velikol.ru
1

МДОУ детский сад №17 «Аленка»


Сообщение на ГМО «Я –психолог» на тему:

« Функции детской игрушки и ее использование педагогом-психологом в игровых и здоровьесберегающих технологиях»


Педагог- психолог: Галышева И.В.


Серпухов 2012г.

Функции детской игрушки и ее использование педагогом-психологом в игровых и здоровьесберегающих технологиях»


1. Функция игрушки в развитии ребенка

Педагог-психолог должен знать, что ребенок не сразу нау­чается отличать «игрушки» от «неигрушек». До 2 лет он пытается играть со всеми попадающими в его поле зрения предметами.

Обычно появление первой «неигрушки» связано с пери­одом приучения к туалету. Горшок — первая «серьезная вещь» в жизни ребенка, с которой явно играть нельзя. С этого момента ребенок сам начинает различать, что есть игрушка и что есть — «неигрушка». И тогда мир вещей рас­падается для ребенка на две части: предметы, с которыми он может взаимодействовать только по правилам, то есть «как нужно взрослым», и предметы, с которыми он может взаимодействовать по собственному желанию, то есть как нуж­но ему самому. Этот второй мир предметов, сопричастный желаниям ребенка, обладает удивительными свойствами.

^ Основные функции

1. Мно­гие труднопереносимые для ребенка переживания игрушка делает преодолимыми. Например, ребенку, отлученному от тела матери трудно заснуть одному, ведь родительское: «Иди спать» означает — «Оставайся в одиночестве, я тебя покидаю», или, что то же самое, «ты мне больше не нужен, я не хочу быть с тобой». Большинство детей сами находят выход, укладываясь спать вместе с мягкой игрушкой, замещающей тем самым отсутствующее тело матери и создающей иллюзию присут­ствия «друга».


2. При игре с материалом («в песочек», «по­строить и разрушить» кубики, с водой, с наполнением сосудов и выливанием воды и т.д.) происходит принятие ребенком первых правил.

Это «про­игрывание» на внешних предметах с «гаран­тированным успехом», с ощущением собственной власти над этими предметами. Одновременно при игре с материалом удовлетворяется и принятие первых правил, и протест против них. Ведь «строит» ребенок что-то по правилу или «по форме», но, построив, может и разрушить, тем самым проявив протест против правила.

Например, педагог не запрещает ре­бенку разрушить построенный им домик из кубиков, но яв­но расстраивается, переживает, когда он делает это, го­воря: «Бедный домик! Такого рода вы­сказывания педагогов, вызванные наилучшими намерениями, мо­гут вызвать прямо противоположный эффект: ребенок может усвоить запрет на разрушение неодушевленных предметов и игрушек и перенести агрессивные импульсы на сверстни­ков и взрослых.

Каждый воспитатель мог наблюдать детей, чрезвычайно бережно обращающихся с игрушками и агрес­сивно, порой жестоко обращающихся с животными и ровес­никами. Поэтому на этой фазе чрезвычайно важно сформи­ровать у ребенка правильные представления о том, на что может быть направлено деструктивное (разрушительное) действие, а на что — не может.


3. На стадии ролевой игры ребенок делает очень важное открытие – он обнаруживает магическую функцию игрушки: одна и та же игрушка может выступать в совер­шенно различных качествах. Этой магической функции игрушки ребенка никто не учит — он ее открывает сам. С одной стороны, с, помощью игрушки можно выполнять те же действия, что и взрослый (например, из тарелки кормить куклу) и этим действиям ребенок учится, подражая взрослым. Но, с другой стороны, игрушки могут переживать чудесные трансформации: ту же тарелку можно назвать лодкой и отправить в плавание.


4. Игрушки позволяют ребенку изжить и отреагировать свои чувства, а при грамотном использовании психолога победить травмиру­ющее событие.


5. С помощью игрушек формируются адекватные полоролевые стере­отипы поведения, например, в игре с куклами девочки воплощают инстинкт материнства.

^ Игрушка и полоролевое воспитание

Ре­бенок, не сформировавший адекватные полоролевые стере­отипы поведения, неизбежно столкнется с трудностями об­щения со сверстниками как своего, так и противоположного пола и постепенно начнет испытывать неуверенность в себе.

В последнее время среди педагогической и психологической общественности возникают дискуссии о целесообразности военных игрушек для мальчиков и игрушек типа «куклы Барби» для девочек.

Некоторые родители, например, боятся, что их сыновья, играющие с военными игрушками, развивают в себе жес­токость.

