velikol.ru
1

Я.Рощина.

Еще раз о понятии «рынка»: к единству или к множественности определений?

Попытка некоторой систематизации понятий и подходов определения понятия «рынок» к методологическому семинару ЛЭСИ 26.09.06.


Любая наука - экономика, экономическая социология (и как часть ее – социология рынков) – необходимо требует построения системы категорий.1


Экономическое действие (поведение).

Предмет Э и ЭС - изучение экономического действия. Экономическое действие – центральная категория и экономики, и экономсоциологии. Кажется, все сходятся в том, что экономическое действие – способ распределения (или контроль над…) ограниченных ресурсов для достижения некоторой цели или конкурирующих целей (вариант – соотношение целей и ресурсов…). (Радаев, с.70, Гальперин, с. 15 и т.д.). То есть речь, на первый взгляд, идет о принятии решений. Однако может ли быть какое-либо действие человека НЕ результатом принятия решений? Ведь даже если человек делает что-то по привычке, или подчиняясь нормам, он «принимает решение» «делать по привычке», даже если не задумывается об этом.

К тому же надо не забывать, что помимо максимизации результата при фиксированных ресурсах существует также принятие решения о минимизации затрат (ресурсов) для фиксированного результата (цели).


Что касается определения «целей» и «предпочтений», то в их расширительном толковании в цели входят не только, например, доходы (заработки и прибыль), но и обладание (или право собственности???) на достаточно «абстрактные» и, вообще говоря, неизмеряемые или плохо измеряемые в эмпирике блага и капиталы, типа престижа, уважения, любви, общения и т.д. (по Беккеру, по крайней мере). Тем не менее, с теоретической точки зрения это как раз может оказаться менее важным, если мы допускаем, что человек может (хотя бы ограниченно) сравнивать и выбирать между разными «наборами» благ, даже если они не измеряемы в эмпирике. Достаточно, если человек «чувствует» между ними разницу.


При таком определении под «экономическое» действие попадает чуть ли не любое действие, т.к. что бы человек ни делал, он как минимум затрачивает хотя бы один ресурс – время (даже на физиологические потребности), и ему нужно решать, на какое именно действие именно этот ресурс потратить. Таким образом, это скорее характеристика подхода, а не критерий разграничения различных видов действий.


Что касается «классических» подходов к тому, КАК принимается решение, то хотя неоинституциональная экономика и противопоставляет свои предпосылки предпосылкам мейнстрима, фактически между ними нет таких уж глубоких противоречий, и на самом деле, в зависимости от интерпретации, даже и с социологическим подходом.

1) Независимость (индивидуализм) + эгоизм (в интерпретации экономсоциологов) классической экономики, или индивидуализм + оппортунизм неоинституционализма – ссылки на то, что человек ориентируется на других, не противоречат данному положению, потому что, во-первых, ориентация на группу может сказываться прежде всего в целеполагании и формировании предпочтений, что не является объектом экономики; во-вторых, следование нормам или групповому поведению может быть заложено в ограничениях; в-третьих, если человек альтруист, значит, забота о других людях входит в его «целевую функцию»; и т.д. То же относится и к случаям формирования коалиций, соглашений и т.д., все эти случаи успешно изучаются в экономическом анализе.

2) Совершенная (КЭ) или ограниченная (ИЭ) рациональность: если мы принимаем наличие ограниченных ресурсов, в т.ч. информации, когнитивных способностей, времени на принятие решения и т.д., то понятно, что рациональность может быть только ограниченной. В то же время любое решение может быть представлено как рациональное в рамках существующих ограничений: если человек действует «традиционно», «рутинно», «по привычке» и т.д., это может быть вполне рационально, если учесть затраты на принятие решения (времени и т.д.). То же касается следования нормам: не следуя им, «убытки» могут быть весьма высоки, поэтому «нормы» необходимо включать в ограничения по ресурсам или в формирование целей. Сюда же относятся и все рассуждения о «максимизации» или «удовлетворенности» (Кузьминов, Юдкевич2 с.29) – здесь речь может идти и минимизации ресурсов для заданной (удовлетворительной) цели. В каком-то смысле, если поведение человека нам кажется «нерациональным», значит, мы не видим (не учитываем) либо части его ограничений (например, на информацию, на время на принятие решений, санкций за несоблюдение норм, и т.д.), либо части целей (в том числе любовь к ближним, уважение, и т.д.).

