velikol.ru
1 2 ... 8 9

Юрий Гусев

ТВОРЧЕСТВО В СВЕТЕ ГОЛОГРАФИЧЕСКОЙ ПАРАДИГМЫ

Содержание:

0. ВСТУПЛЕНИЕ

  1. Глава первая «Специфика творчества глазами поэтов»;

  2. Глава вторая: «Метафоричность творчества. Шифр «Лукоморья»;

  3. Глава третья: «Механизмы творческих открытий»:

- выход за границу системы;

- дополнительность результата и процесса его обретения;

- сочетание традиций и новаторства по «золотой пропорции»;

- творческая эволюция: от Мифа через Норму и Факт - к Инновации.

  1. ^ Глава четвертая: «Развитие личного творческого потенциала»

  2. Глава пятая: «Духовный вакуум (ДВ) как окружающая среда творчества»

а) ДВ –хранилище высших божественных энергий;

б) ДВ – основа любого многообразия;

в) ДВ – источник негаэнтропии и поддержка Жизни;

г) левое и правое движение: смещение «точки сборки» в сторону Хаоса Бытия или в негаэнтропию мира;

д) опустошение сознания: Бог – «Я» и «Не-я» одновременно; Нирвана, исихазм и «молчание Пустоты;

е) «Во многих знаниях есть многие печали»;

^ 6. Глава шестая: «Духовное многообразие «Покоя Пустоты» как основы творчества»;

А. Пустота Вселенной (Космический вакуум);

Б. Пустота как Нирвана в буддизме;

В. Пустота как имплицитная виртуальная голограмма;

Г. Пустота как образ жизни «монахов-пустынников»;

Д. Пустота Загробного мира;

Е. Пустота как «покой» (православная исихия») (Григорий Палама);

Ж. Учение о Боге как «полнота Пустоты» (Серафим Саровский).

З. Голография Пустоты-Наполненности Духовного Космоса.

^ 7. Глава седьмая: «Творческий процесс как «общение с Богом»

8. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

9. Приложения

В С Т У П Л Е Н И Е:

Один из важнейших выводов из голографической картины мира – важность в нем творческого процесса. (См. об этом Библиография № 3) На самом деле, как утверждает современная «голографическая парадигма» квантовой физики, мир таков, каким мы его хотим видеть. А нынешняя картина мира – результат прошлой договоренности, некий компромисс между воплощенными намерениями существующих людей, бывших на земле ранее и возможно ещё предназначенных к существованию на ней. Воплощение на Земле – это служение, в частности, служение по голографической развертке виртуального мира, необходимое для его воспроизведения в плотном теле.

В сравнении с тем, что постулировала в своё время материалистическая наука, в нашей Вселенной всё обстоит с точностью до наоборот. И это доказано квантовой механикой: мир представляет собой голографическую развертку в трехмерном пространстве некоей тонкой вибрационной структуры, которую поддерживают наши мозги с помощью Общего энергоинформационного поля Вселенной, имеющего голографический характер. Иногда его называют Акашей, иногда – просто Богом.

Карлос Кастанеда (См. Библиография, № 1) был абсолютно прав, когда отметил наши «намерения» как важнейшую составляющую картины мира. Наши мечты, желания, намерения, штампы и стереотипы творят этот мир, они стабилизируют его голографический рисунок не меньше, чем это делают Небеса, а, точнее, - в резонансном контакте с Ними.

^ В принципе можно выделить восемь основных особенностей голографической парадигмы Мира:

а) мир таков, каким люди его творят, согласовывая с помощью слов его голографическую развертку божественной голограммы;

б) возможностям и намерениям человека нет пределов ни в пространстве, ни во времени, поэтому видимая Вселенная – и вечная и бесконечная;

в) энергия, необходимая для развертки мира, зависит от нашей способности к сосредоточенью;

г) любой человек на это способен, а чего не знает, - тому можно у других научиться;

д) основным качеством этой способности является наш дар Любви по отношению к людям и к Богу;

е) качество способностей и намерений – это скрытый потенциал нашей силы;

ж) его эффективность зависит только от нашей уверенности в собственной правоте;

з) покой и молчание – главные способы упрочения этой голографической мудрости.

