоносцевым программа нравственного перевоспитания общества грамотно и целеустремленно воплощалась в жизнь. Константин Петрович не верил в возможность улучшения общества посредством переделки его государственных институтов. Он считал, что только благодаря исправлению человеческих нравов можно достигнуть каких-нибудь положительных изменений в жизни страны, измученной либеральными экспериментами. Похожую позицию занимали когда-то Карамзин, утверждавший, что “не формы, а люди важны”, и Пушкин, говоривший, что “лучшие и прочнейшие изменения суть те, которые происходят от одного улучшения нравов”.

Победоносцев стремился не упускать из внимания ни единой сферы государственной и общественной жизни России, небезуспешно пытаясь “объять необъятное”. Надо обладать поистине железным здоровьем, чтобы выдерживать тот непосильный груз всевозможных дел, который добровольно взвалил на свои уже немолодые плечи обер-прокурор: даже и в 60 лет он заканчивал рабочий день в 3 часа ночи, а в 6 утра был снова на ногах...

Но чего же удалось достигнуть Победоносцеву в деле исправления нравов? Главное средство для осуществления своих целей он видел в возрастании влияния на общество Православной Церкви, загнанной петровской церковной реформой в тесные синодальные рамки. Современники отмечали, что в годы обер-прокурорства Константина Петровича в церковной сфере появилось «очевидное возбуждение духа жизни и деятельности истинно-христианской»: «Все еще продолжалось неприязненное отношение некоторых слоев к духовенству и к церковным учреждениям и порядкам. Но теперь уже сама духовная среда была неуязвимее. В ней поднялась энергия, усиливалась живая церковная и внецерковная проповедь, вводилось всенародное церковное пение, распространялись миссионерские собеседования, открывались религиозно-просветительские общества и братства, появлялись сельские и городские приговоры о закрытии питейных заведений, восстанавливались закрытые ранее приходы, монастыри, учреждались новые. В то же время прокладывала полегоньку, но с несокрушимой последовательностью, свой путь церковно-приходская школа и производился пересмотр устава духовно-учебных заведений в целях усилить в них воспитательный элемент. Всячески оберегалась церковность от оскорблений и глумлений. В обоюдной, взаимной зависимости поднялось церковное и национальное самосознание».

Синод получил право многие вопросы решать самостоятельно; после 200-летнего перерыва возобновились соборы епископов; каждый год (в период с 1881 по 1894 гг.) открывалось 250 новых храмов, причем их архитектура приближалась к допетровскому благолепию, реставрировались старые церкви; активизировалась миссионерская деятельность Церкви: за указанный период 234 030 иноверцев приняли Православие.

В России стали следовать одно за другим, как бы непрерывной и счастливой нитью, православные торжества. Личными стараниями Победоносцева было организовано общенародное празднование 1000-летия со дня кончины св. Мефодия, 1000-летний юбилей рождения святой Великой Княгини Ольги, 500-летие явление Тихвинской иконы Божией Матери, 300-летие памяти преподобного Трифона Печенгского, 100-летие преставления святителя Тихона задонского, 900-летие Крещения Руси, 500-летие со дня кончины преп. Сергия Радонежского.

В 1883 году Константин Петрович направил Государю письмо Сергея Александровича об усилении пьянства в крестьянской среде. Александр III ответил: «Прочел с интересом письмо Рачинского. Дай Бог нам развязаться наконец с этим вопросом. Действительно, какбак – это гибель России…». Как мы знаем, при поддержке обер-прокурора Церковь и государство вело широкомасштабную и успешную деятельность в области народной трезвости.

Симфония церковной и светской деятельности в общественной жизни целиком отвечала народному идеалу. Как известно этот идеал был выражен в понятии триединства – Православие, Самодержавие, Народность. В Татевской школе по этому идеалу и строилось обучение крестьянских детей. Потому-то именно школа С. А. Рачинского была взята обер-прокурором за образец при возрождении церковно-приходских школ в России.

Основным документом, которым регулировалась система православного просвещения народа были «Правила о церковно-приходских школах», разработанные К. П. Победоносцевым и утвержденные 13 июня 1884 года Царем-миротворцем Александром III. На докладе, приложенном к этим правилам, Государь начертал: «Надеюсь, что приходское духовенство окажется достойным своего высокого призвания в этом важном деле».

Церковно-приходские школы открывались приходскими священниками или, с их согласия, другими членами причтов. В них преподавали Закон Божий, Священную историю и краткий курс катехизиса, объясняли Богослужение, обучали молитвам. Кроме этого ученики обучались церковному пению, чтению церковной и гражданской печати, письму, а также усваивали навыки арифметических действий. В школах двухклассных, рассчитанных на четыре года обучения, преподавали сверх того начальные сведения из истории Русской Православной Церкви и Отечества.

Вплоть до революционного переворота стремительно росли церковно-приходские школы по всей России, не исключая самых глухих сел. За годы царствования Государя Николая Александровича количество учащихся в церковно-приходских школах превысило два миллиона! И это не смотря на помехи, чинимые либералами всех мастей (письма Константина Петровича к Рачинскому переполнены сетованиями: на нужды церковно-приходских школ петербургская бюрократия, западническая до мозга костей, денег не дает).

Но не в количестве церковно-приходских школ видел Константин Петрович Победоносцев успех народного просвещения. Он пояснял: «Можно сказать – и ныне многие как будто так думают: настроим, наделаем школ, – этого требует просвещение. Наберем учителей, дадим им в руки программы и новейшие методы обучения – и дело пойдет. Нет, это не так… Напрасный труд. Дело может оказаться подобием крыловского квартета. Явятся учреждения учебные, но живой души в них не будет, пока не будут для них созданы живые учителя… Учитель-ремесленник, учитель-чиновник не годятся для живого дела. Учитель должен быть подвижником своего дела, полагающим душу свою в дело обучения и воспитания».

Напрасно либеральный авангард старательно приклеивал Победоносцеву ярлык «реакционера» и «консерватора». Не стесняя педагогическую свободу учителя, обер-прокурор терпеливо взращивал невиданную до него (а тем более – после) эффективную систему народного образования. Никаких «жестоких линий» в ней не было и в помине. Только безграмотный, безответственный и ленивый учитель может желать понукания сверху, считал Константин Петрович. Духовно зрелый и профессиональный педагог умеет лучше, с гораздо большей пользой понукать себя сам, нежели это делает бюрократический окрик надсмотрщика. Самоответственность и самодисциплина учителя для обер-прокурора была не пустыми словами. Он упорно старался привить в жизни общества высочайший смысл свободы, когда всякое внешнее принуждение и понукание заменяется требовательностью к себе духовно зрелой личности человека.

Победоносцев, также как и Рачинский, указывал, что только грамотный, чуткий и духовно подготовленный учитель способен привить своим ученикам трезвость на всю жизнь, причем без принуждения. Каким же образом? Гармоничное развитие личности ребенка, считали Константин Петрович и Сергей Александрович, явятся лучшим залогом того, что ему не потребуется во взрослой жизни искать счастье в бутылке. Ребенка нужно научить любить Бога, Родину, людей, полезный труд. В этом ребенок найдет свое счастье.

Надо ли говорить, что «учитель-ремесленник», «учитель-чиновник» не годился для таких задач. От учителей требовался внутренний подвиг. Рачинский не только показал красоту этого подвига, но и своим примером вдохновил многих русских патриотов к служению на пользу Церкви и Отчизне.




<< предыдущая страница   следующая страница >>