velikol.ru
1

Стратегия извлечения природных ресурсов, устойчивость экономического развития и проблема «проклятия природных ресурсов»

В. Д. Матвеенко, М. В. Журавлева, Ф. А. Ущев


(Европейский университет в Санкт-Петербурге)


1. Введение


Экономисты, начиная с Адама Смита, признают природные ресурсы важным фактором производства и экономического развития. В то же время, в связи с выбором оптимальной стратегии использования ресурсов возникает немало проблем.

Часть проблем связана непосредственно с исчерпаемостью и невосполнимостью запаса ресурсов. Выбор подходящего критерия оптимальности при долгосрочном планировании освоения природных ресурсов, сам по себе, представляет фундаментальную проблему, причем выходящую за пределы предмета только экономической науки; эта проблема имеет философские и политические корни, поскольку содержит ярко выраженную нормативную и этическую составляющую. Хотеллинг (Hotelling, 1931) предложил модель в которой критерием оптимальности является интегральная дисконтированная полезность. При таком критерии, однако, из-за наличия дисконтирующего коэффициента, оказываются ущемленными интересы будущих поколений, на что впервые обратил внимание Рамсей (Ramsey, 1928). Солоу (Solow, 1974) заложил в модель максиминный критерий, предложенный философом Ролсом (Rawls, 1971): следует выбирать тот вариант распределения продукта между участниками, при котором наиболее ущемленный участник получает возможный максимум. По Солоу, наиболее ущемленным оказывается современное поколение: одновременно с расходованием ресурсов происходит технический прогресс, в результате которого каждому следующему поколению оказываются доступными новые материалы и технологии, которых не было у предыдущих поколений. Расходуя ресурсы, нынешнее поколение должно создать значительный производственный капитал («машины»), на базе которого будет происходить дальнейший экономический рост. Согласно Хартвику (Hartwick, 1977), ныне живущее поколение должно инвестировать в «машины» всю прибыль, получаемую от природной ренты. Заметим, однако, что эти авторы не учитывают эндогенность технического прогресса.

В 1990-х годах получила распространение гипотеза «проклятия природных ресурсов» (resource curse), состоящая в том, что богатство природных ресурсов замедляет развитие. Эта гипотеза стала предметом особого внимания экономистов после публикаций Сакса и Уорнера (Sachs, Warner, 1995, 1997, 2001). Дальнейшие эмпирические исследования подтвердили, что действительно богатство природных ресурсов отрицательно влияет на рост, хотя, по-видимому, связь тут не прямая: она реализуется через экономические институты (см., например, Mehlum et al., 2006).

Теоретическое объяснение «проклятия природных ресурсов» связано с анализом различных экономических и институциональных аспектов «голландской болезни». «Голландская болезнь» – более широкое понятие, чем «проклятие природных ресурсов», поскольку источником дополнительных средств может быть не только увеличение добычи или изменение конъюнктуры рынка природных ресурсов, но и иностранные кредиты или иностранная помощь. Большинство авторов видит суть «голландской болезни» в сокращении сектора торгуемых обработанных промышленных товаров, создающего положительные экстерналии для всей экономики, тогда как другие подчеркивают роль поиска ренты или изменчивости обменного курса (см. Матвеенко, 2005).

Целью настоящего доклада является рассмотрение вопросов, связанных с исчерпанием природных ресурсов, на основе макроэкономических моделей. В разделе 2 для России построен прогноз добычи и экспорта природного газа на основе модели ренты Хотеллинга. В разделе 3 предлагается модель выбора темпа использования запаса природных ресурсов, учитывающая проблему «проклятия природных ресурсов». Раздел 4 посвящен вопросу о том, как динамика темпа роста неэнергетического сектора меняется в зависимости от темпа роста чистого реального продукта ресурсно-энергетического сектора.


2. Прогноз добычи и экспорта российского природного газа на основе модели Хотеллинга


Модель Г. Хотеллинга (Hotelling, 1931) позволяет определить пропорции использования ресурсов, оптимальные с точки зрения максимизации общественного благосостояния. Рассмотрим на основе модели Хотеллинга возможные пути добычи природного газа в России и распределения его экспорта, пользуясь данными Всемирного Банка, управления по информации Департамента энергии США — EIA, ОАО «Газпром», Statistical Review of World Energy.

