velikol.ru
1

Сценарий внеклассного мероприятия «Дети войны»

разработал учитель начальных классов МКОУ «Тягунская сош»

Заринского района Алтайского края

Замятина Римма Анатольевна


Цель: Привлечь внимание детей к истории Великой Отечественной войны, познакомить со сверстниками времён Великой Отечественной войны, воспитывать любовь к Родине, чувство патриотизма, гордости за своих сверстников в далёкие военные годы.


Оборудование: компьютер, мультимедийный проектор, экран. Слайдовая презентация «Дети войны», видео «Блокада Ленинграда», mp3 «Вставай, страна огромная!», «Минута молчания. Метроном», «Дети войны» И. Резника.


^ Ход занятия:

Мероприятие начинается с песни «Вставай, страна огромная»

- Ребята, что вы почувствовали, слушая эту песню?

- Какому великому событию посвящена данная песня? Что вы знаете о Великой Отечественной войне?

- Чаще всего мы вспоминаем о взрослых участниках и героях Великой Отечественной войны, забывая о том, всегда рядом со взрослыми находились и дети. «Дети войны»… Какие страшные два слова... Два совершенно несовместимых слова...

- Понятие «дети войны» довольно объёмное. Всех детей войны очень много — их мил­лионы, начиная с тех, чьё детство оборвалось 22 июня 1941 года и, кончая теми, кто родился впервые дни мая 1945 года. Все родившиеся в эти годы могут с полным основанием называться деть­ми войны. Сегодня мы познакомимся с вашими сверстниками, только сверстниками из прошлого. Слайд 1.

Мы дети войны.

Нам с пелёнок досталось

Познать беспределы невзгод.

Был голод. Был холод. Ночами не спалось.

От гари чернел небосвод.

От взрывов и плача земля содрогалась.

Не знали мы детских забав.

И летопись лет страшных в память вписалась.

Боль, отклик у Эха нашла.

- Можно спросить: что героического в том, чтобы в пять, десять или двенадцать лет прой­ти через войну? Что могли понять, увидеть, запом­нить дети? Многое! Вглядитесь в эти лица… (Слайды 2, 3) Голодные, холодные, оставшиеся без крова, без родителей… Сколько страданий на детских лицах, обречённости… Вслушайтесь в воспоминания детей войны:

Из воспоминаний ^ Валентины Ивановны Потарайко: "Мне было 5–6 лет. На Урал нас везли в товарных поездах вместе со скотом. На какой-то небольшой станции фашисты разбомбили поезд, загорелись вагоны. Все вокруг смешалось: метались из стороны в сторону люди, плакали дети, ржали лошади, мычали коровы, визжали свиньи. Мою старшую сестру Нину осколком ранило в лицо. Из ушей и раздробленной челюсти хлестала кровь. Средней сестре Тамаре пули попали в ногу, мать была смертельно ранена. На всю жизнь я запомнила эту картину. С убитых снимали теплую одежду и обувь, а потом их сваливали в общую могилу. Я кричала: "Дядя, не надо мою маму!" Сестер увели, чтобы оказать им медицинскую помощь, а я сидела возле матери, которую положили на опилки. Дул сильный ветер, опилки засыпали ее раны, мама стонала, а я вычищала ей раны и просила: "Мама, не умирай!" Но она умерла. Я осталась одна".


Воспоминания ^ Виноградской И.А. « … ели хлеб, мороженую картошку, пили чай из морковки. Даже очистки от картошки не выбрасывали, а использовали для приготовления оладьев».


^ Кена Петровна Черная. "Мне было всего четыре года, – говорила она, – когда началась война, я помню, как пыталась спрятаться под столом во время артобстрелов и бомбежек и ждала маму, а мама приходила и говорила: "Хлеба нет, машину с хлебом разбомбили". И так каждый день…».


Вспоминает ^ Евгений Васильевич Попов: «Мне было 8 лет, когда началась война. Жили в селе, мужиков забрали в армию, остались три старика, женщины и мы – дети. Стояла сенокосная пора. И мы, восьмилетние, гребли сено, ставили стога, убирали урожай и заготавливали дрова для себя и школы. Было не до игр и не до сна, работали  и ходили в школу…»


^ Лидия Степановна Скибицкая:  «…мне шел пятый год… Постоянно хотелось есть, летом съедали все, что росло в огороде, не дав овощам вырасти. Зимой была картошка и капуста,  хлеба не видели. В школу ходили до снега босиком, одежда была штопанная, перештопанная».


^ Валентина Федоровна Рагозина: «Военные зимы холодные и голодные. Ранней весной перекапывали огороды, выбирали потерянный осенью картофель, который мыли, терли и пекли из него лепешки, их называли «тошнотики». Копали корни саранок, ели молодую осоку и багульник. В школе писали на старых книгах и газетах, читали при открытых печных дверцах».


