velikol.ru
1

«А ведь могла! Должна была спросить!»

Совесть. Моя беспокойная совесть заставляет меня сегодня краснеть….Я, честное слово, не знаю, сколько моих родственников побывало на Великой народной священной войне. Да. Мне стыдно, что я не спросила у прадедушки , пока он был жив. А ведь могла! Должна была спросить! Хотя он не любил рассказывать о войне, а если уж мы, правнуки, слишком на него наседали, выбирал из памяти более мягкие моменты, хотя найти это было, наверное, нелегко. Я никогда не была у прадедушки дома, мне хватало общения с ним, когда он заходил, как он любил говорить, погостевать. Я любовалась его медалями и орденами, пересчитывала их по сто раз за его приход – и этого мне было достаточно. Моему младшему брату Вовочке награды очень нравились. Ещё бы! Блестят на солнце, звенят. «Кашиво!»-говорил он. А я почему-то их всегда боялась, и каждый раз придумывала новые страхи. Мне награды казались холодными и далёкими, как звёзды. Но звёзды завораживают своим холодным блеском, а награды… наверно, я подсознательно боюсь того, за что их выдали. Возможно, так и есть на самом деле. Своего прадедушку Александра Прокопьевича Аксинина я знала плохо, но любила так, как может любить ребёнок доброго, безумно щедрого, душевно красивого человека, не умеющего кричать на детей за то, что они разбили любимую чашку или подрались из-за какой-то мелочи. Дедушка Саша (мы называли его именно так) жил в Казахстане, и тех нескольких недель общения, подаренных судьбой и родителями, конечно, нам не хватало. Но мы тогда не понимали, сколько добра входит в наше сердце вместе с его засаленной старой фуфайкой, которой он прикрывал нас уснувших на рыбалке, вместе с немытым яблоком, сорванном в «дедасашином» саду. Мы стали понимать, чем владели, когда потеряли его навсегда! Поздно сегодня локти кусать – не достанем! А как бы хотелось сесть в переполненный вагон поезда и ехать, ехать.., считая вёрсты и время. Но поздно… И уже от этой безысходности злишься на себя, укоряя: «А ведь могла! Должна была спросить!»c:\documents and settings\дима\рабочий стол\изображение 019.gif

^ Аксинина Мария Сергеевна

Высокая награда Республики Беларусь.

В годы коллективизации семья Лидии Кузьминичны была выселена из Белоруссии в Казахстан. Летом 1941 года представилась возможность побывать на родине. Поехали туда с отцом и братом, а через неделю - война. Очень скоро немцы оказались в с. Люшнево Барановичской области. Сразу начались поборы. Фрицы тащили всё, что не успели спрятать подальше, требовали свежие продукты. Но всё это полбеды, беда наступила, когда немцы отловили мальчиков- подростков для отправки в Германию. Среди них оказался и старший брат Лиды. «Не поеду! Скорее умру!»- сказал мальчишка. И отец посоветовал: «Бегите с пацанами в лес!» Понемногу там организовали партизанский отряд, и смелый мальчик стал помощником командира, можно сказать, адъютантом. «Раньше думай о Родине, а потом – о себе!»- был девиз молодёжи, и дети жили по этому призыву. 11-летняя Лида распространяла листовки, помогала доставать бумагу для партизанской типографии, собирала и прятала оружие, чтобы потом передать в отряд. Маленькая девочка, для фрицев неприметная, однажды нарвалась на патруль, и на вопросы отвечала, что родители погибли, и родных никого нет. Полицаи приняли меры- высекли плетью с такой жестокостью, что несколько дней отлёживалась. В 44 отца не стало. Немцы, отступая, просто озверели. Старики детей прятали в печи, прикрывая заслонкой, но иногда и это не спасало. Все дороги были заминированы. Сколько солдат наших, сколько детей от мин пострадало.…e:\img809.jpg

