velikol.ru
1
n=Кучер Екатерина Павловна. Дом телефон 2-44-46 Мобильный 8-960-699-59-02 Содержание~sz=148520;pg=1;te=Деятельность священников, служивших в храме с конца сороковых годов двадцатого века~cat=~t=Реферат~!~
Кучер Екатерина Павловна. Дом. телефон 2-44-46

Мобильный 8-960-699-59-02


Содержание.

Введение.

1.Основная часть. Исследовательская деятельность

  1. .История строительства церкви.

  2. Образовательная и воспитательная деятельность церкви до революции.

  3. . Мальцевская церковь в годы гонений.

4. «Служившие в святом храме сем»:

а) сведения о священниках, служивших в старой, деревянной, церкви;

б) сведения о священниках, служивших в новом здании церкви;

в) из биографических сведений об отце Иоанне и отце Константине, служивших с 1912 по 1930 год.

5.Церковь в годы оккупации и Отечественной войны.

6.Деятельность священников, служивших в храме с конца сороковых годов двадцатого века.

3. Заключение

4. Список литературы

Введение. Мы говорим «храм». А что такое храм? Храм – это и дом Божий, здание, предназначенное для богослужения, и сообщество православных людей, пришедших для молитв, для душевных бесед со священником. Храм – место, куда мы входим с надеждой очистить душу, поставить свечу перед иконой, попросить у Бога помощи и защиты. Храм – это святыня, это духовность православной культуры. Человек не должен поднимать руку на храм, как это происходило в нашей стране в годы социальных потрясений. Но даже ужасные гонения: разрушение церквей, физическое уничтожение священников, надругательство над иконами, запреты крестить детей, венчаться – не сломили, не умалили веры людей. Спустя много лет церкви восстановили, люди снова обратились к Богу, хотя действительно верующие никогда и не теряли веры. Церкви ремонтировали, но те, что полностью разрушили, восстановлению уже не подлежат, а построить заново довольно сложно. Легко сломать, да трудно сделать.  Труднее восстановить даже не материально разрушенное, а духовно уничтоженное. Восстановить храм души, очистить душу человека.  В настоящее время в нашей стране как никогда остро стоит проблема нравственного и духовного возрождения общества, Как один из способов выживания можно принять обращение к собственной истории, чтобы понять и оценить все лучшее, что было в традиционных укладах жизни русского народа. И сейчас как никогда актуально обращение молодого поколения к истории, к прошлому своей страны, с целью возрождения духовности, веры, нравственности. О нашем храме – нашей Святыне мы и поведем рассказ.

         Цель нашей работы: лучше узнать историю нашего села,

изучить и оценить историю Дмитриевской церкви.

Для достижения поставленной цели нам предстоит решить следующие задачи:

  1. Изучение краеведческой литературы.

  2. Найти сведения по теме в областных архивах, архивах села.

  3. Подобрать материал по теме в  фондах школьного краеведческого музея.

  4. Интервьюирование   старожилов села.

В своей работе мы опирались на материалы из областного архива. Это ксерокопии «Клировой ведомости Дмитриевской церкви за 1915 год» и Список священников, служивших в Дмитриевской церкви с 1803 года по 1918 год. В реализации проекта помогли записанные в разное время и хранящиеся в школьном музее воспоминания старожилов. Мы встречались с интересными людьми, которые посильно помогали нам восстановить события нескольких прошедших десятилетий.


^ Основная часть. Наша церковь освящена во славу священномученика Дмитрия Солунского. Построена она в 1864 году в селе Мальцево «тщанием прихожанина подпоручика Андрея Толмачева», местного помещика. Постройка каменной церкви с колокольней требовала больших денег – внес свою долю и другой здешний помещик – Белов. На границе земель Толмачева и Белова и поставили каменную красавицу. Построена она по типовому проекту, опубликованному в «Альбоме проектов церквей для городов и сел России», разработанному по указу царя Николая I архитектором Константином Андреевичем Тоном.