3) Информированность или совершенная информация (КЭ) – неполная информированность (ИЭ). Характеристика не только экономических агентов, но и среды. Снимается рассмотрением информации как одного из ресурсов, а также введением неопределенности, вероятности, асимметрии информации и т.д. – достаточно успешно даже в рамках современной микроэкономики.

4) Экзогенность и стабильность предпочтений (Кузьминов, Юдкевич, с. 7) – как раз скорее это «краеугольный камень» экономического подхода, не интересующегося тем, КАК формируются предпочтения (например, под влиянием других групп, норм и т.д.). Стабильность предпочтений (вкусов) – необходима в рамках решения конкретной задачи, однако в разных задачах и для разных индивидов, групп и т.д. может меняться. Частично такой подход может подтверждаться накоплением «потребительского капитала», не меняющего вкусы, но меняющего оптимальное решение (Беккер3).

На самом деле, наряду с экзогенностью и стабильностью предпочтений, уязвимым местом классической экономической теории скорее следует считать допущения о транзитивности предпочтений и вообще о сравнимости наборов благ, а также о ненасыщаемости предпочтений (хотя эта последняя не является критичной).


Современная микроэкономика, а не только институциональная экономика, очень далеко ушла от простого рассмотрения поведения в терминах полной информированности, определенности и т.д. В модели научились включать и ограниченную рациональность, и неопределенность, и ориентацию на социальные группы (модели с эффектами присоединения к большинству, сноба, Веблена, и т.д., поэтому критика постулатов старого «мейнстрима» в значительной степени неактуальна.


Обмен.


Определение рынка, как правило, идет через понятие обмена. Поэтому нужно дать определение обмену.


Не любая форма социального взаимодействия может быть названа обменом.

Есть ли «экономический» и «неэкономический обмен»? «Социальный» и т.д. обмен – если вводится такое понятие, это может быть почти что все, что угодно, так как понятие «социальный» слишком широкое (ср. Хайек). Экономический обмен: обмен благами и капиталами? Правами собственности на них?

Важные характеристики экономического обмена: преднамеренность (наличие намерения обменяться) и согласие (добровольность) в отличие от насилия (Д.Ходжсон). Обязан ли обмен (экономический, по крайней мере) быть взаимовыгодным? Или эквивалентным?

Неявные и неполные контракты – являются ли всегда преднамеренными?

Рыночный и не рыночный обмен. Обмен бывает вне рынка («изолированный» обмен) ?

Рынка без обмена не существует – верно ли это?


^ Определения понятия «обмен»:


Обмен осуществляется правами собственности (на блага? На что еще бывает право собственности? – например, на свою «рабочую силу» - по Марксу, или на свой «человеческий капитал»…) и закрепляется контрактом. Контракт представляет собой сочетание законов («написанных») и обычаев. Кроме контрактных, у обмена есть и «неконтрактные» элементы (Ходжсон, с.251).


Определение понятия обмен в институциональной и классической экономике:

  1. Обмен (двусторонний трансферт) благ, услуг или денег между агентами, сопровождающийся передачей прав собственности (Ходжсон).

  2. Обмен – перераспределение прав собственности на те или иные блага (а капиталы???) между двумя или большим числом агентов («И.Э.»4, с. 156)

  3. Обмен в классической экономике – определение найти не удалось.

Может ли быть трехсторонний трансферт? В принципе, да (медицина, образование…): индивиды и фирмы передают право собственности на часть своих доходов государству, в обмен получая право собственности на определенный объем услуг (государственные гарантии в области образования, здравоохранения, пенсий и т.д.), в свою очередь государство передает часть этих доходов фирмам (в т.ч. государственным) в обмен на то, что они передают в собственность индивидам услуги. Таким образом, «конечные» агенты – фирмы и индивиды, а государство – «посредник», механизм регулирования спроса и предложения, вместо механизма цен. Вопрос: является ли обмен без (явного) участия цен рынком?