Для ребенка 4—6 лет еще не существует понятий о смерти и убийстве во взрослом смысле слова, но при условии, что он не играет в военные игры за компьютером вместе со старшим братом. Военные игрушки симво­лизируют в этом возрасте романтическое отношение к мужеству и героизму, ведь играя с военными игрушками, маль­чик присваивает зафиксированный в мифах, сказках и дру­гих феноменах культуры образец мужества, присущего бла­городному герою, отстаивающему позитивные ценности. Если игра организована именно так. Оружие, например, волшебный меч или лук, является ос­новным, доступным для использования в игре ребенка ат­рибутом такого героя. Поскольку другие его атрибуты и признаки (например, физическую силу) он присвоить пока не может, то игрушечное оружие становится единственным знаком, средством, позволяющим «стать» в моменты игры «богатырем» или «рыцарем».

Но чаще мальчики сейчас играют в черепашек, пауков, но не богатырей. Поэтому психолог должен это взять на заметку (при проведении родительских собраний, при консультативной работе и т. д.)

Столь же пристальный интерес педагогической об­щественности вызывает и кукла Барби, крайне непохожая на привычных «пупсиков» и «малышей».

Игра с «пупсиком» или «малышом» позволяет девочке освоить роль матери, ухаживающей за ребенком.

Некоторые психологи считают, что, это важный компонент женской роли, но — не единст­венный. Другой, не менее важной стороной женской роли, предъявленной, кстати, уже восприятию девочки 4—5 лет, является роль «красавицы». Запрет на удовлетворение этой потребности якобы неизбежно исказит развитие девочки, внесет раскол в ее сознание, создаст чувство собственной неадекватно­сти. Ведь в сказках принцы женятся на прекрасных принцессах, с которыми, естествен­но, отождествляет себя девочка в своих фантазиях. Таким образом, запрет на игру в красавицу —- это запрет на дет­скую фантазию о красоте и счастье.?????

Однако…. - Многие детские психологи протестуют. Они считают, что формирование «здоровой сексуальности» у детей до 16 лет называется растлением, в том числе и интеллектуальным, это преступно и карается законом.

Так же известно, что пропорции Барби вызывают у девочек стойкое недовольство своей фигурой - комплекс неполноценности, приводящий к неврозу.

В девочках дошкольного возраста силен инстинкт материнства, он находит свое воплощение в игре с куклой. Поэтому в этом возрасте лучше не покупать Барби. Ведь Барби - это псевдоидеальная модель женщины, секс-символ общества потребления, чудовищная духовная подмена архетипа Матери.

Ее можно одевать, раздевать, приобретать все новые вещи для нее. Через Барби транслируется образ жизни - бесконечные наряды, развлечения, смены партнеров. Какой образ жизни транслируется через эту игрушку детям-дошкольникам? Примеры. Это не то маленькое беззащитное существо, которое хочется нянчить, кормить, укладывать спять, лечить.

Кукла в этом возрасте должна акцентировать внимание ребенка не на «красоте», а в первую очередь на чувствах заботы. Потому что именно этот возраст сензетивен в отношении формирования этих чувств.

 


Использование игрушки педагогом-психологом в игровых и здоровьесберегающих технологиях


^ Психолого-педагогические технологии здоровьесбережения и игровые технологии в работе психолога тесно связаны и переплетены между собой.

Например, использование игровых технологий, игровых обучающих программ часто позволяют снять эмоциональное напряжение. Эти технологии в работе психолога также позволяют решить одновременно несколько различных задач: обеспечить психологическую разгрузку детей, дать им сведения развивающего и воспитательного плана, побудить к активизации самостоятельной познавательной деятельности, провести диагностические и коррекционные мероприятия и т. п.

Без использования игровых технологий немыслима работа психолога в детском саду. При применении данных технологий педагогом-психологом используются разнообразные игрушки. Игра для ребенка-дошкольника – это символический язык для самовыражения. Манипулируя игрушками, ребенок может показать, как он относится к себе, к значимым взрослым, к своим сверстникам, к событиям в своей жизни и др.

Игровые технологии в работе психолога применяются с целью:

  • диагностики

  • оказания первичной психологической помощи

  • в процессе краткосрочной и долгосрочной коррекционной работы психолога

Психологический смысл игровой коррекции как вида игровой технологии

Игра (взаимодействие с игрушками) является не только основной деятельностью до­школьника, в которой он овладевает разнообразными навыками и новыми формами поведения, но и выступает как форма своеобразной аутопсихотерапии ребенка. Это происходит потому, что в игре ребенок может вернуться к трав­мирующим переживаниям своей жизни или к обстоятель­ствам, в которых он не достиг успеха, и в безопасной для себя ситуации, находящейся полностью под его контролем, заново проиграть то, что причиняло ему боль, расстроило или напугало.