Сущность голографической картины мира в том, что её нельзя разбить на отдельные части, она существует в каждой части (отдельном его локале) целиком, но в смутных контурах. Таков не только структурный состав окружающего нас мира, но таковы мы и сами. Энцефалограмму мозга или кардиограмму сердца можно снять, приложив электроды к области сердца или мозга, а можно просто с пальца ноги. Возможно, она будет слабее, но будет той же самой. Мозг, как доказал Карл Прибрам, - типичная голограмма, локализовать в нем, например, местонахождение памяти, невозможно. (См. библиография № 9)

Вместе с тем в полном понимании «Голограммы Мира» есть методологический нонсенс, характерный для современной науки: «объяснение неизвестного через известное». Он нарушает один из важнейших космических законов, в котором «подобное объясняется только подобным», «цели достигаются только при выборе адекватных им средств», а «суть любого процесса можно понять только через соответствующие этим целям механизмы реализации целей».

Универсум «локалом» не объясняется, ибо, если мы выбрали локальное объяснение для некой универсальной парадигмы, то её до конца не понимаем. Но «голограмма мира» существует, например её подтверждает открытый астрономами «Антропный Принцип» - качественные и количественные характеристики основных параметров Вселенной таковы, что подогнаны под возможность существования в ней человека. Будь они на гран иными, люди бы в такой Вселенной не могли бы даже жить а, как сейчас выясняется, и самой Вселенной бы не было.

Как ни странно, научная концепция «Антропного Принципа» находит созвучие с весьма древним индусским мифом о происхождении всего космического пространства из тела Первочеловека – Пуруши, а также с китайским мифом о происхождении Вселенной из тела Первочеловека – Паньгу.

В этой работе мы хотели бы рассмотреть основные творческие аспекты существования человека в свете «голографической парадигмы». Взгляд на мир, как на поддерживаемый человеческим Разумом результат проявления развертки Божественной Голограммы (БГ) мира (скрытой волновой его модели), закодированной Общим энергоинформационным Полем Вселенной (Творцом Мира) в наших собственных мозгах, но существующей отдельно от них, хотя он и выглядит дико в глазах материалистов, сегодня приобретает все больший вес в мире.


^ Глава первая: «СПЕЦИФИКА ТВОРЧЕСТВА ГЛАЗАМИ ПОЭТОВ»:

«Быть знаменитым не красиво»

Борис Пастернак

Вопрос, какие требования предъявляет к Творцу мир, очень важен для всей «голографической парадигмы». Поскольку «наверху то же самое, что и внизу», мы, используя гносеологический принцип аналогии, попытаемся отследить требования к Творцу на примере требований, предъявляемых к творчеству поэтов. Каким должен быть поэт, по мнению лучших представителей российской поэзии?

Осмыслению специфики поэтического творчества посвящено в литературоведении и в самой поэзии много страниц. Поэты были, как правило, умными людьми, и интересовались творческой сущностью своего дарования.

1. ^ Не должен быть очень несчастным, а главное – скрытным, о, - нет!

Чтоб быть собеседнику ясным весь настежь распахнут поэт» (А.Ахматова)

Итак, условием творчества, с точки зрения А.А.Ахматовой, является душевная открытость поэта и наличие проблем в достижении его личного счастья в своей судьбе. Поэт не должен быть «очень несчастным», но совсем быть счастливым ему также не дано, иначе, как он будет сопереживать другим?

2. О таланте своего друга поэта Бориса Пастернака та же Анна Ахматова выразилась так:

^ Он награжден каким-то вечным детством, той щедростью и зоркостью светил,

Что вся земля была его наследством, и он её со всеми разделил.

Гений – это человек, сохранивший «вечное детство», способный принять в наследство всю землю. Не только принять, но и разделить её со всеми. Это качество согласуется с призывом Христа «не мешать детям приходить к Нему».

3. Та же Ахматова весьма пессимистично относится к судьбам российских поэтов, что подтверждено примерами судьбы близких ей людей: Есенина, Мандельштама, Блока, Гумилева, Цветаевой и многих других.

^ Так просто можно жить, покинуть землю эту, бездумно и безбольно догореть,

Но не дано российскому поэту такою светлой смертью умереть .

Всего верней свинец душе крылатой небесные откроет рубежи,

Иль хриплый ужас лапою косматой из сердца, как из губки, выжмет жизнь.

Такова логика российской жизни: поэтов со счастливой судьбой в ней не было, или они переставали быть подлинными поэтами. Но как же тогда: «не должен быть очень несчастным?» Он не должен быть несчастным, ибо тогда он творит несчастную судьбу для самой России. Счастливые намерения вносят в её судьбу положительный вклад.