Бывает односторонний трансферт, включающий передачу прав собственности: дар, наследство (т.е. по идее это трансакция). Как правило, считается, что это не относится к «рынку». Однако под определение (2) это попадает как «обмен», т.к. есть 2 агента и «перераспределение» прав собственности.

Очевидно, что есть действия, не попадающие в сферу «рынка» как таковые, однако являющиеся «экономическими», по крайней мере в смысле «максимизации цели при ограниченных ресурсах». Натуральное хозяйство – действие экономическое, однако не рыночное. В известной мере – межвременное распределение дохода (на потребление и сбережения).


Трансакция – передача (либо отчуждение и присвоение) прав собственности. Чем трансакция отличается от обмена? Тем, что она м.б. односторонняя? Т.е. дву- и более сторонняя трансакция есть обмен?

Права собственности бывают:

  1. частная собственность (собственник - агент)

  2. коммунальная собственность (группа агентов)

  3. государственная собственность (государство)

  4. общая собственность (все агенты)

  5. частный случай – общая собственность на ограниченные блага; включает конкуренцию потребителей за пользование благом.

Услуги государственного образования и здравоохранения – это государственная собственность или общая на ограниченные блага?


Рынок.

Определения рынка:


Определение рынка в классической экономике: общественный механизм распределения благ посредством добровольного обмена (например, Гальперин, с. 24).


Определения рынка в институциональной экономике:

1) «Рынок – набор социальных институтов, в рамках которых регулярно происходит большое количество актов обмена специфического типа, причем эти институты в известной мере способствуют этим актам обмена и придают им структуру. …обмен включает контрактные отношения и смену прав собственности, а рынок отчасти состоит из механизмов, призванных придавать этим видам деятельности структуру, организацию и легитимность. … рынки – это организованный и институционализированный обмен. Главную роль играют те институты, которые способствуют упорядочиванию цен, установлению консенсуса в связи с ними и в более общем виде о распространении информации о продуктах, ценах, объемах, а также о потенциальных покупателях и продавцах». (Д.Ходжсон5). Это не «совокупность двусторонних обменов» (с.260).

2) «Рынок – это множество симметричных избирательных обменов, пропорции в которых регулируются механизмом цен» («И.Э.», с. 171). Отличительная черта – равенство покупателей и продавцов и выборе контрагента, предмета и пропорций обмена. Т.е. здесь речь о рынке как институте не идет, вообще говоря. Не очень понятно в данном определении, что такое «механизм цен», и что такое «пропорции» вне «механизма цен».

3) Рынок – «область, где цена товара стремится к некоторому единому значению с учетом транспортных расходов» (Стиглер, цит. по Лесли, Джонсон, с. 916).

4) «С точки зрения потребителя, рынок состоит из фирм, которые готовы предложить ему конкретный продукт, обладающий требуемыми характеристиками; с точки зрения производителя, рынок состоит из покупателей, готовых купить у него конкретный продукт, обладаемый требуемыми характеристиками» (Липси, цит. по Лесли, Джонсон, с. 91). Это определение дословно перенимается в маркетинге, где, поскольку чаще всего аналитика идет со стороны фирм, под рынком понимается «совокупность потребителей (часто в том числе потенциальных) данного продукта».


Лесли, Джонсон (с.7-8) приводят также несколько важных моментов, касающихся определения рынка:

1) рынок не является неизменной структурой, обеспечивающей обмен товарами. В определении рынка подразумеваются все индивиды, участвующие в обмене товаром, и все институты, так или иначе обеспечивающие этот обмен.

2) на рынке можно четко выделить две группы агентов: производителей и потребителей.

3) единственным критерием принадлежности к данному рынку является желание и возможность вступать в обмен.

4) о конкретном рынке можно говорить, только если принимать во внимание особенность конкретного товара или услуги.

5) относительно несложно описать потенциальный рынок данного товара, но значительно труднее или просто невозможно определить, кого считать частью данного рынка, а кого нет.