Пусть; xD – внутреннее использование природного газа; xSNG – экспорт в страны СНГ; xEU – экспорт в Европейские страны

Рассмотрим задачу максимизации суммы прибыли от экспорта и внутреннего общественного излишка:

,

где:

,




при ограничениях:

,



.

Здесь Cx —затраты на извлечение природного газа; СSNG —транспортные затраты на экспорт в страны СНГ; CRF —транспортные издержки внутри страны; CEU —транспортные издержки на экспорт в Европу; PSNG — экспортная цена для стран СНГ; PEU — экспортная цена на европейском рынке.

Функции выручки от экспорта для стран СНГ и Европы в момент t будут иметь вид:

.

Равновесную цену PD на природный газ внутри страны определим из условия равенства цены и предельной полезности от использования газа:

.

Условие оптимальности в задаче максимизации общественного благосостояния имеет вид:



(1)

Внутренняя цена на газ равна сумме предельных затрат на извлечение, предельных затрат на транспортировку и дополнительного слагаемого , являющегося рентой Хотеллинга (ценность добычи дополнительной единицы ресурса в момент времени t). Оно показывает, насколько увеличится максимальное значение общественного благосостояния в момент 0, если Россия добудет еще одну единицу природного газа.

Правило, определяющее объем экспорта природного газа для стран СНГ и Европы:



(2)

Предельный доход от экспорта равнялся сумме предельных затрат на извлечение, транспортировку и ресурсной ренты.

Определив на основе (1) и (2) функции спроса так же, как это сделано в Golomberg, Hoel, 1990, и найдя предельные затраты по добыче и транспортировке газа, можем построить долгосрочные прогнозы.





Рис. 1. Оптимальное использование природного газа внутри страны


Приблизительно с 2015 года рост спроса для внутреннего потребления замедляется и стабилизируется.

Соответственно к 2015 году можно прогнозировать устойчивое увеличение спроса на поставки природного газа из России в Европу (рис. 2).





Рис. 3. Оптимальный экспорт в страны СНГ


Траектории оптимального внутреннего потребления природного газа и его экспорта в Европу, схожи по форме, а траектория экспорта в страны СНГ, имеет иную форму. Это объясняется различием в знаках перекрестной эластичности, которому можно дать следующую интерпретацию: для европейских стран и России газ может использоваться как ресурс - заменитель нефти, а для стран СНГ как ресурс-дополнитель.

Подчеркнём, что рассмотренные оптимальные траектории показывают лишь возможные пути использования природного газа. Высокий уровень его экспорта за рубеж обеспечивает значительный приток денежных средств в страну. Учитывая невозобновляемость природного газа, важно именно сейчас задуматься об оптимальном расходовании средств от реализации его запасов.


3. Модель экономического роста с учетом темпа использования ограниченного запаса ресурсов


Исследование моделей экономического роста с производственными функциями, включающими природные ресурсы как фактор производства - естественный шаг в изучении роли природных ресурсов в экономическом развитии. Модели, включающие три фактора производства – труд, землю (вместе с ее недрами) и капитал, восходят к А.Смит и Дж. Б. Кларку. Бруно (Bruno, 1984) в рамках трехфакторной модели с производственной функцией с постоянной отдачей от масштаба изучал последствия повышения цен на сырье и энергоносители. Куралбаева и Эйсмонт (1999) на основе трехсекторной и двухсекторной моделей исследовали зависимость темпа роста ВВП ресурсоэкспортирующей страны от доли ресурсного сектора в экономике. Гилфасон и Зоега (Gylfason, Zoega, 2002) и Ситер (Seater, 2004) в односекторных моделях с трехфакторными функциями Кобба-Дугласа изучали влияние изменения долей факторов на сбалансированные траектории.