Поэт ничего и никому не должен, кроме своей собственной души! Едва один поэт приобретает учительский тон по отношению к другому, поэзия кончается и начинается, что-то другое. Никакая проповедь не производит на нас положительного воздействия, пока мы не попробуем реализовать её сущности в сотворении собственного мира.

4. Михаил Лермонтов отразил другую грань отношения к пророческой поэзии:

^ С тех пор, как Вечный Судия мне дал всеведенье пророка

В очах людей читаю я страницы злобы и порока.

Провозглашать я стал любви и правды чистые ученья,

В меня все близкие мои кидали бешено каменья.

Толпа готова рукоплескать только похвалам самим себе, а подлинному пророчеству, словам подлинной Любви и Правды она никогда не верила и не верит. Поэтому судьбы истинных поэтов и такие печальные на Руси. Потому и судьба России так печальна. Каков уровень оптимизма в ней творцов, такую судьбу они нам и готовят в итоге.

5. Однако некоторые уроки российской поэзии все же можно принять, в частности такой вывод Николая Гумилева:

^ Ни шороха полночных далей, ни песен, что певала мать,

Мы никогда не понимали того, что стоило понять.

Но символ гордого величья, как некий благостный завет,

Высокое косноязычье тебе даруется, поэт!

«Высокое косноязычье» - как это ловко и точно сказано! Поэзия действительно очень часто выступает высоким косноязычьем, ибо гармония – это не золотая середина, а соотношение сторон: 0,38 к 0,62. Именно такое соотношение Порядка и Хаоса, Добра и Зла, Позитива и Негатива, Света и Тьмы творит в ней гармоничный и устойчивый во времени мир.

6. Размышляя о судьбе поэта, Николай Гумилев пишет:

^ Что ж это путь величавый и строгий – плакать с осенним пронзительным ветром,

С нищими нищим таиться в берлоге, хмурые думы оковывать метром»

Судьба поэта, на его взгляд, - связывать себя с самыми трудными аспектами Бытия ( с осенним пронзительным ветром – в Природе и с нищими нищим таиться в берлоге Социума), оковывая «хмурые думы» - метром, то есть размером, о роли которого мы еще поговорим отдельно.

^ 7.«Пока не требует поэта к священной жертве Аполлон, в заботы суетного света он малодушно погружен» - эти известные строки Пушкина проницают двойственность бытовой жизни и творчества, их противоречивость, кстати, убивающую поэтов, как мы уже это отметили. Ибо тяжкая судьба российского поэта – это бытовая судьба. Среди небесных светил поэзии он все-таки продолжает пребывать в чистых и божественных намерениях. Значение Иномира в нашей жизни больше, чем нам казалось ранее, ибо окончательная голографическая стабилизация Жизни только с помощью этого мира не возможна.

8.^ Поэт, не дорожи любовию народной! Восторженных похвал пройдет минутный шум,

Услышишь суд глупца и смех толпы холодной, но ты останься тверд, спокоен и угрюм.

^ Ты – царь! Дорогою свободной иди, куда влечет тебя свободный ум,

Усовершенствуя плоды любимых дум, не требуя наград за подвиг благородный.

Они в самом тебе – ты сам свой высший суд! Всех строже оценить сумеешь ты свой труд.

Ты им доволен ли, взыскательный художник? Доволен? – Так пускай толпа его бранит

^ И плюет на алтарь, где твой огонь горит и в детской резвости колеблет твой треножник.

Тут мы имеем дело уже не с отдельным творческим советом поэта поэту, а с целой поэтической программой.

Её составные части:

- не увлекаться минутными похвалами толпы;

- быть твердым и спокойным и к похвалам и к критикам;

- постоянно усовершенствовать плоды любимых дум;

- свободно идти туда, куда влечет совесть и свободный ум;

- не требовать наград за свой творческий подвиг;

- считать свой суд по отношению к себе – высшим судом, если ты –«взыскательный художник».

Гениальные провидения Пушкина идут в пандан с нашей голографической парадигмой. Если ты подлинный творец Жизни, участник её положительной голографической развертки, ты будешь таким, как рекомендует быть поэту Пушкин.

9. Идею, что «поэт должен быть несчастным» Пушкин высмеял в таких стихах:

^ Постигнет ли певца внезапное волненье, утрата скорбная, изгнанье, заточенье,

«Тем лучше! – говорят любители искусств, - Тем лучше! Наберет он новых дум и чувств

^ И нам их передаст». Но счастие поэта меж ними не найдет сердечного привета.