Баумоль7 выделил и описал 8 основных структур рынка: совершенная конкуренция, совершенная монополия, монополистическая конкуренция, монопсония, дискриминирующая монополия, двустронняя монополия, дуополия и олигополия.

Эти структуры связаны с соотношением количества продавцов и покупателей на рынке и приводят к различным механизмам установления цен.


Фирма – пример нерыночного института (Ходжсон, с.283). Почему? По Коузу, нет механизма цен + управление властью. Таким образом, механизм цен – непременная (имманентная) черта рынка? Фирма – «множество ассиметричных неизбирательных обменов, в которых координация деятельности индивидов осуществляется посредством команд» («И.Э.», с. 182). В классической экономике фирма (или предприятие), также как и потребитель, принимает решение – но не о потреблении, а о максимальном выпуске (производстве) на заданном ограниченном множестве ресурсов. Фирма характеризуется производственными возможностями (технологические характеристики выпуска, т.е. возможный выпуск продукта при заданных наборах расходов ресурсов) – аналог функции предпочтений – и ресурсными ограничениями (аналог бюджетных ограничений для потребителя).


^ Примеры и вопросы:

При купле-продаже обычных благ: фирма передает право собственности на благо покупателю (потребителю) в обмен на право собственности на деньги; контракт – чек и т.д. (Что это рынок, кажется, согласны все.)

При найме на работу: фирма приобретает право собственности на использование «рабочей силы» (или человеческого капитала + рабочее время, или труд) работника в обмен на право собственности на доходы от продажи блага; контракт – трудовой договор и т.д. (Рынок труда). (Можно оспорить, рынок ли это. Точнее, внутри фирмы – не рынок, на пространстве многих фирм и работников – рынок).

При потреблении общественных благ: государство передает право собственности на пользование благами (оборона, образование, соц.страхование, медицина) в некотором установленном объеме всем или части граждан в обмен на право собственности на часть доходов части граждан в виде налогов. (???? Рынок ли это? В терминах определения (2) – нет, так как нет механизма цен.)

В домашней экономике: одни члены домохозяйства обменивают право собственности на произведенные в домашнем хозяйстве блага на право собственности на доходы, заработанные другими членами домохозяйства на рынке труда… (????Рынок ли это? По Ходжсону – нет, по второму определению - нет).

Преимущества рынка над «изолированными» актами обмена: экономия трансакционных издержек (по аналогии с объяснением существования фирмы по Коузу – Ходжонсон, с.265).

^ Следствия рассмотрения рынка как комплекса социальных институтов по Ходжонсону:

  1. рынок – институциональная «среда», эволюционирующая во времени;

  2. отвергается дихотомия «свободного» рынка с одной стороны, и институтов, как «ограничений», с другой;

  3. функционирование рынка не опирается на «чистый» методологический индивидуализм (а рынок – сумма действия этих сил…); «у рынка есть неискоренимые социальные и коллективистские аспекты»;

  4. важная роль рынка – в формировании предпочтений, ожиданий и действий агентов рынка.


Фактически, следует, видимо, согласиться с тем, что рынок как объект экономической науки – это прежде всего механизм (или способ) регулирования актов обмена между его участниками (агентами, акторами и т.д.). Часто считается, что это механизм достижения «равновесия» (по Вальрасу или по Нэшу…). Сами участники (агенты) часто также включаются в понятие рынка. Спецификация понятия «рынок» зависит от того, как понимаются агенты (как они принимают решения, какая рациональность и т.д.), и как определяется «механизм (способ)» регулирования. В классической экономике – это «невидимая рука» (Модель Вальраса – Парето: однородность товаров, концентрация рынка в точке пространства, мгновенный обмен, полная и совершенная информация, основной механизм оптимального распределения ресурсов – цены, ориентируясь на которые, участники рынка способствуют достижению эффективного равновесия – Кузьминов, Юдкевич, с. 2). В институциональной экономике – концепция равновесия по Нэшу, или понимание рынка как совокупности социальных институтов, т.е. норм и правил, регулирующих обмен.