В 18 веке, можно предположить, что и раньше, недалеко от сегодняшней церкви, всего в полутора километрах, стояла деревянная церковь. Самого села Мальцево тогда не было в помине. Тот, исчезнувший ныне поселок (он назывался Илюшин хутор), стоял к лесу, на Бровке. Мальцево – заводской поселок, здесь начали селиться люди, которые работали на построенном в 1887 году сахарном заводе. В 1991 году к Мальцевскому хозяйству проводили асфальтовую дорогу. Вели ее выше деревни, чтобы был удобнее подъезд к ферме, складам. И при прокладке дороги обнаружили захоронения. Работы были приостановлены. Приехавшие из Курска историки осмотрели захоронение и дали заключение: на этом месте было кладбище, а вот здесь стояла церковь. Найденные рабочими монетки относились к началу 18 века. То, что в этих местах существовала раньше другая церковь, говорит и тот факт, что в клировой церковной ведомости за 1915 год отмечается наличие в целости копий с метрических книг с 1776 года.

Можно представить, каким праздником вошла новая церковь в жизнь сельских жителей! Малиновый звон колоколов в праздники разносился далеко, его слышно было в Пенах.

Из хранящейся в школьном музее ведомости о приходе за 1915 год нам стало известно, что каменная, крытая железом церковь была одна на четыре населенных пункта: село Мальцево, деревни Косторная, Любимовка, Ефросимовка. Общее количество душ в приходе составляло 3661 (1833 мужчин, 1828 женщин). Если общее количество крестьянских хозяйств (домов) составляло 454, то получается, что в каждом доме проживала семья из 8-9 человек. Для сравнения, сейчас, если провести подобный расчет, получится, что современная семья состоит всего из двух человек. Значит, сейчас достаточно много одиноких людей, а в деревнях Масловка и Хитровка – сплошь одинокие), чего практически не было сто лет назад.

В приходе имелись школы: земская в селе Мальцево, в ней обучалось 50 мальчиков и 58 девочек; в деревне Косторной в двухклассной школе обучалось 89 мальчиков и 54 девочки; в деревне Любимовка при заводе была частная школа, где обучалось 78 мальчиков и 75 девочек. Общее количество учеников составляло таким образом 404 ученика. Дети получали в основном только начальное образование, посещали школу с 7/8 лет до 10/11 лет. Для сравнения, в сегодняшней средней школе села Любимовка обучается 143 ученика (с 7 до 18 лет), в Косторнянской основной школе обучается 43 ученика (дети с 7 до 15 лет).

В Косторной в 1915 году ( это уже шла Первая Мировая война) проживало 1544 человека. Цифры говорят сами за себя: в сегодняшней Косторной проживает 356 человек. Чтобы объяснить такую убыль населения, надо взять в расчет, кроме войн 1914, 1941 года, революции и гражданской войны прежде всего раскулачивание, с которого начинается раскрестьянивание деревни с последующим уходом молодежи в город в поисках работы, особенно начиная с 70-х годов прошлого века. В нашей деревне раскулачивание проводили Гончаров Никанор Денисович, Ярощук Андриан Иванович, Андрианов Федор Петрович. По рассказам старожилов, особенно непримиримым был Андриан Ярощук.

Материалы школьных музейных стендов рассказывают об этих людях, их работе по уничтожению своего родного гнезда. Плоды их деятельности через десятилетия досталось пожинать их внукам и правнукам.

Собирая краеведческий материал, мы записывали рассказы старожилов об этом страшном времени, о судьбах церкви и ее служителей. Так, Евдокимова (Куликова) Александра Григорьевна, 1924 г.р. передала рассказ своей матери, Евдокимовой Екатерины Тимофеевны, 1893 г.р. По ее словам, во время коллективизации в 29-30 гг. в Косторной кулачили через дом. В ту пору великой смуты и озлобления в деревне Вторая Косторная, за речкой, жили два священника (попы). И вот, изгоняя их вместе с кулаками, коммунисты били их палками. Наверное, в это время в церкви остановили богослужение, храм закрыли и хотели разрушить.

В музее нашей школы, созданном в 1985 году, есть материал, рассказывающий о первом комсомольце нашей деревни Косторной – Долженковом Петре Михайловиче, «зверски убитом врагами Советской власти – кулаками в 1922 году. Он смело боролся за новую, светлую жизнь. В его избе располагался штаб комсомольской ячейки. Вместе с другими комсомольцами он участвовал в ликвидации неграмотности, боролся с религией. Долженков Петр Михайлович – первый человек, похороненный на кладбище без панихиды, без попов. Имя его навсегда останется в наших сердцах». Так постепенно и пошло с этих пор: уходить без покаяния и панихиды, начинать жизнь без крещения.