- Тяжело было всем, но с первых дней войны у детей было огромное желание хоть чем-нибудь помочь фронту. В тылу дети изо всех сил помогали взрослым во всех делах: участвовали в противовоздушной обороне – дежурили на крышах домов во время вражеских налетов, строили оборонительные укрепления, собирали черный и цветной металлолом, лекарственные растения, участвовали в сборе вещей для Красной Армии, работали на воскресниках.

- Сутками трудились ребята на заводах, фабриках и производствах, встав за станки вместо ушедших на фронт братьев и отцов. (Слайды 4-6) Дети трудились и на оборонных предприятиях: делали взрыватели к минам, запалы к ручным гранатам, дымовые шашки, цветные сигнальные ракеты, собирали противогазы.

Война. Страшней нет ничего на свете,

«Для фронта всё!» — девиз страны таков,

Трудились все: и взрослые, и дети

В полях и у мартенов, у станков.

Станки «малолетки», как крепости брали,

На цыпочки встав во весь рост.

И навыки взрослых они обретали.

Со всех одинаков был спрос.


- Работали в сельском хозяйстве (Слайд 7), выращивали овощи для госпиталей. В школьных пошивочных мастерских пионеры шили для армии белье, гимнастерки. Девочки вязали теплые вещи для фронта: варежки, носки, шарфы, шили кисеты для табака.

- Довольно массовым явлением армейской жизни было «усыновление» мальчишек и девчонок военны­ми госпиталями. Если госпиталь находился в райо­не боевых действий, то его специализацией было лечение легкораненых бойцов. В этих военно-поле­вых госпиталях медперсонал подвергался почти та­кому же риску, как и бойцы на передовой. Меди­цинского персонала хронически не хватало. Врачи и медсестры зачастую работали сутками без отдыха, и помощь детских рук здесь была востребована чрезвычайно. Дети хорошо справлялись с этой нелёгкой рабо­той. (Слайд 8) Ребята помогали раненым в госпиталях, писали под их диктовку письма родным, ставили для раненых спектакли, устраивали концерты, вызывая улыбку у измученных войной взрослых мужчин.

- Дети войны, чьи детские судьбы пересеклись с войной напрямую. Многие из них были настоящими героями. Среди защитников Родины были и дети. Дети, попавшие на фронт, или воевавшие в парти­занских отрядах. Таких мальчишек-подростков назы­вали «сыновьями полков». (Слайды 9-11) Они воевали наравне с взрослыми воинами и даже совершали подвиги. Некоторые, повторяя подвиг Сусанина, заводили от­ряды врагов в непроходимые леса, в болотные тря­сины, на минные поля.

- Девочки тоже активно участвовали в подпольной и партизанской борьбе на оккупированной территории. Пятнадцатилетняя Зина Портнова приехала из Ленинграда к родственникам в 1941 г. на летние каникулы в деревню Зуй Витебской области. Во время войны стала активной участницей антифашистской подпольной молодёжной организации «Юные мстители». Работая в столовой курсов переподготовки немецких офицеров, по указанию подполья отравила пищу. Участвовала в других диверсиях, распространяла листовки среди населения, по заданию партизанского отряда вела разведку. В декабре 1943 г., возвращаясь с задания, она была арестована в деревне Мостище и опознана предателем. На одном из допросов, схватив со стола пистолет следователя, застрелила его и ещё двух гитлеровцев, пыталась бежать, но была схвачена, зверски замучена и 13 января 1944 г. расстреляна в тюрьме г. Полоцка. Посмертно ей присвоено звание Героя Советского Союза.

- Но ведь девочкам впору в куклы было играть, а они сражались с солдатами вермахта!


- Пионерами-героями назва­ны 56 человек. Среди них высшего звания Героя Советского Союза были посмертно удостоены чет­веро: Валя Котик, Зина Портнова, Лёня Голиков, Ма­рат Казей. Эти имена хорошо известны людям старшего поколения. Погибшим героям, кроме Лёни Голикова, было всего 13-14 лет. Десятки тысяч де­тей были награждены орденами и медалями за различные боевые заслуги. (Слайд 12)

 

Как зрелые воины, дети сражались.

Кто шёл в партизаны из нас.

И горели лица их отвагой.

И глаза светились их огнём.

Прибавлялись годы на бумаге.

Детям были пули нипочём.

Трудные задачи выполняя,

Шли они в разведку, рвались в бой,

Бой вели, наград не ожидая.

Был любой мальчишечка герой!


- Теряли родителей, братьев и сестер. (Слайды 13-15) Иногда напуганные дети по нескольку дней сидели рядом с холодными телами погибших матерей, ожидая решения своей участи. В лучшем случае их ждал советский детдом (Слайд 16) , в худшем – в фашистские застенки.