Пушкин защищает право поэта быть простым человеком, гражданином, а не фигляром, работающим по заказу толпы. Не толпе судить, каким должен быть поэт, а Богу! Поэт должен быть самим собой, а уж Бог решит, заслужил он счастливой или несчастной участи. Если поэт настроится в своём творчестве в резонанс с намерениями Бога, то он будет счастлив, если не на Земле, так на Небе.

  1. Миллионы раз и читатели, и поэты задавали себе сакраментальный вопрос: «Откуда дар поэта?» Я склонен присоединиться к мнению Афанасия Фета:

^ Не тем Господь могуч, непостижим Ты пред моим мятущимся сознаньем,

Что в оный день твой светлый серафим громадный шар зажег над мирозданьем.

………

^ Нет, Ты могуч и мне непостижим тем, что я сам, бессильный и мгновенный,

Ношу в груди, как оный серафим, огонь, сильней и ярче всей Вселенной.

Меж тем, как я – добыча суеты, игралище её непостоянства,

Во мне он вечен, вездесущ, как Ты, ни времени не знает, ни пространства.

Божественный огонь горит в груди творческого человека, ибо он сам сродни божественному огню Вселенной, ибо, как мы это установили с помощью «голографической парадигмы», он позволяет Человеку с удвоенной силой и с помощью голографической развертки не только хранить свои прежние миры и сотворять новые.

  1. ^ Я потрясен, когда кругом гудят леса, грохочет гром и в блеск огней гляжу я снизу,

Когда тревогой обуян, на скалы мечет океан свою серебряную ризу.

^ Но просветленный и немой, овеян властью неземной, стою не в этот миг тяжелый,

А в час, когда как бы во сне Твой светлый ангел шепчет мне неизреченные глаголы.

^ Я загораюсь и горю, я порываюсь и парю в томленьях крайнего усилья,

И верю сердцем, что растут и тотчас в Небо унесут меня раскинутые крылья!

Афанасий Фет подтверждает этим стихотворением свою веру в то, что поэт говорит голосом Бога, он передаёт своим голосом то, что ему прошептал Ангел Бога. Причем точным свидетельством этому является и сама картина творческого резонанса с Богом:

«Я загораюсь и горю, я порываюсь и парю в томленьях крайнего усилья,

И верю сердцем, что растут и тотчас в Небо унесут меня раскинутые крылья!»

12. Пушкин это мысль выразил ещё точней, в прямом обращении Бога к поэту:


^ Восстань поэт! И виждь и внемли, исполнись волею Моей!

И, обходя моря и земли, глаголом жги сердца людей!»

Встаёт закономерный вопрос: какой глагол будет жечь наши сердца? – Да, именно тот, в пандан которому творится эффективная, божественная развертка нашего мира методами «голографической парадигмы».

13. «Но забыли мы, что осияно только Слово средь земных тревог.

И в «Евангелии от Иоанна» сказано, что это Слово – Бог.

^ Мы Ему поставили пределом скучные пределы естества,

И, как пчелы в улье опустелом, дурно пахнут мертвые слова».

Бог сотворил Вселенную «Словом», хотя, было бы точнее сказать – «Своею Мыслью», которая не способна «дурно пахнуть», ибо «мертвых» божественных мыслей не бывает. Бог – это вечная и бесконечная Жизнь. Именно поэтому и сам процесс голографической поддержки реальности человек не способен вынести на уровень осознания и автоматические воспроизводит его на уровне своих подсознательных мыслей, а не слов.

14. Голографическая поддержка мира земными творцами (а, прежде всего, и главой Небес – Богом) заключена не только в его сотворении, но в постоянном укреплении его устойчивости. Причем не только на виртуальном (ментальном) уровне, но и в прямом социальном смысле. Хорошо сказал об этой роли поэзии Федор Иванович Тютчев:

^ Среди громов, среди огней, среди клокочущих страстей,

В стихийном пламенном раздоре она с небес слетает к нам –

Небесным и земным сынам, с лазурной ясностью во взоре, -

И на бунтующее море льёт примирительный елей.

^ Поэт имеет в виду МУЗУ, но поднимает её до таких космических высот, что она вполне подойдет и под понятие «Голограммы»!

