velikol.ru
1






ЗА НЕРАЗРЫВНОЮ СВЯЗЬ С ЖИЗНЬЮ НАРОДА

{Обсуждение выступлений Н. С. Хрущева по вопросам литературы и искусства)

В Институте мировой литературы имени А. М. Горького состоялось расширенное за­седание Ученого совета, посвященное вы­ступлениям Н. С. Хрущева по вопросам литературы и искусства,— «За тесную связь литературы и искусства с жизнью народа». В зале заседания 20 сентября собралась многочисленная аудитория — сотрудники и аспиранты Института, преподаватели мос­ковских высших учебных заведений, сту­денты.

Главная линия развития советской лите­ратуры, подчеркнул в своей вступительной речи директор Института И. И. Анисимов, состоит в неразрывной связи с жизнью народа, в правдивом отображении богатства и многообразия социалистической действи­тельности. В советской стране развивается искусство могучего гуманистического пафо­са, создающее образы новых героев нашего времени. В определении героя нашей эпохи, которое мы находим в выступлениях Н. С. Хрущева, отчетливо видны великие возможности советской литературы и выра­жены народные требования к ней.

Выступления Н. С. Хрущева ставят перед литературоведами большие проблемы в об­ласти теории социалистического реализма.

Наша задача состоит в том, чтобы на­стойчиво и с глубокой проницательностью поработать в области новых, специфических особенностей советской эстетики. Мы будем исходить из того, что писателей, естествен­но, должно влечь к себе «положительное в жизни», поскольку «именно это положи­тельное, новое и прогрессивное в жизни и составляет главное в бурно развивающейся

действительности социалистического обще­ства». С этой позиции, указанной нам Ком­мунистической партией, литература должна вести борьбу с недостатками и отрицатель­ными явлениями в жизни. Именно благо­даря этому критика отрицательных явлений становится особенно последовательной и беспощадной.

Весь вопрос в том, с каких позиций и во имя чего ведется критика, как сказал Н. С. Хрущев; мы обязаны подходить к яв­лениям современной литературы во всеору­жии знания действительности и необходи­мого политического опыта.

И. И. Анисимов указал на конкретные литературоведческие проблемы, возникаю­щие в работе отдельных секторов Институ­та, и призвал к их быстрейшему разреше­нию. Он обратил внимание на особую важ­ность и ответственность задач, стоящих перед Институтом в связи с подготовкой к дискуссии по вопросам социалистического реализма.

В выступлении К. Л. Зелинского прозвучало осуждение позиции некоторых писателей, до последнего времени группиро­вавшихся вокруг альманаха «Литературная Москва», а также журналов «Москва» и «Новый мир». Отвергая ложное представле­ние, будто такие писатели и поэты, как А. Яшин, Н. Жданов, А. Крон, С. Кирсанов или Е. Евтушенко перестали быть коммуни­стами в своих основных убеждениях, К. Л. Зелинский в то же время подчеркнул, что в их творческой деятельности все же имел место отход от политики партии. Эти това­рищи, по-видимому, считают, что свободу

90 ^ В УЧРЕЖДЕНИЯХ АКАДЕМИИ НАУК СССР

творчества нужно использовать только для безудержной критики советской действи­тельности. Вполне естественно, что посте­пенно они скатились на ревизионистские, по сути дела, позиции.

Недавно, рассказал К- Л. Зелинский, мне пришлось иметь беседу с одной видной анг­лийской писательницей. Она сказала: «Большинство людей в Вашей стране со­гласно с выступлениями Н. С. Хрущева. Мне хотелось бы услышать тех, кто с ним не согласны». Я ответил: «Вам, очевидно, трудно понять нашу психологию. Она опре­деляется тем, что мы все делаем по веле­нию души и сердца. У нас большая и дружная семья, которая воодушевлена одной общей идеей — построением комму­низма. Скажите, а в вашем обществе имеет­ся какая-нибудь объединяющая всех людей идея, одна цель?» — «Нет»,— ответила она.— «А у нас есть такая цель. И чтобы понять нашу психологию, надо понять нашу цель».

К. Л. Зелинский указал на чрезвычайную своевременность выступлений Н. С. Хруще­ва для всех советских деятелей литературы и искусства. Эти выступления учат тому, что ча любом участке работы литературоведа — создается ли теоретический труд или только критический обзор — надо твердо придержи­ваться принципов коммунистической партий­ности.