В любом случае речь идет о некоторой модели, т.е. теоретическом конструкте, объясняющем, как происходит обмен (и в этом смысле это «механизм» или «способ» и т.д.). Остальные понимания рынка (по крайней мере три из пяти подходов, по В.Радаеву, с. 139 «ЭС») более «узкие», и могут представлять собой предмет частных экономических наук (например, экономика отраслевых рынков). В 4-м и 5-м подходах акцент сделан на «саморегулирующемся механизме», хотя в современной экономике, прежде всего институциональной, это механизм подразумевается другим (не невидимая рука, а институт). Тем не менее, главное, на мой взгляд, в обоих этих подходах, то, что речь идет о механизме регулирования, каким бы он ни был.


^ Элементы рынка (как минимум):

1) экономические агенты, обладающие правами собственности на блага или капиталы (и самими этими благами или капиталами): индивиды (акторы), фирмы (организации), государство (как минимум). Эти блага или капиталы могут как быть в собственности «изначально» (например, получены по наследству), так и представлять собой результат преобразования некоторых видов капитала в блага (товары как результат производства или заработки как результат труда, или доходы от разных видов капитала).

2) множественные («регулярные» по В.В.Радаеву, что подразумевает примерно одно и то же) акты обмена, связанные с передачей прав собственности на блага или капиталы.

3) способы (механизмы) регулирования обменов: институты, регулирующие эти акты обмена (законы, нормы, традиции, контракты и т.д.; входят ли сюда организации?) – либо механизм «невидимой руки» (в концепции классической экономики).


Контракты (в том числе неявные и неполные) являются самостоятельными элементами рынка, или контракты представляют собой институты? Если контракт – это «совокупность правил, структурирующих обмен между экономическими агентами посредством определения обмениваемых прав и обязательств и определения механизма их соблюдения» («ИЭ», с. 156) – тогда контракт – элемент институтов.

Являются ли цены и деньги элементом рынка? С одной стороны, рынок бывает и без денег (натуральный обмен). Что в этом случае является «ценой»? выражение количества одного товара в некотором количестве другого, т.е. пропорция (по Марксу)?

Является ли информация элементом рынка? Хотя бы о ценах?


В зависимости от понимания рынка, государство может пониматься и как «ограничитель рынка» (в концепции невидимой руки), и как часть регулирующего механизма (рынок как институт).


Добровольность, действительно, часто называется среди обязательных характеристик рыночного обмена. Однако часть действий, являющихся экономическими, может быть недобровольными – например, налоги. Можно ли считать налоги элементом рынка? Вообще говоря, так как они как минимум влияют на установление цен, - да.


Что такое выгода при обмене, не очень ясно, особенно если считать обмен эквивалентным. В классической микроэкономике взаимовыгодность обмена объясняется наличием излишка потребителя (покупателя) и излишка производителя (продавца) при равновесной цене. Сумму излишков продавцов и покупателей называют общественной выгодой (Гальперин, с.80). Вообще говоря, взаимовыгодным обмен является только для тех покупателей и продавцов, для которых величина излишка будет неотрицательной (Гальперин, 87). Поэтому, если издержки конкретного производителя выше установившейся цены, обмен может быть и не выгодным для него. По Марксу эквивалентность – действительно имманентная черта обмена, однако эквивалентность меновой стоимости, и в этом случае смысл (выгода) обмена заключатся в смене одной потребительной стоимости на другую.


Что касается цен – хорошо бы также дать определение этому понятию. Стоимость Маркс когда-то определял как эквивалент единицы одного блага, выраженный в некотором количестве обмениваемого на него другого блага. Можно ли считать, что цена – это количество денег, на которое можно обменять единицу данного блага (в условиях равновесия?).


Обязательно ли включать в сферу рынка только блага (и капиталы?), имеющие денежный эквивалент (т.е. цену)? Следует ли учитывать «теневые цены», «альтернативные издержки» и т.д.? Классическая (и современная) микроэкономика достаточно успешно моделируют спрос и на «бесплатные» блага, и различные системы перераспределения доходов (налоги и дотации), и очереди, и карточки, и т.д.