Основной психотерапевтический механизм такой игры состоит в том, что повторение действия без травмирующего эмоционального «аккомпанемента» приво­дит к угасанию болезненного аффекта. Этим и объясняется то, что в играх дети нередко возвращаются к малоприятным обстоятельствам своей жизни.

Цель игровой коррекции в том, чтобы «дать» возможность ребенку прожить в игре волнующие его ситуации при полном внимании и сопереживании взрослого.

^ Изжив и отреагировав свои чувства, дети не захотят возвращаться к травмиру­ющему событию.

В наше время принцип отреагирования аффекта в игре использовался для психологической помощи детям, пере­несшим землетрясение в Армении и в ряде других случаев (взрывы домов и др.).

Игра совершалась в противне с песком, на котором стояли модели домов, машины, мосты и пр. Тряся противен с песком, дети разрушали постройки, подражая при этом голосом гулу землетрясения.

ПЕСОЧНАЯ ТЕРАПИЯ – это особый метод психотерапии, возникший в рамках аналитической психологии. Это способ снятия внутреннего напряжения, который повышает уверенность в себе и открывает новые пути развития. Песочная терапия дает возможность прикоснуться к глубинному Я, восстановить свою психическую целостность.

При применении песочной терапии ребенок (а иногда и взрослый) строит собственный мир в миниатюре из песка и небольших фигурок. Ребенок выражает на песке то, что спонтанно возникает в течение занятия.

В процессе работы, ребенок может смешивать песок с водой, если ему необходимо сформировать холмы, горы, или создать различные влажные ландшафты, например, болото. В работе используется множество миниатюрных фигур: людей, животных, деревьев, зданий, автомобилей, мостов, религиозных символов, и еще много другого. Такое множество фигур и материалов необходимо для того, чтобы дать ребенку стимул создавать собственный мир.

Особенно рекомендуется использовать песочную терапию для детей с ЗПР. Пример: д/с №26.


^ ИГРОВАЯ КОРРЕКЦИЯ - наиболее естественная и эффективная форма работы с детьми, в процессе игры. Этот подход применяется для того, чтобы помочь детям проработать их психологические проблемы и эмоционально травмирующие переживания или преодолеть поведенческие проблемы и сложности развития. В процессе игры с психологом ребенок начинает лучше понимать свои чувства, развивается способность к принятию собственных решений, повышается самооценка, коммуникативные навыки. 
Занятия должны проходить в специально оборудованной игровой комнате: индивидуально и в группах. Игрушки подбираются специально: кукольные домики, различные куклы, машинки, маски, кукольный театр, стол для игры с водой и песком (если это песочная терапия), игрушечные животные, конструкторы и т.д. Игра ребенка происходит под наблюдением и ненавязчивом участии психолога, который в процессе игры выявляет проблемы ребенка и их причины и помогает ему справиться с ними. Психолог зачастую привлекает к игре родителей ребенка, если необходимо научить родителей играть с ним или улучшить их взаимодействие.


Указанные свойства детской игры делают ее в руках опытного педагога- психолога действенным средством психологической помощи ребенку. Правильно подобранные игры могут помочь ребенку изжить свои пси­хотравмы, преодолеть страхи, скомпенсировать последст­вия нарушенных отношений в семье и овладеть новыми способами поведения, которые он не может освоить без целенаправленной помощи взрослого.

Жизненный опыт ребенка гораздо больше, чем то, что он сможет выразить словами, поэтому он использует игру, чтобы выразить символами то, что он переживает. Игра позволяет ребенку опробовать в безопасной ситуации различные способы поведения.


М.Э. Вайнер в книге «Игровые технологии коррекции поведения дошкольников» описывает различные технологии работы с детьми, требующими коррекции поведения. Сама терминология игровая терапия и игровая коррекция подразумевают применение здоровьесберегающих технологий.


^ Символизм детской игрушки и ее использование

в игровой коррекции

Для этого мы, как психологи, должны осознавать скры­тые психологические ресурсы, содержащиеся в обычных иг­рушках, которыми играют дети.

Для проведения коррекционной игры психологу достаточно набора из 10—12 игрушек, имеющихся в любой группе детского сада. Важно только, чтобы этот набор включал все основные типы игрушек: большие и маленькие иг­рушки, изображающие людей; большие и маленькие мягкие игрушки; пластмассовые игрушки, изображающие людей, животных и сказочных персонажей; машинки и другие транспортные средства; игрушки, пригодные для строи­тельства (кубики, пирамиды, разборные домики); абстракт­ные игрушки (кубы, шарики, веревки). Достаточно, если в основной набор войдут по 1—2 игрушки из перечисленных типов. Наличие чрезмерно большого количества игрушек только затрудняет их выбор ребенком дошкольного возраста.