М. Б. X р а п ч е и к о отметил в своей речи, что выступления Н. С. Хрущева по вопросам литературы и искусства — это огромное событие в идейной жизни нашей страны. В них сформулирована политика партии в области литературы и искусства на современном этапе развития советского общества.

Яркую и выразительную характеристику, сказал оратор, получили в выступлениях Н. С. Хрущева нигилистические тенденции, которые проявились в нашей литературе за последнее время.

Некоторые эстетствующие литературове­ды и критики под видом борьбы с догматиз­мом извратили принципы марксизма. М. Б. Храпченко критиковал, в частности, книгу А. Бурова «Вопросы эстетики», где, по его мнению, эстетические явления трактуются в духе их противопоставления социальным и общественным идеям, принципам партийно­сти искусства.

М. Б. Храпченко указал на недостаточно

глубокую разработку ряда теоретических проблем со стороны ученых Института и на слабую связь Института с зарубежными прогрессивными учеными. Считая, что еже­годные обзоры советской литературы, став­шие в Институте традицией, страдают эмпи­ричностью и не имеют достаточного между­народного резонанса, оратор предложил от­казаться от них и приступить к регулярному изданию больших теоретических сборни­ков, в которых бы разрабатывались карди­нальные вопросы развития советской лите­ратуры, литератур стран народной демо­кратии, а также капиталистических госу­дарств. Он предложил пригласить к со­трудничеству прогрессивных зарубежных ученых. Пришло время,— заявил М. Б. Храпченко,— рассматривать процесс разви­тия советской литературы в сопоставлении с развитием литератур в других странах.

Прежде всего,— сказал в своей речи В. О. Перцов,— меня привлек тон выступ­лений Н. С. Хрущева — твердость и ясность его теоретических положений и политиче­ских требований. И в то же время — очень большая товарищеская чуткость к тем, кому надлежит разрешать и проводить в жизнь выдвинутые партией задачи. Партия призывает нас отказаться от своеобразной «оборонительности» и вялости, которая была свойственна нам в разработке некоторых проблем теории социалистического реализ­ма. В выступлениях Н. С. Хрущева твердо проводится мысль о том, что социалистиче­ский реализм — это искусство утверждаю­щее, какими бы приемами в осуществлении этой цели оно ни пользовалось.

Утверждающее начало социалистического реализма, отметил В. О. Перцов, нисколько не исключает необходимости острой крити­ки ошибок и недостатков. Так, например, пафос пьесы Корнейчука «Фронт», проявив­шийся в критике, был прежде всего пафо­сом утверждения; отсюда огромное значение этого произведения.

Нет сомнения в том, заявил В. О. Пер­цов, что глубоко волнующее и воодушев­ляющее нас выступление Н. С. Хрущева по проблемам литературы и искусства явится важнейшей вехой в дальнейшем развитии всей советской литературы.

Выступивший на заседании Р. М. С а м а-р и н рассказал о перспективах работы сек­тора истории зарубежных литератур в связи с выступлениями Н. С. Хрущева.

^ В УЧРЕЖДЕНИЯХ АКАДЕМИИ НАУК СССР 91

В заключительном слове И. И. Анисимов отметил выявившееся на заседании едино­душие в оценке выступлений Н. С. Хруще­ва по вопросам литературы и искусства как

программного документа, ставшего непо­средственным руководством к действию для всех советских литературоведов.

^ О. В. Егоров


Выступления Н. С. Хрущева по вопросам .литературы и искусства с новой силой по­ставили задачу укрепления связи общест­венных наук с практикой коммунистическо­го строительства. Сформулированные в них требования Коммунистической партии пол­ностью относятся не только к деятелям советской литературы и искусства, но также и к работникам в области философии.

Выступления Н. С. Хрущева, отметал в своем докладе на собрании в Институте фи­лософии директор Института П. Н. Федо­сеев, являются развитием линии XX съезда КПСС, потребовавшего от всех работников идеологического фронта, в том числе и от философов, покончить с догматизмом и начетничеством, покончить с отрывом идео­логической работы от жизни и борьбы со­ветского народа.