Если посмотреть на понимание рынка в институциональной экономике и в экономсоциологии (в частности, социологии рынков), то выявить различия практически невозможно: это касается как правил действий акторов (принципы принятия решений, предпочтения, независимость и т.д.), так и механизма регулирования обменов (отказ от «невидимой руки»). На самом деле как только мы определяем рынок как «институт» или «набор социальных институтов», мы тут же должны включить сюда все определения типа «рынки как Х» (по Г.Юдину8), так как в институциональной экономике под понятие «институт» попадает почти что все, что угодно (нормы, правила, культуры, и даже «институты как равновесия» - Кузьминов, Юдкевич). Поэтому определения рынка «как сетей», «как культур» и т.д. в принципе совершенно не противоречит понимаю «рынка как института», а, напротив, делает его более «объемным».


На мой взгляд, не годятся все те «экономсоциологические» определения рынка, из которых вообще выпадает понятие «обмена» (см. обзор в начале работы Г.Юдина, а также его формулировки «Под рынком следует понимать то, что воспринимается как рынок его участниками», «Рынок представляет собой повторяющееся социальное взаимодействие»), так как здесь вообще не выявляется отличие рыночных социальных взаимодействий от любых других – например, общение супругов в семье, очевидно, представляет собой повторяющееся социальное взаимодействие, и если какие-то супруги рассматривают его как рынок – почему бы и нет? – то означает ли это, что эти взаимодействия нужно изучать как рынок? Представляется также неудачным выключение из сферы «рынка» покупателей, определяя рынок как взаимодействие и взаимоконтроль только фирм, хотя и принимающих во внимание «потребителей» (Уайт в изложении Г.Юдина). Не говоря уж о том, что при этом рынок труда и вовсе вроде бы не считается рынком, при этом вне сферы изучения рынка остается вся область формирования спроса со стороны потребителей. В любом случае разграничение агентов на «потребителей» (покупателей) и «производителей» (продавцов) достаточно условно, так как и люди выступают и покупателями (благ) и продавцами (рабочей силы), и фирмы выступают и покупателями (ресурсов) и продавцами (произведенных благ). В этом случае вообще не ясно, кого же следует «оставить на рынке»?

Еще хуже дело обстоит с определением рынка как «восприятием чего-то как рынка его участниками». В некотором роде можно провести аналогию: если люди не считают, что они подвержены гравитации и даже слова такого не знают, это вовсе не означает, что они этой самой гравитации НЕ подвержены, или пытаться определить гравитацию как «восприятие» самой гравитации. Это, по меньшей мере, тавтология: если нечто существует и у него есть «участники», оно не может быть определено как его же восприятие участниками… Еще хороший пример – принято считать, участниками рынка труда являются не только безработные и фирмы в части свободных вакансий, но также и занятые и их рабочие места. Однако не факт, что работающий индивид воспринимает себя как часть рынка труда; тем не менее это не повод считать агентами рынка труда только тех занятых, которые сами себя к нему относят. Не говоря уж о том, что от такого субъективизма в науке, кажется, все давно отказались.


Мне кажется, что проблема, вообще говоря, не в том, чтобы дать в экономической социологии какое-то «особенное» определение рынка, отличающееся от экономики. Рынок как механизм регулирования множественных (или регулярных и т.д.) обменов (или действий, связанных в конечном счете с обменом – например, производство для продажи, или труд для получения дохода, на который будут куплены блага), а также участников этих обменов9 – достаточно общее понятие, в рамках которого есть свобода и экономическому (как классическому, так и институциональному), и социологическому анализу.