15. Евгений Боратынский показывает, что поэзия не только держит мир в своей устойчивости, она выполняет весьма многозначные функции в нем:

«^ Болящий дух врачует песнопенье. Гармонии таинственная власть

Тяжелое искупит заблужденье и укротит бунтующую страсть.

Душа певца, согласно излитая, разрешена от всех своих скорбей;

И чистоту поэзия святая, и мир отдаст причастнице своей».

Устойчивость нашего мира скрыта в его гармонии, гармонии воспроизведения мира с помощью голографической его развертки и гармония, творимая в мире поэзией (шире – вообще всем искусственным), для того, что бы этот мир стал чище, лучше, нравственно и многообразно. Всё, что создано Творцом мы не можем улучшить, в любом случае. Он постарается лучше нас, но своё искусственное мы можем поэтапно приближать к естественной гармоничности, никогда не мечтая её целиком достигнуть.

16. Поэт Борис Пастернак предлагает еще одну программу «поэтического образа жизни»:

^ Во всем мне хочется дойти до самой сути: в работе, в поисках пути, в сердечной смуте,

До сущности прошедших дней, до их причины, до оснований, до корней, до сердцевины.

^ Всё время схватывая нить судеб, событий, жить думать, чувствовать, любить, свершать открытья…

Всем поэтам свойственен гносеологический запал поисков «самой сути». Желая говорить в творчестве голосом Бога, поэт не может не рассуждать о сути, а о чем же еще, - не о цене же редиски на базаре?

Постановка вопроса Пастернаком об одновременной необходимости поэту «жить, думать, чувствовать, любить, свершать открытья», представляется мне очень плодотворной.

  1. Сам процесс поэтического творчества хорошо описан в пушкинском отрывке «Осень»:

^ И с каждой осенью я расцветаю вновь, здоровью моему полезен русский холод:

К привычкам бытия вновь чувствую любовь, чредой слетает сон, чредой находит голод,

^ Легко и радостно играет в сердце кровь, желания кипят, я снова счастлив молод,

Я снова жизни полн, – таков мой организм, извольте мне простить ненужный прозаизм.

^ И тут ко мне идет толпы друзей – знакомцы давние, плоды мечты моей…

Поэт творит в радости, а отнюдь не в печали, может быть, именно поэтому Россия так беззаветно любит Пушкина уже на протяжении нескольких веков?

  1. Этой радостной и оптимистической ноте нашего поэта вторит известный грузинский поэт ^ Николоз Бараташвили:

Что странного, что я пишу стихи? Ведь в них и чувства в необычном роде.

Я солнцем быть хочу, чтоб на восходе увенчивать лучами гор верхи,

Чтоб мой приход сопровождали птицы безумным ликованьем в вышине,

^ Чтоб ты была росой моя царица и падала на розы в цветнике.

Чтобы тянулось, как жених к невесте к прохладе свежей светлое тепло,

И чтобы ликованьем нашим вместе вокруг все зеленело и цвело.

Как это ни парадоксально, но именно такой поэтический образ выражает суть голографической парадигмы: наш положительный настрой создаёт и солнце, и птиц, и нашу любовь, и наши чувства, распространяющие добро вокруг и делает мир много теплее.

  1. Ещё один очень интересный поворот в поэтическом видении «голографической парадигмы» внес Булат Окуджава в стихе «Молитва Франсуа Вийона»:

^ Господи, мой Боже, зеленоглазый мой! Пока земля еще вертится и это ей странно самой,

Пока ещё ей хватает времени и огня, дай же ты всем понемногу. И не забудь про меня!

^ Для поддержания голографической развертки мира необходимы мы все, поэтому божьей силы надо каждому, в том числе, как скромно просит Булат Окуджава, и самому поэту.

  1. Судьба поэтов в России всегда была сложной, временами они впадали в депрессию, бесились и страдали, но могли и опомнится:

^ Любимая, сказать приятно мне: я избежал паденья с кручи,

Теперь советской стороне я самый яростный попутчик.

Я стал уже не тем, кем был всегда, не мучил бы я вас, как дело было раньше,

За знамя вольности и светлого труда готов идти, хоть до Ламанша.

Если не говорить о том, что стало позднее с адресаткой этого письма Есенина – актрисой Зинаидой Райх, то стихи очень оптимистические, поэт кое-что понял, но он знал (в соответствии с голографической парадигмой, где нет разницы между Прошлым и Будущим), что пока здесь всё плохо, поэтому и настрой большинства его стихов – печальный. Для печали были основания – завершения судьбы и самого Есенина, и Зинаиды Райх – одинаково печальны.