Идти против рожна, против власти в открытую люди не шли. А тайно в деревне дети почти все были крещеные, и земле предавали в церкви, хотя и без занесения в нее партийного покойника.

На Красной Горке, в деревне Поповка, тоже была церковь. Деревянная, чуть поодаль – кладбище. Рассказал нам о церкви Мальцев Алексей Иванович, 1934 г.р. Сейчас в Поповке осталось два двора, а до войны их было 16. И на излучине Реута стояла церковь, а недалеко от нее, над обрывом к реке, - дом священника. В 30-е годы церковь была закрыта и разгромлена. Предчувствуя это, священник зарыл три креста и некоторую церковную утварь у себя в доме под полом. Скоро пришли и за ним. Больше он домой не вернулся. Теперь широко известно «строго секретное» письмо В.И.Ленина В.М.Молотову: «Мы должны именно теперь дать самое решительное и беспощадное сражение черносотенному духовенству и подавить его сопротивление с такой жестокостью, чтобы они не забыли этого в течение нескольких десятилетий. Чем больше представителей реакционного духовенства и реакционной буржуазии удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше». Несколько лет назад зарытое священником нашел местный житель. Сейчас он живет в Курске, но приезжает летом в родной дом на Поповке. С помощью металлоискателя он нашел упрятанное от разграбления священником, о чем и похвалился Алексею Ивановичу. Беда, слезы, горечь односельчан и священника, выходит, порадовали мародера?

Привел нас туда, к порогу ныне не существующей церкви и к месту, где стоял дом священника, Мальцев Алексей Иванович. С окон дома открывается прекрасный вид. Люди ушли, ушли их дела, а под обрывом все так же шумит все тот же седой Реут.

История Дмитриевской церкви будет неполной, если мы не вспомним священнослужителей, чей подвижнический труд созидал приход, на чей молитвенный подвиг откликались благочестивые жертвователи. Тех, кто нес свет Веры Христовой жителям окрестных селений, трудился на ниве просвещения и духовно поддерживал паству в лихую годину.

^ Служившие «во святом храме сем»:

Штат церкви составляли священник, дьякон и псаломщик. В приходе числились крепостные и государственные крестьяне. Хронологический порядок служения священников в храме, установленный нами по клировым ведомостям, был следующий:

1803 - 1805 годы. На 1803 год в церкви значились: священник Петр Верютин, дьякон Иван Попов, пономарь Иван Верютин.1806-1811 годы - нет данных о служивших в храме.

1814 -1834 годы – служил священник Василий Иванович Александров, дьяконы Семен Булгаков, Георгий Булгаков, пономарь Василий Петрович Булгаков.

^ 1835 -1845 годы служил священник Николай Андрианович Благовещенский. Это последний известный священник, служивший в старой церкви .

1845-1864 – нет данных о служивших в храме.

1864 – 1911 годы. 1864 год назван в клировой ведомости Дмитриевской церкви за 1915 год началом богослужения в новом каменном храме. В церкви увеличили штат. В эти годы служил священник Иван Лащенков, дьякон - А. Ершов; пономарей двое – Иван Булгаков и Василий Ершов; дьяк Василий Пустоветов. Начало работы новой церкви было счастливым, стабильным. 47 лет непрерывной службы в одном храме исчисляет рабочий стаж священника Ивана Лащенкова. Отец Иоанн умер от пневмонии 87 лет, захоронен близ ограды храма. Так как не сохранилось надгробия, при проведении ремонтных работ в 2010 году прах священника был потревожен. Перезахоронили священника здесь же, рядом с церковью, на могилке поставлен деревянный крест.

1912-1918 годы служили священники Иван Гаврилович Пузанов и Константин Андреевич Одинцов, псаломщик Василий Александрович Степанов.