Задача в другом: каждый подход может в рамках этого общего понимания по-своему определять правила (модель) поведения (или принятия решений) участниками (например, полная или ограниченная рациональность и информированность и т.д.), а также механизм регулирования их деятельности и взаимодействий, связанных с обменом («невидимая рука», «институты» или что-то еще). Кроме того, у социологии есть огромное поле, которое вообще не рассматривается как предмет экономической науки: механизм формирования предпочтений, целеполагания, норм и т.д. Мне кажется, что и в институциональной экономике определение рынка «как института» не имеет достаточного «выхода» в виде объяснения того, как именно этот институт работает (за исключением тезиса о «минимизации трансакционных издержек», но это не объяснение «как», а лишь «зачем»). По сути, в экономике речь идет о том, как принимается решение в условиях наличия целей (предпочтений) и ограничений, однако не говорится о том, как эти предпочтения и ограничения (в том числе нормы) формируются. Например, изучение различий в ценностях и предпочтениях разных групп потребителей какого-либо блага – вполне экономсоциологическая (если ее правильно сформулировать и не путать с маркетингом) задачка. Особенности формирования сетей (или коалиций…) потребителей (покупателей) или продавцов (производителей) – тоже. Национальные особенности механизма регулирования обменов; неценовые и неденежные факторы экономического поведения; ментальные особенности и экономическая культура в широком смысле и ее влияние на механизм обменов, а также нарушения этого механизма. В этом смысле такие исследования, скорее, будут конкретно-определенными (в данное время в данной стране и т.д.), за исключением самых общих постулатов. Например, для России – слабое уважение индивидов других участников взаимодействий и охраняющих их законов – и как следствие: от несоблюдения правил дорожного движения до коррупции и экономических преступлений.

Конечно, кроме задачи «общей» дефиниции рынка (как предмета изучения), можно дальше сегментировать рынки как объект изучения – помимо общих закономерностей (любого рынка), выделять особенности «рынка в данном месте и в данное время» (т.е. страны, региона и т.д.), а также рынки товарных групп (отраслевые) и т.д.


Литература

Беккер Г. Избранные труды по экономической теории. Человеческое поведение. Экономический подход. М., ГУ ВШЭ, 2002.

Гальперин В.М., Игнатьев С.М., Моргунов В.И. Микроэкономика. Т.1. СПб.: Экономическая школа, 1994.

Институциональная экономика: новая институциональная экономическая теория. М., МГУ, 2005.

Лесли Л., Джонсон Г. Модель совершенной конкуренции и рынок образования. Вопросы образования. 2004, № 2.

Кузьминов Я., Юдкевич М., Бендукидзе К. «Курс институциональной экономики», М., ВШЭ, 2006.

Радаев В.В. Экономическая социология. М.: ГУ-ВШЭ, 2005.

Ходжсон Д.. Экономическая теория и институты. М.,Дело, 2003, с. 256

Юдин Г. Рынки как поля: реконцептуализация. Рукопись.

Stigler G.J. The theory of Prices. Macmollan and Company, 1966.

Lipsey R., Steiner P. Economics. N-Y., Herper and Row, 1969.


1 Сокращения: Э – экономика (КЭ – «классическая» экономика, ИЭ – институциональная экономика); ЭС – экономическая социология.


2 Кузьминов Я., Юдкевич М., Бендукидзе К. «Курс институциональной экономики», М., ВШЭ, 2006. с.29

3 Беккер Г. Избранные труды по экономической теории. Человеческое поведение. Экономический подход. М., ГУ ВШЭ, 2002.

4 Институциональная экономика: новая институциональная экономическая теория. М., МГУ, 2005.

5 Д.Ходжсон. Экономическая теория и институты. М.,Дело, 2003, с. 256

6 Лесли Л., Джонсон Г. Модель совершенной конкуренции и рынок образования. Вопросы образования. 2004, № 2.

7 Baumol W.J. Economic theory and Operation Research/ Englewood Cliffs, New Jersey: Prentice Hall, 1970.

8 Г.Юдин. Рынки как поля: реконцептуализация. Рукопись.

9 «Продавцы» и «покупатели» - хуже, мне кажется, чем «участники обмена», например, при отсутствии денег. Производители (фирмы) и потребители – наверно, еще хуже, так как обмен далеко не всегда происходит между производителями и потребителями. Кроме того, если рынок сводить только к участникам, не говоря о механизме – стираются различия подходов, которые принципиальны. Ограничение понятия «рынок» каким-либо товаром или товарной группой фактически сводит понятие «рынка»к «отрасли». Это правомерно, но только с целью изучения специфики отдельного «отраслевого рынка» - например, рынок продуктов питания, рынок определенных услуг и т.д. Тем не менее на каждом из таких рынков есть обмены, способы регулирования обменов, и участники обменов.