Рассмотрим модель с трехфакторной производственной функцией Кобба-Дугласа:



(4)

Здесь – выпуск, A – коэффициент общей производительности факторов (TFP), – труд, – используемые природные ресурсы, – капитал, - доли владельцев труда, природных ресурсов и капитала, соответственно, в национальном доходе. Предполагается, что . Предположим также, что TFP, труд и объем используемых природных ресурсов меняются с постоянными темпами прироста, равными , и , соответственно.

Динамика капитала описывается уравнением:



(5)

где – потребление, – постоянный коэффициент износа.
^

Траектория называется сбалансированной, если




Можно показать, что темп прироста на сбалансированной траектории равен



(6)

Как видно из (6), повышение доли b в национальном доходе, принадлежащей «владельцам» природных ресурсов, может приводить к падению темпов прироста экономики. В частности, если темп прироста населения относительно мал , а доля труда также относительно мала (), то темп прироста экономики падает с увеличением b. Несбалансированные траектории в моделях типа Солоу и Рамсея-Касса-Купманса с ограничениями (4) - (5), как показано в Матвеенко, 2005, сходятся к сбалансированным траекториям.

Механизм «проклятия природных ресурсов» состоит в том, что повышение доли ресурсов b ведет к снижению отдачи на инвестиции в физический капитал, что вытесняет инвестиции из сектора обрабатывающей промышленности.

Другой возможной причиной «проклятия природных ресурсов» может быть то, что страна, сосредоточившись на эксплуатации ресурсов, не использует другие, более эффективные технологии.

Пусть S – запас природных ресурсов в момент времени . При постоянном темпе прироста используемого объема ресурсов , выполняется уравнение

,

где T – время исчерпания запаса ресурсов. Решая это уравнение, находим время исчерпания:

,

которое положительно зависит от начального запаса ресурса и отрицательно – от интенсивности добычи .

Пусть функция общественного благосостояния имеет вид

,

где первое слагаемое относится к периоду времени до исчерпания природных ресурсов, а второе– к периоду после исчерпания ресурсов. Поскольку во втором периоде основным источником развития является технический прогресс, второе слагаемое включает множитель технического прогресса для нересурсоемких технологий: . Зависимость общественного благосостояния от интенсивности использования ресурсов, как правило, оказывается отрицательной: в базирующейся на эксплуатации природных ресурсов экономике не используются более эффективные технологии. Однако на рис. 5 видно, что при возможна ситуация, когда при некоторой ненулевой интенсивности использования ресурсов и достаточно большом B общественное благосостояние достигает максимума.




Рис. 4 Зависимость общественного благосостояния от интенсивности использования ресурса: случай >




Рис. 5. Зависимость общественного благосостояния от интенсивности использования ресурса: случай <


4. Влияние ресурсно-энергетического сектора на нересурсный сектор экономики: двухсекторная fK-модель.

Рассмотрим двухсекторную модель с ресурсно-энергетическим (РЭ) и неэнергетическим (НЭ) секторами. НЭ-сектор моделируется при помощи fK-модели эндогенного роста (см. Матвеенко, 2005, Matveenko, 2006). Эта модель основана на микрооснованиях, учитывающих институты рынка труда.

Относительно РЭ-сектора предполагается, что его экспортный продукт растет экзогенно заданным темпом, и что этот сектор является самообеспечивающим. Роль РЭ-сектора относительно НЭ-сектора (помимо внутренней продажи достаточного объема энергии) состоит во впрыскивании части валютной выручки в НЭ-сектор.

Сформулируем fK-модель с РЭ - сектором:





,





Здесь - ВВП в период времени t, - выпуск НЭ-сектора, - (экзогенный) реальный выпуск РЭ-сектора, - капитал НЭ-сектора, - заработная плата на единицу капитала НЭ-сектора, - потребление работников НЭ-сектора, - чистый реальный продукт, полученный благодаря экспорту продукции РЭ-сектора и закупок импорта (этот продукт очищен от части выпуска РЭ-сектора, которая использована для его собственных инвестиций и потребления), - местные инвестиции в НЭ-сектор, - доля капитала, который остается после износа. Предполагается, что функция f обладает стандартными свойствами.

