velikol.ru
1

- -






Мистический рассказ


Это произошло 30 декабря 200.. года. Я проснулась ночью оттого, что почувствовала рядом какое-то движение. В большой комнате я спала отдельно от мамы и дочери, они спали за загородкой, которая была изящно исполнена из мебели (стенка из трех секций и большой двухстворчатый шкаф). Я открыла глаза и увидела рядом фигуру мужчины. Не совсем даже фигуру. Это был белесый непрозрачный силуэт невысокого мужчины с длинными до плеч волосами и аккуратно подстриженной бородой и усами. На темном фоне окон его было очень хорошо видно. Мало того, он смотрел на меня укоризненно, повернув голову в полупрофиль. На белесом лице проступали четко глаза, кустики бровей и плотно сжатые губы, опушенные вьющимися волосиками усов и бороды. Как негатив наоборот, где черное стало белым. Я решила, что это сон, протянула руку к выключателю бра и щелкнула кнопкой. Свет загорелся, и фигура исчезла. Значит, ничего нет, успокоилась я. Привиделось во сне. Я решила выключить свет, но тут моя шляпа, лежащая на верху шкафа у двери, плавно опустилась на пол. Ах так, привлекает мое внимание, чтобы это значило? С досадой подумала я. Я не знала, что и думать, неужели я увидела привидение, и оно обращается ко мне с какой-то просьбой? Я встала, набросила халат и подошла к двери, решила открыть её, пусть идет себе отсюда, намек по-моему ясен. Подождала несколько секунд, водворила шляпу на место и вернулась в постель, но не стала снимать халат, накрылась одеялом до пояса и погасила свет. Через несколько минут глаза привыкли к темноте, я прислушивалась к ровному дыханию спящих мамы и дочери, и думала, что же происходит в этом старом трехэтажном доме на Васильевском острове? Неужели я встретилась с удивительным явлением? С привидением? Я уже стала погружаться в дрему, тяжелые веки опустились, как я снова почувствовала движение напротив меня у изножья дивана-кровати. Я вытаращила глаза, надеясь не упустить ничего важного из деталей этого происшествия. Там опять стоял этот мужчина. Убедившись, что я проснулась, он двинулся к двери комнаты. Сам уйдет? Предположила я. Но у двери он подошел к огромному зеркалу на стене и, не на секунду не задерживаясь, перешагнул через раму и исчез там. Он зовет меня, догадалась я. Тогда я также подошла к зеркалу, огромный лист стекла, покрытый амальгамой с внутренней стороны, что же таит он в себе? Столько сказок о зеркалах, о Зазеркалье, о кривых зеркалах…Двадцать первый век, неужели я буду верить в какие-то чудеса? Я подняла ногу и решительно направила её внутрь стекла и не встретила никакого сопротивления. Быть не может! Я оказалась в комнате по другую сторону зеркала. Комната освещалась двумя подсвечниками на стенах друг против друга. У двери слышались взволнованные голоса.

- Хватит возиться! Пошли, а то телега уйдет без нас.

- Ты что! Жалко добро бросать. Сейчас вот еще подушку с одеялом завяжу и пойду.

- Вода прибывает. Я сам видел, плещется уже у соседнего дома.

- Ну, иду же, иду.

Я пошла на звук голосов. У двери стояли мужчина с женщиной. На нем тулуп выворотной кожи и лохматая шапка, она поправила платок, спрятав конец на вороте рубашки, накинула полушубок, подхватила узел вещей и заторопилась за ним. Меня они не видели. Не видели или я не видима? Я в длинной ночнушке и в теплом халате. Тапки не одела, спохватилась я. Но холода не ощущала. Я спустилась следом за ними на улицу. Наш домик стоял окруженный домами сталинской эпохи, но сейчас дверь выходила прямо в проулок, который одним концом уходил вниз к Неве, а верхним поднимался по наклонной улице вверх.

- Видишь, что делается! – Воскликнул мужчина, указывая женщине вниз. Я увидела в жалком свете редких газовых фонарей плещущуюся темную массу. Вода прибывала. А над нами простиралось беззвездное небо. Хорошо, что свет фонарей указывал путь. Телега с вещами двинулась вверх по улице в сторону теперешнего Большого проспекта. Я пошла за ними. Мы вскоре догнали несколько людей, они шли, кто, прижимая к себе детей, других ведя за руку, кто-то нес кошек в корзинах и вел собак на веревках. Да это настоящая эвакуация, подумала я. Что же так они бегут? Наводнение не редкость в Петербурге, ну на два метра поднимется, но верхние этажи домов останутся невредимыми, а они бегут, насмерть перепуганные. Значит, не все мы знаем о наводнениях. Я уже удалилась на несколько домов от своего, остановилась в нерешительности, зачем я ухожу? Поддалась общей панике. Я потеряю этот дом, зеркало и не смогу вернуться. Но ноги по-прежнему несли меня дальше. Я заметила, что из домов появляются и другие беженцы-привидения. Они выходили из ниш дверей, забитых окон, просто из стен. Почему они спешат покинуть насиженное теплое место в своем доме? Привидения, как и кошки привыкают к дому, собаки к людям. Но что мы знаем о привидениях? То, что нам рассказали сказки. Один силуэт худощавого высокого мужчины (явно страдающего насморком) приблизился ко мне.