Известно, что настоятель храма священник ^ Константин Андреевич Одинцов был сыном священника. Он окончил Курскую духовную семинарию. Начинал он свою службу в 1890 году дьяком в Рыльском уезде в селе Кульбак. В священники рукоположен к Преображенской церкви села Коробкино Льговского уезда в 1895 году. В Коробкино он открыл школу грамоты, в которой состоял заведующим и «безмездно законоучительствовал». С 1911 года Одинцов перемещен настоятелем к Мальцевской церкви; в 1911 году состоял законоучителем Мальцевской земской школы, в 1912 году Любимовской частной народной школы, с 1914 года во втором классе Косторнянской 2-х классной образцовой школы. Имел награды. 1907 года награжден набедренником, 1913 года награжден скуфьею.

Священник ^ Иван Гаврилович Пузанов был сыном псаломщика. Отец хотел, чтобы сын получил духовное образование и отправил его учиться в Курскую духовную семинарию. По какой-то причине 19 -летний Иоанн был уволен из первого класса семинарии и определен учителем в Глиницкую церковно-приходскую школу. Он прошел длинный путь от псаломщика до священника. Во все время службы состоял учителем местных церковно-приходских школ, с 1907 года состоял законоучителем в первом классе Косторнянского 2-х классного училища. Имел награды: 1905 года награжден серебряной медалью с надписью «За усердие», 1915 года награжден набедренником.

Псаломщик Василий Александрович Степанов, сын крестьянина, начал службу с 1906 года, 21 года, в 1915 году «призван в ряды войска».

Церковь должна была содержать семью умершего священника, детей- сирот, независимо от их возраста, если они не могли содержать себя сами. Как, например, в данном случае: дети-сироты умершего священника Иоанна Лащенкова - Анастасия -56 лет, Мария – 50 лет, Ольга 43 лет – получали содержание из казны.

Служба в нашем храме продолжалась и после революции, по свидетельству старожилов, храм не закрывали. Но время коллективизации, особенно сильной борьбы с «поповщиной, религиозным опиумом» с церковной колокольни сняли колокола. Колоколов, говорят, было семь. Один, самый большой, был набатный. С него свисала длинная, до земли, веревка. В случае пожара любой мог позвонить в него, позвать народ на помощь. Колокола сбросили на землю, и дальнейшая судьба их неизвестна. Известно только, что набатный колокол от удара раскололся. А язык его (около метра длиной) долгое время - до начала 60-х - валялся около церкви. Расправились и со священниками, они были арестованы и осуждены. Подлинно известно, что Константин Одинцов сгинул в сталинских лагерях. Об этом рассказала его внучка. Она приезжала увидеть церковь, где служил ее дед. Особенно ярые борцы с религией топтали иконы. Но храм поругаем не бывает. Надругались люди над святыней, но получилось так, что надругались над своей собственной душой. Те, кто это делал, подмечали жители села, безвременно почахли, умерли. Хотели храм полностью уничтожить, разобрать, приглашали с завода знающего человека, инженера. Советовались, как разобрать церковь. Он приезжал, несколько раз вызывали, и все один ответ давал: «Бесполезно, кирпич с церкви никуда не пойдет, слишком плотно слит, напрасное разрушение будет. Сделайте лучше это помещение для хранения чего-нибудь, зерна, например», Успокоились горячие головы, решили: пусть будет так. Безвредна церковь, уничтожен рассадник поповщины. Засыпали зерно, ободрали все кругом. Местные жители растащили иконы и утварь по домам, кто-то из корыстных целей, а кто-то ради сохранения святыни. В это время, с 1930 года до 1941 года, церковь не работала, в ней устроили зерносклад. По рассказам старожилов, до войны в церковь засыпали зерно. Полная церковь была зерна. Осенью 1941 года, перед приходом немцев, люди стали растаскивать зерно. Хлынул народ в церковь. Малыхиной Валентине Антоновне было тогда14 лет, она хорошо помнит это тревожное время.

Началась война 1941 года. С начала ноября 1941 года по февраль 1943 года длилась оккупация. Гитлер хорошо понимал силу церкви. В Курской области до немцев было очень мало действующих храмов, стало – 282. Во время оккупации приехал и служил первый священник после долгого перерыва. Он организовал церковный хор, много людей, мужчин и женщин, приходили петь с Любимовки. Он и обиходил церковь: она стала изнутри походить на храм. Сделали люди, что в их силах было. Люди вспоминают: пол в церкви цел был, не взорвали. Полы были сделаны на совесть, из распущенных пополам бревен. Между бревнами – шпунт деревянный.