Величина является управляющей переменной. Переменную назовём богатством НЭ-сектора.

Пусть - отношение впрыскиваний РЭ-сектора к богатству НЭ-сектора:

.

Найдём темп роста капитала НЭ-сектора:



и темп роста его выпуска:

.

Обозначим через экзогенный темп роста впрыскиваний РЭ-сектора в НЭ-сектор . Этот темп определяется как производственными возможностями РЭ-сектора, так и мировыми ценами на нефть и газ и обменным курсом, а также налоговой ставкой, применяемой к РЭ-сектору. Можно показать, что темп роста НЭ-сектора равен

.

В период t неизвестным здесь является управление . Рассмотрим два критерия оптимальности.

1. Пошагово максимальный выпуск. Управление представляет собой точку максимума функции . Заметим, что при таком критерии оптимальности выбор управления не зависит от динамики впрыскиваний РЭ-сектора.

2. Максимальный долгосрочный темп роста. Если ожидается, что темп роста впрыскиваний будет меньше, чем собственный темп роста НЭ-сектора, то оптимальное управление находится как точка максимума функции ; в этой точке .

Можно рассматривать как максимальный темп устойчивого роста, когда НЭ-сектор может развиваться без впрыскиваний со стороны РЭ-сектора. Предположим, что , . При этих условиях существует траектория с постоянным управлением .

Если, в среднем, , то и при наличии впрыскиваний НЭ-сектор не может развиваться на большом промежутке времени темпом, большим, чем .

Иначе обстоит дело, если ожидается, что энергетический сектор будет расти опережающими темпами, по сравнению с неэнергетическим сектором. В таком случае долгосрочный темп роста неэнергетического сектора растет по мере приближения величины V к нулю. Таким образом, ожидания устойчивого развития энергетического сектора приводят к снижению заработной платы.

Таким образом, уровень заработной платы в НЭ-секторе определяется тем, делается ли ставка на опережающее развитие РЭ-сектора. Полученные в Матвеенко, 2005, Matveenko, 2006 для модели без выделения РЭ-сектора условия экономического роста и спада в модели с РЭ-сектором начинают выполняться, если впрыскивания РЭ-сектора в НЭ-сектор малы на большом промежутке времени по сравнению с объемом НЭ-сектора. Т.е. если НЭ-сектор «хорошо» растет, ему впрыскивания и не нужны. Но возможно и поддержание «плохо» растущего НЭ-сектора за счет впрыскиваний РЭ-сектора.

На основе модели проведен ряд компьютерных симуляций. Основное внимание уделялось вопросу: как динамика темпа роста НЭ-сектора меняется в зависимости от темпа роста чистого реального продукта РЭ-сектора.

Производственная функция fK-модели специфицировалась таким образом: . Темп роста чистого реального продукта РЭ-сектора предполагался постоянным: . Траектории симулировались согласно двум сценариям:

  • максимизация текущего выпуска НЭ-сектора,

  • максимизация темпа долгосрочного роста НЭ-сектора.

Варианты динамики темпа роста НЭ-сектора, в зависимости от значения показаны на рис. 6 - 7.



Рис. 6 Динамика темпов роста НЭ-сектора в зависимости от вклада РЭ-сектора: случай максимизации текущего выпуска


Легко видеть, что темп роста выпуска НЭ-сектора сходится к темпу роста чистого реального продукта РЭ-сектора, и характер этой сходимости не зависит от параметров модели.

Для стационарных траекторий базовой fK-модели (без РЭ-сектора) имеют место определенные условия роста и спада, связанные со значением управления V (Матвеенко, 2005, Matveenko, 2006). В модели с РЭ-сектором ситуация принципиально иная: при максимизации текущего выпуска НЭ-сектора темп роста этого сектора зависит только от факторов, определяющих конъюнктуру на мировом рынке нефти и газа. Этот результат иллюстрируется рисунком 6, где представлены различные варианты динамики НЭ-сектора.

Из рисунка 6 видно, что при выпуск выходит на траекторию сбалансированного роста с темпом тогда как при происходит спад. Это означает, что при первом критерии экономика полностью привязана к рынку нефти и газа.