Как отмечалось и в докладе, и в выступ­лениях участников обсуждения, за время, истекшее после XX съезда КПСС, особенно в связи с борьбой за преодоление отрица­тельных последствий культа личности И. В. Сталина, достигнуто значительное оживление в области общественных наук. Институт философии Академии наук СССР добился положительных результатов в пере­стройке научно-исследовательской работы в свете требований XX съезда. Только в те­кущем году он издал такие серьезные коллективные труды, как первые два тома «Истории философии», «Роль народных масс и личности в истории», «Современный субъективный идеализм. Критические очер­ки», «Мышление и язык» и ряд монографий.

Совместно с работниками Уральского уни­верситета подготавливается труд «Подъем культурно-технического уровня трудящих­ся — закономерность социалистического об­щества», построенный главным образом на конкретном изучении материалов, собран­ных на предприятиях Свердловска и Сверд­ловской области. Проблемы диалектического материализма в значительно большей, чем раньше, степени разрабатываются на основе обобщения достижений естественных наук. •Созданный недавно в Институте сектор

эстетики налаживает связь с творческими организациями и художественными коллек­тивами.

Крепнут связи Института с философами зарубежных государств, в особенности стран народной демократии. В течение 1957 г. Институт посетили ученые Китая, Польши, Венгрии, Румынии, ГДР, Индии и других стран. Сотрудники Института при­няли участие в ряде научных конгрессов, конференций и симпозиумов за рубежом. В настоящее время отдельные проблемы разрабатываются совместно с институтами философии академий наук Китая, Польши, Румынии.

Однако, указывали участники собрания, коллектив Института не может быть удов­летворен своей работой. Большая часть подготовляемых им изданий имеет научно-популярный и учебный характер. С этим нельзя мириться. На первый план, отметил П. Н. Федосеев, выдвигается задача более глубокого исследования реальных и слож­ных процессов жизни. Он напомнил собрав­шимся слова Н. С. Хрущева: «Понять, осмыслить и правильно осветить сущность великих социалистических преобразова­ний— такова важнейшая задача наших идеологических работников».

На собрании прозвучала справедливая критика в адрес сотрудников сектора исто­рического материализма. Выступавшие го­ворили о серьезных недостатках, имеющих место при подготовке работы «Закономер­ности развития социалистического обще­ства», которая должна дать глубокое обоб­щение огромного опыта строительства со­циализма в СССР и народно-демократиче­ских республиках. Е. П. Ситковский, М. Ш. Бахитов, А. И. Компанеец, Е. Д. Модржин-ская, 3. В. Смирнова и др. отмечали, что слабо ведется борьба с реакционной бур­жуазной идеологией. В этой связи была подвергнута критике подготовленная Ин­ститутом книга «Очерки марксистско-ленин­ской эстетики», не ведущая серьезной поле­мики с идеалистическими построениями бур­жуазных исследователей; нет такой поле-

92 ^ В УЧРЕЖДЕНИЯХ АКАДЕМИИ НАУК СССР

мики и в книге В. В. Ванслова «Проблема прекрасного».

В связи с недостатками работ по фило­софскому обобщению достижений естество­знания отмечалось, что научные сотрудники Института должны более глубоко изучать

такие конкретные науки, как физика, мате­матика, биология, лучше подготовиться к предстоящему всесоюзному совещанию по философским вопросам естествознания.

А. П. Ермилов

^ ОБСУЖДЕНИЕ ПЛАНА ИСТОРИЧЕСКОЙ ЭНЦИКЛОПЕДИИ

(На Общем собрании Отделения исторических наук)

Общее собрание Отделения исторических наук 26 сентября обсудило вопрос о выпу­ске Исторической энциклопедии.

Необходимость в марксистском справоч­ном издании по историческим наукам, отме­тил в своем докладе академик В. В. С т р у-в е, давно ощущается широкими кругами советской интеллигенции — преподавателя­ми высшей и средней школы, научными работниками, пропагандистами, партийны­ми работниками. Существующие советские справочники, в том числе Большая совет­ская энциклопедия, не могут в достаточной степени удовлетворить те круги читателей, которые более углубленно и специально ин­тересуются историей, ни по словарному со­ставу, ни по содержанию статей, ни по библиографическим справкам. Ранее выхо­дившие исторические энциклопедии как отечественные, так и зарубежные устарели; они неприемлемы для советского читателя в методологическом отношении.

В связи с завершением издания Большой советской энциклопедии в настоящее вре­мя создались благоприятные возможности для выпуска ряда специальных энциклопе­дий, и в первую очередь Исторической.