Теперь уже 14-летняя Лида Райко сидела в госпитале вместе с другими девочками около тяжело раненых, обмывали, кормили, ремонтировали одежду, отгоняли крыс. А брат Леонид после освобождения Белоруссии пошёл на фронт и в Восточной Пруссии погиб за месяц до Победы. Лидия Кузьминична вернулась в Казахстан, вышла замуж, вырастила и выучила дочь, а когда в 77году муж умер, приехала в Стрежевой, где в больнице работала дочь. Мы подружились с Лидией Кузьминичной Головачёвой в юбилейный год и вместе с ней радовались высокой оценке её вклада в освобождении Беларуси от фашистов, награждению медалью и приглашению президента Республики Беларусь А.Лукашенко посетить места боевой славы партизанки Лидии Кузьминичны Райко (Головачёвой). С каждым днём ветеранов становится меньше, а нам так необходимо общение с ними. Мы нужны друг другу, потому что, не зная прошлого, трудно строить будущее. Грязнов Дмитрий Алексеевич

^ Вечная слава героям.

Никита Климантович,9«б» класс, школа №4

Я ещё помню лица моих прадедушки и прабабушки. Мы с дедушкой часто их навещали: дедушка что-нибудь ремонтировал и налаживал в доме стариков, а я слушал их рассказы о жизни. Прадедушка был особенно говорлив, рассказывал жизненные истории о далёком для меня времени – грозовых сороковых двадцатого столетия. Да. Дедушкины «старики» были просто потрясающими людьми! Они были оба героями труда. Этого высокого звания удостоены за труд в тылу фронта. Подростки, едва ли не круглосуточно нёсшие свою трудовую вахту «не ради славы, ради жизни на земле». У них была очень похожая юность, не знавшая красивых нарядов и заграничных путешествий, романтических встреч и прогулок при луне. Отработав свою десятичасовую смену (почему-то именно такую!), добирались домой и, часто даже не евши, падали, что называется замертво на кровать, забившись в глубоком сне. Молодость много терпит. Это потом откликнется на здоровье…В старости бабушка Таня страдала бессонницей и, даже у заснувшей глаза были полуоткрыты. Дедушка Толя, смеясь, говорил, что «она как ЦРУ не дремлет!» Потрясающе! Ведь у дедушкиных стариков даже имена были похожи: Толя и Таня. Для меня они были каким-то символом непоколебимости, упорства и настойчивости, веры в свою Родину – Советский Союз. Как я могу не любить и не помнить их, людей, сумевших до конца своих дней сохранить тепло души своей!?

Бабушкин отец прошёл почти всю войну. Немного не дошёл до Берлина. Уже в Германии получил тяжёлое ранение – граната разорвалась практически у его ног, оторвало ногу. К тому же ещё и осколками тело посекло… В госпитале встретил Семен победу. И только к осени добрался домой. Бабушка вспоминает, каким он был добрым отцом…

О наградах прадедушки я знаю только по его военному билету. Ни орден, ни медали не держал я в руках. Бабушка говорит, что было время, когда к ветеранам относились без должного почитания, и Солдатская Слава была приравнена к значку ГТО. Ну что ж, пословица права: что имеем – не храним, потерявши, - плачем.

В этом году мы отмечаем 68 годовщину Великой Победы. Я не оговорился. Именно МЫ отмечаем славную дату. И я уверен, герои Великой Отечественной войны не должны быть забытыми, ведь мы живём лишь потому, что поколение, родившееся сто лет тому, грудью закрыло страну от коричневой чумы – фашизма.

Слава Вам, храбрые!

Слава Вам, павшие!

Слава, бессмертные,

Всё живое спасшие!

^ Р.Рождественский. Реквием.

Из одного металла льют медаль за бой, медаль за труд. А.Твардовский.

-Ну и задачку задала нам сегодня учительница, - сообщил я громко на всю квартиру, вернувшись со школы.- Надо рассказать о ветеранах Великой Отечественной войны. А где я возьму ветерана? Не повезло нам с ветеранами, – продолжал я своё негодование,- у Серёжи, Димы, Никиты их даже по несколько, а у меня ни одного… -А ты про деда Толю Архипова напиши, - подсказал папа, он хотя и не родственник наш, но рос я вместе с его внуками, и история его мне хорошо знакома. Заодно и к нашим загляни, дед что-то приболел, может чего надо? И я помчал стрелой. Дедушку и бабушку я просто обожаю: добрее их никого на свете нет. «Вот повезло», - подумал я, когда увидел рядом с дедушкой соседа его, деда Толю. img_0816