В конце 40-х – начале 50-х годов в стране храмы вновь стали отбирать под клубы и склады. А в 1951 году при уборке урожая только в Курской области по распоряжениям райисполкомов около 40 зданий действующих храмов были на много месяцев засыпаны зерном. Стали преследоваться совершавшие религиозные обряды коммунисты и комсомольцы. Но наш храм не был закрыт надолго, может быть, его и вовсе не закрывали после войны. Если и закрывали, то на малое время.

.^ Отец Алексей Иванови служил с начала с конца сороковых до 1969 года. Стоял на квартире. Семья жила в Курске. Этот священник служил долго. О нем с особой теплотой вспоминает местный житель, Быков Виктор Иванович, 1949 г.р. Мать Виктора Ивановича, Быкова Варвара Константиновна, работала в церкви – продавала свечи, и потому он школьником бывал в церкви довольно часто.Этот священник и крестил Виктора в 1949 году. Мать водила сына на службу, причащала. Отец Алексей охотно беседовал с подростком, часто бывал у них. В доме отца Виктора Ивановича была хорошая библиотека – отец собирал, и священник брал книги для прочтения.

Наш храм остался один, на много километров не было ни единой церкви. В нашей округе до революции было три церкви: Дмитриевская церковь в селе Мальцево, Воскресенская в селе Тарасово, Казанская в селе Житень; в 20 верстах, в селе Скородное, находилась главная церковь, где служил благочинный. Церкви эти были давно закрыты: деревянные пожгли, а каменные разобрали. Из кирпичей Скороднянского храма построили Любимовскую школу. Поэтому на большие праздники народ стекался с окрестных деревень. Молодежи не было – святили пасху бабушки с узелочками, приходящие с Артюховки, Озерок, Белого, Толмачевки, Любимовки, Колпакова, Косторной. Многие просто пекли пасхи, а не ходили святить – боялись, а потом и отвыкли. «Семьдесят лет не святили пасху. Печь – пекли, а не святили», - так сказала о том времени Куликова Александра Григорьевна, 1924 г.р., с деревни Косторной.

^ Отец Афанасий Николаевич. Он служил с 1969 по 1974 год. Перешел в наш приход с Белого. Родом с Белоруссии. Имел высшее техническое образование. Мог быть участником Отечественной войны. Ходил к старости с палочкой.

^ Отец Василий служил в нашем храме где-то с 1974 года по 1983 год, около восьми лет. Семья его жила в Обояни, священнику приходилось приезжать на службу. Отец Василий много сделал для церкви. Понимая, что священник должен жить в своем приходе, знать нужды прихожан, отец Василий построил дом для священника. В доме есть комната-придел для крещения детей, есть место для печения просвирок. Хотел отец Василий остаться у нас, да не судил Господь. Получилась какая-то неувязка в финансовых делах, и пришлось ему уехать, бросить начатое.

^ Отец Яков служил в 80-е годы. Приезжал из Курска, где жила его семья. Служил лет десять, до 1996 года. Тоже старался. Хлопотливый был. В церкви в ту пору было много работы, здание еще хранило следы «хозяйственной деятельности»: кирпичи без штукатурки. Без ограды, голая как перст.. Именно таким видели свой храм сельские люди, и недаром расплакалась Струкова Екатерина Павловна, одна из самых искренних печальниц и работниц по обустройству церкви: - Обернулась я на нашу церковь – тюрьма и та лучше! А у нас – крыша течет, штукатурка ободрана, дождями - снегом посечена. Сколько было сил взялись добровольные помощницы (в основном женщины) за трудную работу по ремонту храма. Деньги на ремонт собирали всем миром - ходили по дворам, каждая копейка была записана, каждая копейка пошла в дело. И все-таки восстановили! При нем оштукатурили церковь. Он выкопал яму, куда завезли известь для оштукатуривания здания, перекрыл крышу церкви. Это была большая работа. При нем начали печь просвирки. Хлопотал, выбивал материалы. Для этого писал просьбы, обивал пороги кабинетов начальствующих. При нем поставили в церкви оградку. Люди вспоминали: ходил в завод как на работу. Он взял себе человека, помощника в алтаре, т.е. он налаживал работу в церкви.