- Скажите, пожалуйста, - обратилась я к нему.

- Нет, не разговаривайте со мной! – Отпрянул он от меня. – Горе мне, горе! Я боюсь вас.

А уж я как боюсь вас, хотела я сказать, но промолчала и посмотрела на другой силуэт. Это была женщина, длинные волосы струились светлыми прядями по спине.

- Подождите, - хотела я остановить её.

- Ужас, ужас, - услышала я, - Господи, помоги и спаси.

Она не остановилась, а стала быстро удаляться по подъему. От других тоже доносились жалобы и причитания. Я неожиданно поняла, что все эти силуэты были выманены из своих постелей, как и я. Они в страхе от происшедшего с ними. Тогда и я прошептала:

- Ужас, ужас. Нет возврата.

Мне стало ясно, что дом тот мне уже не найти. Вода прибывает. Я оглянулась и увидела, что она вливается через дверной проем в ближайший дом. А как же мои? Мама и дочка? Утром они проснуться, и обнаружат, что меня нет. Представляю, какой ужас их обуяет. А мне нет возврата, так же, как и этим людям. Мы уже взбирались вверх по насыпи. Дорога, мощенная булыжником (камнем оголышем) давно кончилась, дальше шла размытая дождями или талым снегом грязь. Ни холода, ни грязи я не чувствовала, но думала, что скоро и халат и рубашка будут мокрые, а ноги грязные. Впереди люди с узлами рассеялись по улице, направляясь к домам с зажженными свечами в окнах. Нас, примерно пятнадцать приведений, конечно, никто никуда не приглашал. Нас не видели. Надо что-то придумать, лихорадочно думала я. Все остальные отчаянно заламывали руки, некоторые плакали. Кто же решил, что привидения – обязательно из прошлого? Моя компания была из будущего, из 21 века. Что это – наказание или чья - то злая насмешка? Нет ответа, потому что не выбраться отсюда. Где же тот мужчина с бородой? Сделал свое грязное дело, завлек и бросил. Кто же меня завлек? Сама виновата, кинулась за ним в поисках приключений, вот и получила. Так же получилось с остальными. Они не вступают в контакт, не могут понять, как оказались здесь, используя любой тайный вход в прошлое: зеркало, окошко или дверь, забитые деревом, заваленные камнями. А теперь стонут и плачут. Их мольбы разрывали сердце, но от этого делалось еще хуже на душе. Действительно, что осталось? Только душа, беспомощная и робкая. Я остановилась. Нет, дальше нельзя идти, надо возвращаться. Пусть вода прибывает, если я ничего не чувствую, то и вода мне не помеха.

- Эй, - крикнула я, обращаясь к привидениям, - пойдемте обратно. Надо вернуться в свои дома, найти выход в будущее и войти к себе домой.

- Нет, я боюсь, - снова повторил тот высокий мужчина. – Я и вас боюсь, вы привидение.

- Посмотрите на себя. Вы такой же. Если хотите вернуть прежний облик, то пойдемте со мной.

Я хотела взять его за руку, но схватила пустоту. Мы и были, но нас и не было. В материальном смысле, мы потеряли свое тело.

Какой злой рок распорядился с нами? Мы враз лишились жизни, родных и дома. Я заплакала. Потом подняла голову и заметила там внизу улицы мужчину с бородой.

- Стой, стой, - закричала я. – Забери меня отсюда.

Он приблизился ко мне.

- Однажды ты уже ушла со мной. Что же теперь? Хочешь жизни лишиться?

- Разве я еще живая?

- Живее многих, - загадочно сказал он. – Я звал тебя, дуру, чтобы ты не уходила от дома. А тебя куда понесло? Приключений на свою голову захотела?

- Прости меня, я не слышала тебя, - пролепетала я.

- Дура ты и есть!

В руках у него оказалась палка, он взмахнул ею, метя мне в голову. Я резко отшатнулась, закрыв глаза, упала на спину, почувствовала сильную боль и открыла глаза.

Я лежала на своей постели поверх одеяла. Я осмотрела халат, ноги. Халат был сухой, а ступни…Ступни были покрасневшие и холодные. В коридоре раздались голоса, там что-то творилось не очень хорошее. Я тихонько, чтобы не разбудить своих, вышла в коридор. Из комнаты соседей вышла врач и обратилась к Вике, которая стояла у окна и нервно курила.

- Сейчас вашего папу санитары погрузят на носилки, и мы увезем его в 1-й медицинский.

- Может не надо? – Спросила Вика. – Дома уход лучше.

- У него инфаркт, милая. Помощь нужна только медицинская. И то никаких гарантий.

- Как нет гарантий? Он умирает?

Вика загасила сигарету и сморщила лицо, готовясь заплакать.

Дверь открылась пошире, и санитары вынесли соседа Ивана. Он был в сознании.

- Черт, - сказал он. – Как же я ослаб. Никогда бы не подумал.

Он заметил меня.

- Ты вернулась? Ну вот, видишь, ничего страшного. А мне все предстоит снова и снова…

Иван! Если его черные волосы и бородку выбелить, то это будет именно тот мужчина, который завлек меня в зеркало. Но кто же завлек его? Я догадалась кто, но имя это страшно произнести.

Конец.