  1. Подлинное понимание сущности поэтического (а, значит, и голографического) взгляда на мир приходит к поэту постепенно:

Так век за веком, скоро ли, Господь?

Под скальпелем природы и искусства

Хрипит наш дух, изнемогает плоть,

Рождая орган для шестого чувства.

Н. Гумилев отчетливо понимает, что подлинное понимание поэзии приходит далеко не сразу, «шестое чувство» пока еще не к кому, кроме творцов, в голову не пришло.

  1. Программа уже указанного Гумилевым «высокого косноязычья» поэзии совпадает с программой Поля Верлена:

^ За музыкою только дело! Итак, не разбирай пути,

Почти бесплотность предпочти тому, что слишком плоть и тело

Не церемонься с языком и торной не ходи дорожкой…

Всех лучше песни, где немножко и точность, точно под хмельком.

Так смотрят из-под покрывала, так зыблет полдни летний зной,

Так осень небосвод ночной вызвеживает , как попало. (Пер. Б.Пастернака)

Подобный призыв скрывает, на мой взгляд, одно из правил голографической развертки: устойчивость скрыта – в постоянных изменениях, поэтому долой железобетонную стабильность: «как попало» - бывает надежнее, чем по устойчивому трафарету!

^ Не случайно же для поэтов России так важна ориентация на «русский авось»…

24. Вместе с тем, в этом правиле есть одна тонкость: стихи не сочиняются кое – как:

^ И в бессмыслице скомканной речи изощренность известная есть,

Но возможно ль мечты человечьи в жертву этим забавам принесть?

.

Нет, поэзия ставит преграды нашим выдумкам, ибо она

Не для тех, кто играя в шарады, надевает колпак колдуна…

Конечно, творчество всегда колеблется на грани с мистикой, но специально «колпак колдуна» оно никогда не одевает, ибо у него есть собственная широкая и устойчивая дорога. Хорошо сказал о ней Федор Тютчев в стихе к певице Юлии Абазе:

^ Так – гармонических орудий власть беспредельна над душой

И любят все живые люди язык их темный, но родной.

В них что-то стонет, что-то бьётся, как в узах заключенный дух,

На волю просится и рвется и хочет высказаться вслух.

.

Из тяжкой вырвавшись юдоли и все оковы разреша,

На всей своей ликует воле освобожденная душа.

По всемогущему призыву Свет отделяется от Тьмы,

И мы не звуки – душу живу, в них вашу душу слышим мы.

Недаром говорится, что творчество – это не только резонанс, но и сораспятие с Богом. Только так душа способна «вырваться из тяжкой юдоли и разрешить все оковы», способна с помощью собственных гармонических орудий творить новые Вселенные. Но об этом у нас будет возможность поговорить более подробно в отдельной главе.

25. Не существующие в принципе явления вызвать воображением «из ничего» в принципе не возможно. «Из ничего» только «ничего» и получится. Однако эффективность поэзии доказана веками её реального существования на этой земле. Следовательно, где-то есть некий склад, хранилище мифологических сил и сущностей, которые по призыву мага или поэта могут быть воплощены на этой земле, в этом мире. Хотя есть большие подозрения, что «склад сей» находится совсем не в Космосе, а в самих поэтах, или в творцах мира.

Голографическая парадигма даёт возможность идентифицировать это хранилище как полевую субстанцию Высшего Магического Разума, стабилизирующего с нашей помощью процесс материальной развертки Вселенной из голограммы в «плотную реальность».

Как это происходит? После перехода из полевой своей сущности в Раю, душа материализуется в теле и вспоминает, как в Раю она научилась называть словами животных, растения и предметы. В ходе развития языка и письменности названия слов приобретают условно общие значения, которые и формирует наши органы восприятия внешнего мира, плотно закрученные вокруг этих значений, материализующих окружающий нас мир.

Специфика работы наших органов чувств заключается в том, что восприятие любой вещи корректируется мозгом , а не чисто органами чувств. Мозг работает под управлением значений сформированных в нем понятий и образов окружающего мира. В результате он творит не реальную картину миру, которую, например, видит микроскоп, а чисто иллюзорную, условную картину, складывающуюся из понятий, созданных мозгом для удобства своей ментальной деятельности.

При этом он ориентируется на условные склады этих понятий, имеющих чисто голографический и энергоинформационный характер.