- Война отучила этих детей плакать. Вспоминает Валентина Ивановна Потарайко: "Когда наш эшелон разбомбили, мы попали в руки немцев. Фашисты выстраивали детей отдельно, взрослых отдельно. От ужаса никто не плакал, смотрели на все стеклянными глазами. Мы четко усвоили урок: заплачешь – расстреляют. Так на наших глазах убили маленькую девочку, которая кричала без остановки. Немец вывел ее из шеренги, чтобы все видели, и пристрелил. Все поняли без переводчика – плакать нельзя".

- Вот так просто угасали жизни. Фашистские нелюди стреляли в детей ради забавы, чтобы посмотреть, как ребятишки в страхе разбегаются, или выбирали себе живую мишень, чтобы поупражняться в меткости. Ведь ребенок не может работать, пользы от него никакой, значит, можно убивать безнаказанно.

(Слайд 17)

Их гнали фашисты по пыльным дорогам.

И в рабство везли их, как скот.

- Из воспоминаний ветерана войны, участвовавшего в освобождении узников Освенцима. (Слайды 18-21)

«…Увидели детей. Они походили на стайку побитых птиц. Рукава не по росту полосатых затасканных, грязных лагерных курток свисали с худеньких плеч и были похожи на подстреленные крылья. В глазах - испуг. Ни улыбок, ни даже спокойного взгляда. Ма­ленькие старички».

Дети войны, и веет холодом.

Дети войны, и пахнет голодом.

Дети войны, и дыбом волосы.

На чёлках детских — седые волосы.

Земля омыта слезами детскими.

Детьми советскими и несоветскими.

Какая разница, где был под немцами?

В Дахау, Лидице или в Освенциме?

Их кровь алеет на плацах маками.

Трава поникла, где дети плакали.

Дети войны, боль и отчаяние.

И сколько надо им минут молчания?


- Одним из самых страшных преступлений нацистов является заточение и истребление бесчисленного множества детей в концентрационных лагерях на территории Германии и в захваченных странах. До­казано, что в одном только Освенциме в газовых каме­рах погибло около миллиона маленьких узников. Многие дети погибали также от голода, пыток, медицинских экс­периментов и инфекционных заболеваний.


(Слайд 22)

- Когда началась блока­да, в Ленинграде, помимо взрослого населения, оста­валось 400 тысяч детей. Юным ленинградцам при­шлось нести свою долю тягот и бедствий блокад­ного Ленинграда. Блокадные мальчики и девочки были достойными помощниками взрослым. Они занимались расчисткой чердаков, тушили «зажигал­ки» и пожары, ухаживали за ранеными, выращивали овощи и картофель, работали на заводах и фабри­ках. И они были равными в том поединке благород­ства, когда старшие старались незаметно отдать свою долю младшим, а младшие делали то же са­мое по отношению к старшим. Сотни юных ленинг­радцев были награждены орденами, тысячи — меда­лями «За оборону Ленинграда».

 

^ Показ видеоролика «Блокада Ленинграда».

Пауза, где показан дневник Тани Савичевой.

- Эту девочку звали Таня Савичева. Она была ле­нинградской школьницей, вашей ровесницей. 900 дней и ночей город на Неве был оторван от Боль­шой земли — он находился в блокаде. На жителей обрушился жесточайший голод. Единственным про­дуктом питания был хлеб. Чёрный, наполовину из отрубей, иногда даже с примесью опилок, но и его не хватало. Суточная норма в декабре 1941 года со­ставляла 250 граммов для рабочих, всем остальным — 125 граммов. То есть ребёнок получал вот такой кусок хлеба (показывает кусок чёрного хлеба весом 125 граммов) — это была суточная норма. Ленинградские дети и взрослые гибли от бомбё­жек и артобстрелов, от холода и голода. Вот стра­нички из дневника, который вела Таня Савичева.

 «Женя умерла 28 декабря в 12.30 часов утра. 1941 год». Женя — это сестра Тани. «Бабушка умер­ла 25 января в 3 часа. 1942 год».

«Лёка умер 17 марта в 5 часов утра. 1942 год». Лёка — это брат Тани.

«Дядя Вася умер 13 апреля в 2 часа ночи.  1942 год».

«Дядя Лёша, 10 мая в 4 часа дня. 1942 год».

«Мама, 13 мая в 7.30 часов утра 1942 года».

«Умерли все»

«Осталась одна Таня»


- Но в то же время это ещё день памяти и скорби по миллионам погибших воинов и мирных людей, которые стали жертвами той страшной и кровопролитной войны.

Давайте почтим их память минутой молчания.

Музыка - Минута молчания. Метроном.

- «Ах, война, что ж ты сделала, подлая...» За долгих четыре года, которые продолжалась Великая Отечественная война, дети, от малышей до старших школьников, сполна испытали все её ужасы. Война каждый день, каждую секунду, каждый сон и так на протяжении почти четырёх лет. А ведь война в сотни раз страшнее, если видеть ее детскими глазами. И никакое время не сможет вылечить раны от войны, тем более детские.

Мероприятие заканчивается песней «Дети войны»

в исполнении Ильи Резника