С 1996 года по настоящее время в храме служит отец Иосиф (Чепрасов Иосиф Владимирович). Ему 49 лет. Он сын священника, закончил Воронежскую семинарию. Живет с семьей постоянно в своем приходе.

Работал в нашем храме и Сергий, помогал священнику Иосифу. Он любил ходить по окрестностям, беседовать с людьми. Так и увидал источник в низинке, за огородами деревни. Взял колышки, огородил его, привлек к обустройству источника детей постарше. Потом уже остатки этих колышков поменял отец Иосиф, освятил источник, установил иконку, сделал надпись на кресте «Свято - Дмитриевский источник». К источнику исстари ходили люди, он славился чистой, здоровой водой. Потом в село провели водопровод, сделали колонки, и источник зарос. Интересно другое. Как раз в этих местах когда-то стоял дом помещика Белова, хозяина беловских мужиков. Здешние места – в том числе церковь и кладбище – и сейчас так же называются - Беловщина. Помещиков Белова и Андрея Толмачева, устроителей Дмитриевской церкви, скорее всего, и похоронили в церковной ограде. О мраморных надгробиях говорят местные жители. Они были сброшены с могил, некоторые разрушены, валялись на церковном дворе. Могилы не были тронуты, они просто сровнены с землей. «Благодарные» потомки раскидали надгробия, а одно из них до недавнего времени лежало у колодца – на него удобно было ставить ведра с водой. Предприимчивые люди хотели даже сдать надгробие закупщикам, да местные жители отбили. Теперь массивное мраморное надгробие с могилы Андрея Толмачева, устроителя Дмитриевского храма, стоит в церковном дворе. Но как-то оно сиротливо, да и стоит не на своей могилке. И не многие знают, кто такой «подпоручик Андрей Емельянович Толмачев». А на памятнике и не указана его заслуга. Но, наверное, и правильно, что не указана. Главный памятник ему – наш храм. Надгробие маленькое, а храм - он ближе к Богу.

Нет, ничего случайного не бывает. И не случайно соединение этих могил-символов. Они напоминают нам, если мы хотим видеть и слышать, о необходимости помнить, о необходимости уметь быть благодарными. Это поруганное надгробие ждало восемьдесят лет своего времени. Хочется верить, что это время будет – собирать камни. .

Мы провели исследовательскую работу, беседовали со старожилами нашей деревни и священнослужителем, и вот итог нашей работы. Изучая историю Дмитриевской церкви, мы сделали вывод, что она тесно переплетена с историей села и полностью зависела от исторических событий, происходивших в России. Каждое крупное историческое событие - Октябрьская революция, коллективизация, репрессии 30-х годов, Великая Отечественная война – оставили яркий, порой печальный след в истории нашего села и Дмитриевской церкви.

Послесловие

Нам удалось восстановить имена священнослужителей, которые усердно в течение двух столетий исполняли пастырские обязанности, несли труды по благоустройству Мальцевского храма. Одиннадцать священников составили цепь, протянувшуюся к нам из далекого 1803 года. Трагичным звеном в этой цепи было суждено стать Священнику из деревни Поповка, священникам Иоанну и Константину, сгинувшим в годы антирелигиозных гонений.

Мы почитаем своим долгом хранить святыни и восстанавливать память о тех, кто жил до нас, чтобы передать эстафету памяти идущим вслед. Выполненная нами работа - положила начало. Нам открылись многие, но не все тайны исторического прошлого нашего народа.

^ Список источников и литературы:         

Специальной литературы о нашей церкви нет. Но мы познакомилась вообще с историей Русской православной церкви, прочитав книги «История Русской православной церкви», Энциклопедию для детей, «Историю православной культуры».

Воспоминания Е.П. Сергеевой, А.Т. Волчковой, А.Г. Куликовой; А.Е.Андрианова; А.И.Мальцева. Рукописи//Музей Боевой и трудовой славы Косторнянской школы.

Государственный архив Курской области. Клировая ведомость. Дмитриевской церкви села Мальцева Суджанского уезда за 1915 год.