Историческую энциклопедию намечено издать в 10 томах. В хронологическом от­ношении она должна охватить события всемирной истории от древнейших перво­бытно-общинных поселений и до наших дней. Энциклопедия должна дать широкий справочный материал по отечественной и зарубежной истории; содержать факты, характеризующие классовую борьбу (ста­тьи о революциях, революционных войнах, стачках, о международном рабочем и демо­кратическом движении и т. п.); показать борьбу политических партий и группировок, национально-освободительное движение, военную и дипломатическую историю. В Эн-

циклопедию войдут статьи об археологи­ческих культурах и памятниках, источниках по истории права, хрониках, публика­циях документов. Значительное место зай­мет характеристика исторических школ, вспомогательных исторических дисциплин и т. п.

Историческая энциклопедия, отметил до­кладчик, будет отличаться от общих энци­клопедических словарей и по изложению ма­териала и по структуре статей, большинство которых предполагается снабдить весьма подробной библиографией.

Отметив серьезные трудности, которые возникают при определении словарного со­става Энциклопедии, в особенности в связи с вопросом о включении в словарь крупных статей по истории отдельных государств, столиц, больших городов, а также экономи­ческих, культурных и иных терминов, В. В. Струве обратился к присутствующим с просьбой высказать свои соображения ПО' этому поводу.

Выступивший с содокладом академик М. Н. Тихомиров указал на необходи­мость при составлении Энциклопедии, ори­ентирующейся на самый широкий круг чи­тателей, добиться умелого сочетания попу­лярности изложения с его высоким науч­ным уровнем. Большое внимание, сказал он должно быть уделено точности фактическо­го и статистического материала.

М. Н. Тихомиров высказался за то, что­бы статьи для Энциклопедии представляли собой оригинальные работы видных истори­ков, имеющие самостоятельное научное значение (как это практиковалось в неко­торых прежних энциклопедиях, например Граната). В первую очередь, оригинальны­ми, исследовательскими по своему характе­ру, должны быть статьи по важным про­блемам истории СССР, для разработки-

^ В УЧРЕЖДЕНИЯХ АКАДЕМИИ НАУК СССР 93

которых у советских историков имеются наибольшие возможности.

Академик В. П. Волгин поставил в сво­ем выступлении ряд важных принципиальных вопросов подготовки и осуществления издания. Он высказал мнение, что Энцик­лопедия должна быть, в первую очередь, рассчитана на научных работников и в то же время составлена так, чтобы быть до­ступной по языку и стилю широким кругам советской интеллигенции.

Стремление дать возможно большее чис­ло мелких и конкретных статей справочного характера, заявил он, следует приветство­вать. Но вся эта масса мелких заметок должна иметь костяк. Было бы неправиль­но отказываться от включения в Энциклопе­дию статей по истории отдельных стран. Эти статьи должны давать схему историче­ского развития данной страны, показывать его общие закономерности и своеобразие. В. П. Волгин подробно обосновал необхо­димость включения в Энциклопедию статей по истории культуры, социальных и поли­тических теорий, а также основных терми­нов, касающихся истории экономики, как древней и средневековой, так новой и но­вейшей.

Высказанные соображения нашли под­держку участников собрания.

Директор Института истории А. Л. Сидоров подробно остановился на принци­пах отбора исторических деятелей, статьи о которых следует поместить в Энциклопе­дию, и сделал в связи с этим ряд предложе­ний. В частности, он предложил посвятить возможно большее число статей деятелям революционного движения в России второй половины XIX — начала XX в., что помогло бы в какой-то степени восполнить имею­щийся в литературе пробел.

От имени Главной редакции БСЭ на со­брании выступил Л. С. Шаумян, инфор­мировавший собрание о готовящихся спе­циализированных справочных изданиях.

В обсуждении принципов издания Истори­ческой энциклопедии приняли участие также И. М. Майски й, Б. А. Рыбаков, II. Н. Петров, А. Ф. Миллер.

Затем был заслушан и обсужден доклад директора Института востоковедения Ака­демии наук СССР Б. Г. Гафурова об участии советской делегации в рабо­те XXIV Международного конгресса восто­коведов в Мюнхене1. Собрание приняло постановление, одобряющее работу деле­гации.

1 См. статью Н. В. Пигулевской «Между­народный конгресс востоковедов», помещен­ную в настоящем номере журнала.