Логично предположить, что на белом свете таких «локальных складов» много, а их специализация зависит не только от талантов «вызывателей голографических образов». Она зависит от характера, исходной голограммы Мира, созданной и поддерживаемой энергоинформационным полем Вселенной, которое мы для удобства называемом Богом. Талантливый профессионал-вызыватель может добраться до высших космических источников, а «графоман» или начинающий маг довольствуется первым образом, что попадает ему под руку.

Поэзия возникла из магических заклинаний, само обращение к высшим силам поэтов и магов бесспорно, но не всегда плодотворно, ибо, как поэзия является «ездой в незнаемое», так и вызывание духов магом может привести к непредсказуемым результатам, в том числе, и для самого мага. Техника голографической развертки очень сложна и не контролируется нашим сознанием, но поэты и маги способны в этом вопросе разобраться, лучше других. В частности, наиболее подходящей для объяснения послужила «теория индейца из племени «яки» - Дона Хуана», предложенная в книгах Карлоса Кастанеды.

26. Как мы говорили внешняя среда планеты Земля окружена энергоинформационным слоем, хранящим всю информацию, необходимую для воспроизводства жизни на земле. Одно из его названий – АКАША. О существовании подобной оболочки можно было догадаться, во имя поддержания стабильности развертки Жизни на земле одних человеческих усилий было бы мало.

Человечество изобрело ИСКУССТВЕННУЮ ПОНЯТИЙНУЮ КУЛЬТУРУ, но как непрочны формы её существования, как легко гибнет она в огне всевозможных социальных бифуркаций! Нестабильность Культуры, в отличие от стабильных материальных образов мира, создаваемых нашими мозгами совместно с Акашей, должна чем-то оправдываться.

Именно поэтому Бог и планета должны были бы придумать ментально-физическую систему с дублирующими культуру функциями в энергоинформационном слое, способном не только постоянно хранить необходимую для поддержания жизни информацию, но и питать ею самих творцов (поэтов, магов и т.д.) Эта парадигма теперь идентифицируется нами как система голографической развертки реальности с помощью наведенного АКАШЕЙ и БОГОМ энергоинформационного поля Вселенной.

Абсолютная уверенность в её существовании опирается и на поэтические подтверждения, и на саму творческую способность человека: теперь понятно, откуда берется творчество, и в какое «незнаемое» каждый раз отправляется поэт, начав своё стихотворение. («Поэзия – вся езда в незнаемое» - В.Маяковский) Да, разве только поэт? А ученый? А художник? Творческий замысел никогда не бывает дотошно реализован, ибо в процессе его развертки возникают новые детали и подробности, несущие новый поворот всему произведению. Оно окончательно формируется всегда как итог замысла поэта, окружающих социальных условий бытия и Энергополя Вселенной.

Когда Ахматова в одном из своих стихотворений говорит, что «мудрости нет, старости нет, а, может, и смерти нет», то смысл такое утверждение имеет только в виду присутствия на планете стабилизирующей системы Акаши. Просто потому что только она способна компенсировать отсутствие «мудрости, старости и смерти» у творца, установившего энергоинформационный контакт с Всевышним.

Магическое сознание опирается на уверенность творца в преобразовании реальности, его способность исправно вызывать силы, меняющие реальность вопреки её колоссальной инерции и устойчивости существования.

Отсюда возникает еще один вывод о необходимости многофункционального поля «Акаши». Оно нужно не только для поддержания стабильности жизни, но и для поддержания её способности к изменениям. Стабильность – это не только традиция и сохранение старого, главное в стабильности – способность системы адаптироваться к предстоящим и потенциально возможным изменениям. Сейчас мы находимся перед необходимостью проверить наши способности адаптироваться к серии катаклизмов, грозящих целиком всей планете.

Единственно, что при этом стоит понять, что эти катаклизмы вызваны нами самими, а, точнее, устаревшей системой голографической развертки реальности, чтобы сменить которую нужна смена намерений и ориентаций наших мозгов.

Любое магическое вмешательство в дела Земли может, как поддержать эти катаклизмы, так и помешать им. Поэтому профессии мага и творца одинаково сложны. Профессия поэта сложна ещё тем, что кроме профессиональных умений она должна содержать и канал связи поэта с Акашей.

Говоря привычными словами, это данный поэту ДАР от БОГА. Дар – это канал связи, другого смысла в нем просто не содержится. Одному он дан во владении во всей полноте и многообразии, другие пользуются им по мере своего собственного просветления.