При втором критерии оптимальности было найдено значение максимального темпа роста НЭ-сектора. На рис. 7 показана динамика НЭ-сектора при двух различных значениях 1=1,25 и 2=0,9. Важно, что .




Рис. 7. Динамика темпов роста НЭ-сектора в зависимости от вклада РЭ-сектора: случай максимизации долгосрочного темпа

Видим, что темп роста НЭ-сектора асимптотически сходится к максимуму из двух значений - темпа роста чистого реального продукта РЭ-сектора и максимального долгосрочного темпа роста НЭ сектора, вычисленного при предположении отсутствия впрыскиваний со стороны РЭ-сектора: . Таким образом, темп роста может быть увеличен только при увеличении впрыскиваний РЭ-сектора.


Этот результат можно интерпретировать следующим образом. Если экономика ориентируется только на краткосрочные критерии, то способность некоторых отраслей расти и развиваться зависит от внешних источников финансирования. Ведущую роль в такой ситуации будут играть отрасли топливно-энергетического комплекса, обеспечивающие быстрый приток капитала в страну. Если предпочтительны долгосрочные критерии, такие как максимизация темпов устойчивого роста, то в некоторых отраслях будут использоваться скрытые резервы, которые поведут к развитию этих отраслей на основе их собственного потенциала (это касается, прежде всего, наукоемких отраслей). Конечно, в такой ситуации нефтедоллары не потеряют своего значения как дополнительного источника инвестиций, но они больше не будут играть столь существенной роли.


Рассмотренные модели могли бы быть использованы для того, чтобы получить ответы на весьма тонкие вопросы, связанные с выбором оптимальной политики государства по контролю за доходами от продажи природных ресурсов и по долгосрочной стратегии разработки природных недр. Однако подобные задачи требуют достаточно подробного информационного обеспечения.


Литература


Бучнев О.А., Саркисян В.А. Перспективы сжиженного природного газа на энергетических рынках. Газовая промышленность, № 3. 2005. с. 74 – 79.

Матвеенко В.Д. Инвестиции, институты и экономический рост. Конкурентоспособность и модернизация экономики. Труды V Международной конференции. Под ред. Е.Г.Ясина, М.: ГУ ВШЭ, 2004.

Матвеенко В.Д. Ресурсозависимость и экономическое развитие: пример России. Седьмая международная конференция «Реформирование общественного сектора: Поиск путей повышения эффективности». СПб: Факультет менеджмента Санкт-Петербургского государственного университета, СПб, 2005.

Barro R.J., Sala-i-Martin X. Economic growth. New York: McGraw-Hill, 1995.

Golomberg R., Hoel M The resource rent for Norwegian natural gas. Recent Modelling Approaches in Applied Energy Economics, Chapman and Hall, London, 1990.

Hartwick J.M. Intergenerational equity and the investing of rents from exhaustible resources. American Economic Review, v. 67, 1977. No. 5. P. 972-9746

Hotelling H. The Economics of Exhaustible Resources. Journal of Political Economy, № 2. 1931. P. 137 – 175.

Matveenko V.D. Economic growth theory and the dynamics of the Russian economy. Journal of Mathematical Sciences, v. 133, n. 4, 2006, pp. 1491-1503.

Meadows D.H. et al. The limits to growth. New York, Universe Books, 1972.

Ramsey F. A mathematical theory of saving. Economic Journal, v. 38, 1928. P. 543-559.

Rawls J. A theory of justice. Cambridge, Harvard University Press, 1971.

Sachs J.D., Warner A.M. 1997. Natural resource abundance and economic growth. NBER Working Paper 5398.

Sachs J.D., Warner A.M. 1997. Natural resource abundance and economic growth. Working Paper. Center for International Development and Harvard Institute for International Development.

Sachs J.D., Warner A.M. 2001. The curse of natural resources, European Economic Review, v. 45, pp. 827-838.

Solow R.M. Intergenerational equity and exhaustible resources. Review of Economic Studies, v. 41, 1974. Symposium. P. 29-45.