В специально организованной коррекционной игре педагог-психолог ставит своей целью разыграть и в итоге конструктивно разрешить какой-либо из актуальных, осознаваемых или бессознательных эмоциональных конф­ликтов ребенка. В этом качестве психокоррекционная игра выступает и в качестве средства диагностики эмоциональ­ных конфликтов ребенка.

Психолог зачастую привлекает к игре родителей ребенка, если необходимо научить родителей играть с ним или улучшить их взаимодействие. Поскольку основным объектом привязанности дошколь­ника является его мама, воспитателю желательно пригла­сить маму ребенка или заменяющее ее лицо (если, напри­мер, ребенок воспитывается бабушкой или старшей сест­рой) для совместного участия в коррекционной игре.

Прежде чем описать основные психодиагностические и психокоррекционные процедуры, остановимся на главных символических характеристиках перечисленных выше типов обычных игрушек.


^ Игрушки, изображающие людей. Следует прежде все­го обратить внимание на размер игрушки, выбранной ребен­ком, в сравнении с другими игрушками того же типа.

Чем больше выбранная ребенком игрушка, тем большее значение ребенок придает персонажу, который она призва­на изображать.

Обычно дети выбирают самую большую и красивую игрушку себе, вторую по размеру отдают матери, а самую маленькую — психологу. Если зависимость обратная, т.е. ребенок выбирает для себя игрушку меньшую и менее красивую (привлекатель­ную), чем дает участвующим в игре взрослым, то это может свидетельствовать как о невротически сниженной само­оценке, так и о влиянии на ребенка родительских директив типа «Не проси, чего хочешь», «Не живи», «Не будь лиде­ром», о которых будет рассказано в следующем разделе.

Если психолог изначально задаст ребенку выбор фигурок в виде животных для членов семьи, то ребенок создаст метафору, которая даст точное понимание того, что происходит в семье. ПРИМЕР: бабушка –кабан, папа- ежик, а я и мама – змейки, сестренка - обезьянка.


^ Большие и маленькие мягкие игрушки.

Они выступают в качестве заменителя тела матери, или, по терминологии известного психоаналитика Винникота, транзиторного, т.е. переходного, объекта.

Потребность выбирать такие игрушки обусловлена же­ланием компенсировать дефицит тактильного, телесного контакта и других форм невербального эмоционального об­щения со взрослым, значимым для ребенка. Отметим, что ту же потребность ребенок удовлетворяет в общении с до­машними животными — кошками и собаками.

При этом в общении с кошками и маленькими комнат­ными собачками на первый план выступает именно потреб­ность в тактильном контакте, а при общении с крупными собаками, типа овчарок, сенбернаров и ньюфаундлендов, на первый план выступает потребность в старшем защит­нике, которому, в отличие от родителей, ребенок может отдавать приказания сам.

Если ребенок выбирает для себя маленькую мягкую иг­рушку, а матери дает большую, то это отражает нормаль­ную для этого возраста потребность в эмоциональном кон­такте и зависимости.


^ Пластмассовые игрушки, изображающие людей, жи­вотных и сказочные персонажи. В психокоррекционной игре типа «разыграй сказку» они обычно используются ре­бенком в качестве второстепенных персонажей.

Если игрушка изображает конкретного сказочного героя и содержание сказки известно ребенку, то с таким пер­сонажем ребенок связывает ожидания, аналогичные роли этого героя в сказке. Поэтому тот человек, который полу­чает «героическую» игрушку от ребенка, обязан, по его мнению, оправдывать соответствующие ожидания, напри­мер, как от героя или спасителя.

Следует также помнить, что в культуре, сказках и мифах определенным животным соответствуют определенные «черты характера». Например, заяц труслив, медведь си­лен, волк — злой, лиса — коварная и хитрая, олень —муже­ственен и благороден.

Обратите также внимание на выражение «лица» и позу игрушки. Она может выражать растерянность и зависи­мость или, наоборот, энергию и готовность к действию. Все эти характеристики бессознательно приписываются ребенком тому персонажу, которого данная игрушка будет представлять в разыгрываемой сказке.

^ Машинки и другие транспортные средства. Они ис­пользуются ребенком для обеспечения сюжета игры, а мальчиками, кроме того, и для подчеркивания своей идентичности (наряду с «военными» игруш­ками).