– А, Матвей! Заходи, заходи, друг ситный. Давненько тебя не видал. Вырос, окреп, стал на деда похож. От гордости я даже ещё выше стал. А дедушке будто полегчало, и он попросил: - Давай-ка нам чайку, Матвей Игоревич. Мы с бабушкой вмиг накрыли стол, и все уселись чаёвничать. Я-то чай пью, а об одном только и думаю. – Дед Толя, а Вы на вону сами ушли, добровольцем, или вас призвали ?-наконец решаюсь я задать вопрос. –Я-то, Матвей, заявку сразу подал, да кто ж меня, пацана возьмёт. В 43, когда врага погнали, призвали и моих ровесников, нам уже 19 год пошёл. Погрузили нас в телячий вагон и повезли на курсы в Шульгинский военкомат Саратовской области. Через полгода я уже на Украине , Николаев освобождал. Оттуда моя военная служба началась. Слушаю я, рот разинув, напрочь о чае забыл. А деды друг перед другом о жизни толкуют.

–А уже после Дня Победы в переделку попал, - продолжает ветеран,- фашистов-то тогда ещё всех не разгромили. Встречались вооружённые отряды: кто в плен сдавался, а кто насмерть дрался. Устроили нам настоящую мясорубку. Среди них были и власовцы. Услышали русскую речь и в ответ-«сдаёмся». Сейчас разное о них говорят, а я, если честно, и тогда их не судил. Мы ведь понимали, что для них это был шанс вырваться из лагеря, многие в первом же бою перебегали к нашим. А после войны никто не спрашивал, сколько боёв против своих вёл. Все они за свой плен сполна заплатили. – Деда Толя, а эти медали за какие бои? –Это, Матвейка,- за поднятие целины. Мы с твоим дедушкой их в Казахстане добывали. Он молодой был и горячий, а я уже бывалый казак… А медали-то льют из одного металла, и достаются они потом и кровью. Косов Матвей

^ Если мы войну забудем-

Вновь придёт война (комментарий одной из работ моих одноклассников)

Мы вспоминаем часто о войне. Так устроена наша жизнь и наша история отечества. Несколько раз в году выпадают даты, о которых просто нельзя не говорить. Скажите, разве можно вычеркнуть из памяти ленинградскую блокаду? или оборону Москвы? или Сталинградскую битву? Мы утратили чувство гордости за свою страну. Я не берусь судить, чья в том вина, что мы не помним деда ордена. Как учителя ни пытаются разбудить нашу память, она спит. Но ещё страшнее, когда она слушает, зевая, и потом пишет в сочинении детской рукой «мне кажется, что стоит её вспомнить, но не лелеять, как делают это некоторые люди». Я не буду оглашать имя писавшего, это ни к чему! Если человек в 15-16 лет не понимает, зачем нам дана память, вряд ли его вразумит отношение к войне сверстника?

Да, мы пишем о войне несколько раз в году. А потом наш учитель предлагает желающим прокомментировать работу одноклассника или ученика другого класса. И мы учимся на ошибках других, набирая работу на компьютере. Последнее сочинение, доставшееся мне, заставило прерывать работу несколько раз. В нём не было какой-нибудь агрессии или особой безграмотности (сам на ошибках проверяю знания свои) – в нём не было души. Что означает фраза «не лелеять»? Не вспоминать события 41-45 годов ХХ века? Забыть подвиги «тех годов, тех славных командиров и бойцов, и маршалов страны, и рядовых, и мёртвых, и живых»? вычеркнуть из памяти страницы нашей истории и «лелеять кустики клубники и цветочки с дачного участка»? Наверное, этим тоже надо восхищаться. Мы смотрели сюжет о войне (к-м «Жажда»), в котором работники ялтинского дендрария спасали ценные породы деревьев, укутывая ветки и поливая чистой водой (в Ялте вода- большая ценность). Но есть великие события у нашего народа, слава, которой нет у Нового Света. Но за океаном люди помнят и «лелеют» каждую дату, а нам это стало невмоготу? Больно! Больно и стыдно перед памятью тех, кто в нашем возрасте рыл окопы, делал снаряды, удирал из дома на фронт, прикинувшись сиротой, становился сыном полка… А мы, холёные и взлелеянные, не хотим лишний раз задуматься о том, что было бы сегодня, не будь весны 45 года… Носенко Катя