velikol.ru
1

05. Дореволюционная Россия

По мнению специалистов, история формирования социальной работы начинается с

1750 г. до н. э. в Вавилоне, где были созданы коды справедливости, т.е.

гражданские акты, призывающие людей к любви к ближнему, заботе о бедных.

Историки социальной работы в России правомерно выделяют несколько этапов ее

становления и развития.

Первый этап — развитие благотворительности после крещения Руси. Во времена

князей Владимира и Ярополка духовенство занималось общественным призрением.

Кроме того, князья, знать определяли десятины на содержание монастырей,

церквей, богаделен; строили церкви, школы и училища; устраивали пиршества

на княжеском дворе, в том числе для бедных людей; раздавали на улицах и

дворах нищим и убогим хлеб, мясо, рыбу и овощи. Наблюдалось как бы

переплетение государственной и частной благотворительности.

В этот период на Руси начала формироваться правовая основа социальной

помощи подрастающему поколению и женщинам. Так, в первом письменном русском

своде законов «Русская Правда» решались вопросы о разделе наследства между

детьми (в пользу младшего сына) и вдовствующей матерью: ее не могли

прогнать со двора или отнять то, что было передано ей супругом. Важно, что

8 из 37 статей «Русской Правды» были посвящены вопросам детской

защищенности.

Второй этап — возникновение и развитие системы общественного призрения —

как на личностном, так и на коллективном, групповом, учрежденческом уровне.

Особенно преуспели в этом церкви и монастыри, вокруг них складывались целые

слободки, население которых жило за счет милостыни. Причем нищие далеко не

все были калеками или немощными: выгоднее было просить милостыню, чем

трудиться.

Указ 1712 г. «О воспрещении нищенства» не пересматривался преемниками Петра

I в течение тридцати семи лет. Попытка борьбы с попрошайничеством (и

просящих, и дающих милостыню наказывали штрафом и кнутом) при Петре 1 не

увенчалась успехом. Но при нем началось создание системы общественного

призрения — расширенное строительство больниц, богаделен, сиротских и

смирительных домов для призрения незаконнорожденных младенцев и прядильных

домов для людей «праздношатающихся и им подобных». Изданы были правила,

чтобы города, общества, помещики и все места и лица, управляющие казенными

и партикулярными домами, вотчинами, старались о прокормлении и призрении

нищих и убогих их ведомств, не допуская их ходить по миру для прошения

милостыни. Наблюдать за этим должна была полиция.

Некоторой предтечей пенсионного законодательства являются указы о призрении

«не имеющих чем жить» младших офицеров и солдат (1722 и 1723 г.

соответственно). Предполагалось, что они должны были идти жить в монастыри

или богадельни, где офицерам даже полагалось жалованье.

Очень интересен указ Петра I от 16 января 1721 г., где впервые шла речь о

том, что бродяги являются социально опасным элементом. При этом делались

очень убедительные ссылки на Библию.

Очень интересен указ Петра I от 16 января 1721 г., где впервые шла речь о

том, что бродяги являются социально опасным элементом. При этом делались

очень убедительные ссылки на Библию.

Преемники Петра продолжили борьбу со «шляющимися», думается, заботясь в

основном о внешней благопристойности государства. Хотя указ 1734 г. был

очень интересным исключением: в связи с голодом было решено нищих из Москвы

не высылать до начала в деревнях «работной поры» и до первого мая не брать

с них за содержание на фабриках, мануфактурах и во всяких работах. Недолгое

царствование Петра III было отмечено указом 1762 г. о том, чтобы безумных

не в монастыри определять, а построить для них особый дом (это было

официальным признанием того, что безумие — болезнь).

При Екатерине II система общественного призрения в основном сложилась. На

открытые ею особые приказы общественного призрения возлагались обязанности

по устройству и содержанию народных школ, сиротских домов, больниц, аптек,

богаделен, домов для неизлечимо и психически больных, работных и

смирительных домов. Система охватывала практически все слои населения,

нуждающиеся в социальной защите. Естественно, эта система была далеко не

совершенной.

На социальную защиту всех слоев населения не хватало государственных

средств. Возникла идея добровольно-обязательного попечения нуждающихся под

присмотром государства, которая воплощалась в жизнь и благодаря участию в

деле призрения членов императорской семьи; немалую роль в решении проблем

призрения сыграли земства.

При Александре I учтены были и пожелания жертвователей, которые сводились к

тому, чтобы любая помощь с их стороны была индивидуализирована, т. е.

средства жертвователей не перечислялись на статью госбюджета, а

направлялись на реализацию заявленной ими идеи и были именными (мы сейчас

назвали бы это «адресной помощью»). Александр 1 включил призрение в сферу

общественного самоуправления, он подписал закон, по которому призрение в

России передавалось организациям и ведомствам, разделенным на несколько

типов. Они получили название «учреждений, на особых основаниях

управляемых». Таким образом, в России была создана гибкая,

дифференцированная и чрезвычайно эффективная система государственно-

общественного призрения, которая не только поражала иностранцев своим

совершенством, но часто служила примером для других развитых стран. Система

эта постоянно совершенствовалась, уточнялась, частично изменялась.

Благотворительных учреждения (общества и заведения), причем их условно

можно было разделить на две группы — учреждения, которые относились к

министерствам и ведомствам, преследующим только благотворительные цели, и

ведомства, не имеющие специального благотворительного назначения. К числу

первых относились: Ведомство учреждений Императрицы Марии, Российское

общество Красного Креста, Императорское человеколюбивое общество и

попечительство о домах трудолюбия и работных домах. Во вторую группу входил

целый ряд учреждений — Ведомство православного исповедания и военного

духовенства, Министерство внутренних дел, Министерство юстиции,

Министерство народного образования и др. эта система, опирающаяся на

российское законодательство, не была лишена недостатков. Главными из них

были: неясность определения тех категорий людей, которые имеют право на

общественное призрение; вопрос о том, из каких средств должны покрываться

расходы по общественному призрению; степень родства людей, обязанных

содержать своих попавших в беду родственников.

В результате реформ второй половины XIX в. в России появились земства,

которым были переданы вопросы местного самоуправления и, естественно,

решение некоторых вопросов общественного призрения.

Третий этап — послереволюционный и советский периоды. В 1918 г. В.И. Ленин

поставил перед центральными и местными органами власти задачу: создать

государственную систему социального обеспечения обездоленных — инвалидов,

стариков, сирот, вдов. Преследовалась цель улучшить снабжение населения

продовольственными и промышленными товарами, наладить социальное

обеспечение и социальное страхование, организовать жилищное строительство,

здравоохранение и курортное обслуживание.

В 20-х гг. рамки социального обеспечения расширились. В 1936 г. оно

приобрело государственный характер и было нацелено на материальное

обеспечение и обслуживание всех граждан СССР в старости, в случае болезни,

при полной или частичной утрате трудоспособности, а также обслуживание

многодетных семей. Особое внимание уделялось пенсионному обеспечению по

старости и пособиям. Были организованы первые санатории, профилактории и

дома отдыха для трудящихся. Большое значение придавалось охране труда.

Конечно, уровень социального обеспечения не был высоким, что

обусловливалось внутренними и внешними факторами, но основные социальные

права впервые стали реализовываться.

Объективные исследования свидетельствуют о том, что степень социальной

защищенности человека в советский период была неизмеримо выше, чем в

дореволюционный период развития России и 90-е гг. текущего столетия.