^ Игрушки, пригодные для строительства. Они привле­каются ребенком для создания предметной среды разыг­рываемого сюжета, а также для отреагирования деструктивных импульсов («построить и разру­шить»).

^ Абстрактные игрушки. Используются, в основном, в ма­гической функции «волшебных» игрушек, а также как стро­ительный материал или как замещение любого недостаю­щего для игры предмета (персонажа).

^ Приемы игровой технологии «Разыграй сказку».

Самой удобной формой игры, которую можно исполь­зовать как для психодиагностики, так и для психокоррек­ции, является игра типа «разыграй сказку».

Психолог приглашает для участия в игре ребенка, его маму или заменяющее ее лицо. Возможно также участие в игре других близких ребенку—-его папы, братьев и се­стер и др.

Собрав всех участников игры, психолог предлагает ребенку самостоятельно придумать сказку, разыграть ее при помощи имеющихся в комнате игрушек (как в куколь­ном театре) и распределить роли в игре, раздав каждому участнику по игрушке и не забыв при этом себя и психолога.

Подчеркнем, что сказку надо именно придумать, а не разыгрывать уже известную.

Целью первого этапа игры является выяснение на сим­волическом материале структуры семейного взаимодейст­вия, типичных форм контакта ребенка с ближайшим окру­жением. Это достигается посредством анализа следующего материала.

  1. Какую игрушку ребенок выбирает себе и какие раз­дает остальным участникам.

  2. Каков сюжет придуманной ребенком сказки и как она заканчивается.

  3. Какие способы разрешения проблем выбирает ребе­нок в ходе игры (агрессия, пассивность, запрос о помощи, бегство, волшебные превращения и др.).

4. Как родители контролируют деятельность ребенка
(блокируют его инициативу, предоставляют свободу дей­ствия, пытаются играть вместо него и пр.).

На этом этапе педагог-психолог не должен вмешиваться в сюжет придуманной ребенком сказки. Он, так же как и мама, — лишь исполнитель полученной от ребенка роли. Психолог также должен следить, чтобы никто не подменял разыгрывание сю­жета с использованием игрушек-персонажей рассказом о действиях своего персонажа. В ходе игры игрушки должны двигаться, сталкиваться, взаимодействовать друг с другом.

Психолог также должен контролировать, чтобы мать воздерживалась от оценок сюжета, придуманного ребен­ком, и предлагаемых им действий («Это глупо», «Разве так бывает?», «Как тебе не стыдно?» и т.д.), а также не пы­талась бы направлять воображение и действия ребенка («Давай лучше так», «Возьми лучше вон ту игрушку» и т.д.). Иногда этого бывает трудно достичь, поэтому маме надо сразу объяснить, что на этом этапе игры инициатива дол­жна принадлежать только ребенку.

На втором этапе игры, после того, как выяснена и на­глядно продемонстрирована для матери основная форма поведения ребенка, внушающая беспокойство, например, агрессивность в разрешении конфликтов или неготовность постоять за себя, которые всегда проявляются в игровом материале такого типа, можно проиграть придуманную сказку еще раз, но с изменениями.

Эти изменения могут касаться смены ролей и персона­жей или же изменения способа действия главного героя в том же сюжете. Например, если пассивный, замкнутый ребенок придумывает сказку, в ходе которой главный герой торжествует из-за того, что ему удалось убежать от опас­ности, можно предложить разыграть эту сказку еще раз, но так, чтобы ребенок придумал иной способ реакции на угрозу помимо бегства. Например, обратиться за по­мощью к друзьям или обезвредить врага при помощи вол­шебного средства.

Если ребенок, не владеющий никакими иными способами реакции на угрозу помимо бегства и изоляции, овладеет но­выми способами поведения в игре, в безопасной для себя ситуации под руководством значимых взрослых, то ему будет проще применить эти способы в реальности.

Очень важно рекомендовать матери повторять эти игры дома, научить ее правильно играть с ребенком. ^ Ведь многие родители просто не умеют организовать игру ребенка дома, занимая его время компьютером или телевизором.

Иногда игра «разыграй сказку» помогает выявить при­чины симптомов, вызванных скрытой психологической трав­мой.

Пример: Воронов Саша.


Игровые и здоровьесберегающие технологии в работе психолога могут осуществляться не только в действии с игрушками, но и при обсуждении сказки как придуманной ребенком, так и прочитанной взрослым (сказкотерапия), при обсуждении сновидения (т.е. в плане воображения и речи), а также в ходе рисования и другой продуктивной деятельности (арттерапия).