27. И тем и другим его надо поддерживать в рабочем состоянии. Но как? Хороший совет по этому поводу даёт поэт Николай Заболоцкий, к творчеству которого мы еще не раз вернемся.

^ Не позволяй душе лениться! Чтоб воду в ступе не толочь,

Душа обязана трудиться и день, и ночь, и день и ночь.

Не позволяй ей спать в постели при свете утренней звезды,

Держи бедняжку в черном теле и снимай с неё узды.

^ Коль дать ей вздумаешь поблажку, освобождая от забот,

Она последнюю рубашку с тебя без жалости сорвет.

А ты её хватай за плечи, учи и мучай до утра

Чтоб жить с тобой по-человечьи училась заново она.

Она – рабыня и царица, она – работница и дочь.

Душа обязана трудиться и день, и ночь, и день, и ночь.

Из этого стихотворения можно сделать несколько выводов по интересующему нас вопросу:

1. Канал к Акаше реализуется с помощью устремлений души;

2. Чтобы исправно его поддерживать душа должна трудиться «и день, и ночь»;

3. Лучше всего канал открывается «при свете утренней звезды»;

4. Проводимость канала зависит от способности души «жить по-человечьи»;

5. Душе необходимы все женские качества: рабыни и царицы, работницы и дочери;

6. Губительны для души только лень и расслабление, ибо в них – потеря духовной ориентации намерения!

28. Есть еще одно стихотворение Бориса Пастернака, уточняющее отношения творца с «информационными каналами Неба, хранящими «любовь пространства и зов будущего»:

^ Быть знаменитым не красиво, не это поднимает ввысь.

Не надо заводить архива, над рукописями трястись…

Цель творчества – самоотдача, а не шумиха, не успех.

Позорно, ничего не знача, быть притчей на устах у всех.

^ Нет, надо жить без самозванства, так жить, чтобы, в конце концов,

Привлечь к себе любовь пространства, услышать будущего зов.

И погружаться в неизвестность, и прятать в ней свои шаги,

Как прячется в тумане местность, когда в ней не видать ни зги.

^ Другие по живому следу пройдут твой путь за пядью пядь,

Но пораженья от победы ты сам не должен отличать!

А должен ни единой долькой не отступаться от лица,

И быть живым, живым и только, живым и только – до конца!

^ Сформулируем выводы, на которые нас толкает этот стих:

1)Канал к Акаше требует анонимности, он плохо открывается «людям, знаменитым при жизни»;

2) Цель творчества – энергоинформационная самоотдача, а не шумиха и успех;

3) Самозванец не получит во владение этот канал, а лишь тот, кто «слышит будущего зов», «обретает любовь»;

4) Эффективность канала напрямую связана с анонимностью творца и его способностью не «отличать пораженье от победы»;

5) Надо только уметь быть собой и не отступаться «ни единой долькой» от своего лица.

Необходимость «ни единой долькой не отступаться от лица» согласуется с утверждением Пушкина в том, что «поэт – сам себе высший судия».

Правда, в воззрениях Пушкина и Пастернака есть противоречие: «Как можно, «не отличая пораженье от победы», «быть себе самому высшим судом»? Очевидно, подобное соединенье противоположных начал характерно для специфики поэтической, да и магической, деятельности по воспроизведению и поддержке голограммы мира в принципе.

29. Специфику появления в сознании творческих образов разъясняет Анна Андреевна Ахматова в стихотворении «Творчество»:

^ Бывает так: какая-то истома, в ушах не умолкает бой часов,

Вдали раскат стихающего грома. Неузнанных и пленных голосов

Мне чудятся и жалобы и стоны, сужается какой-то тайный круг,

Но в этой бездне шепотов и звонов встаёт один все победивший звук.

^ Так вкруг него непоправимо тихо, что слышно, как в лесу растет трава,

Как по земле идет с котомкой лихо. Но вот уже послышались слова

И легких рифм сигнальные звоночки, - тогда я начинаю понимать.

И просто продиктованные строчки ложатся в белоснежную тетрадь.

Но кем продиктованные строчки? - Поэтесса получила в свою очередь время на владение каналом к Акаше, и строчки появляются, как неизвестно кем надиктованные. Сомневаться не приходится: сами мы ничего не сочиняем, – нам или диктуют свыше, или: ничего вообще не получается. Потом поговорим об этом подробней.




следующая страница >>