velikol.ru
1

Каждый из нас обладает большим или меньшим запасом слов. Большим — когда человек начитан, многое повидал и пережил, знаком, кроме родного, с языками людей, живущих в других странах. Меньшим — если в силу обстоятельств знания человека остались на уровне ранних лет его жизни.

Пользуясь удобствами быта, нося одежду и обувь, потребляя пищу, взмывая в самолете к небесам, читая книги, люди не задумываются о том, кто все это придумал и создал для сменяющихся земных поколений — то есть не интересуются историей окружающих устройств, которые обеспечивают им полноценное существование. Слова — такие же спасительные устройства. Попробуйте представить себе немое человечество — при отсутствии средства общения и самовыражения люди превратились бы в призраков. Но и в этом случае членам людских сообществ, как правило, чуждо любопытство к истории слов: для них ведь и слова — простые предметы житейского пользования. Изношенные ботинки выбрасывают в мусор; утратившее свою злободневность слово забывают.

Однако в каждой такой частице нашего языка таится откровение, вечный отпечаток минувших событий, порой отблеск, подчас глухой памятник. Среди этого множества бессмертных и в той же мере надежных свидетельств нет второстепенных — каждое шаг за шагом приближает нас к восстановлению всеобъемлющей истины, касающейся истории человечества и, в частности, страны, в которой живем. Перейдем к примерам такого процесса.

Слово «Бог» общеизвестно. Спросим любого человека, встретившегося нам: какому языку оно принадлежит? — «Конечно же, русскому, — прозвучит в ответ, — какому же еще? Тут и спрашивать нечего». Да, от слова «Бог» образовалось много действительно русских слов: «богатый», «убогий», «богадельня», «богомол», «богослов», «боготворить», «обожать», «обожествлять» и так далее. К вам хорошо относятся и вы благодарите простым словом «спасибо», а оно возникло из пожелания «спаси Бог» (тебя). Все это так, но... В 762 году халиф Мансур, основав на берегах Тигра новую столицу мировой арабской державы, дал ей персидское имя «Багдад», что по-русски значит «Бог дал». Невероятно — при одинаковом смысле почти полное совпадение звуков в двух разных языках! Как такое могло произойти? А вот как: в древней Вавилонии семиты называли главного бога вавилонян Энлиля другим именем — «Бэл» (Господь). Из города Ниппура, где этот бог особенно почитался, его семитское обозначение перешло к финикийцам, где оно предстает, например, в окончаниях знаменитых имен «Ганнибал», «Гаструбал», в несколько видоизмененном облике — «Ваал». Этот «Ваал» затем превращается в наименование древнеармянского бога солнца «Ваагн». Здесь надо иметь в виду, что в заимствованных извне словах армянский язык заменяет «л» и «р» звуком «г» («Соломон» из еврейского — «Сого-мон», «астрон» (звезда) из греческого — «асп» и так далее); во-вторых, конечное «н» в «Ваагн» — скользящий звук, он способен легко исчезать и появляться (это хорошо видно на примере польского и португальского языков, где «н» может произноситься, не будучи выражен полной буквой). От «Ваагн» пролегает непосредственный путь к соседней персидской среде, где из него возникает «баг» (сравнить «Варвара» и «Барбара»), Наконец, персидское «баг» отражено в русском «Бог». После этого, к примеру, становится ясным происхождение слова «боярин»: при обращении к персидскому языку оно имеет смысл «друг Божий»; вспомним слово «богатый»: это прилагательное значит «имеющий в себе Бога», «обласканный Богом», чем и объясняется его благосостояние.

В другом случае вавилонское «Бэл», попав во владения древнееврейских царей, утратило там начальный губной звук; подобное отпадение можно видеть в русском языке, где «видишь» при беглом произношении сократилось до «вишь», а затем превратилось в «ишь». Оставшееся «эл» привело к образованию в арабском языке обозначения «илах» (ил-ах) — «божество», а с прибавлением определенного члена возникло «аллах» — «Единый Бог, Аллах».

Итак, слово «Бог», о котором выше говорилось, начинает собою пространный список собственных и нарицательных имен, раскрывающих перед нами теперь историю свою и своих создателей — людей разных народов, вложивших в язык присущий им житейский опыт и мировоззрение. Такие имена по употреблению являются русскими, а по происхождению среди них имеются:

иранские: Господь, Гамаюн (птица); Худояров (фамилия); Владимир, Ермак, Людмила, Руслан (имена); Обь (река); государство, люди, матерь, художник, хозяин (нарицательные);

тюркские: Аракчеев, Даргомыжский, Кутузов, Менделеев, Ушаков (фамилии); Ангара, Лена, Ока (реки); Калуга, Ростов, Саратов (города); башмак, башня, голова, кошмар, кощунство, отец (нарицательные);

финские: Волга, Великая, Волхов, Клязьма, Мета, Нева (реки); Кинешма, Кострома, Москва, Псков, Суздаль (города).

^ Еще несколько интересных наблюдений:

Грозные арабские птицы абабилъ, которые согласно кораническому стиху сокрушили слонов в составе армии, осадившей Мекку — в персидском языке становятся мирными дрофами, в языке хицди — ласточками. Русские слова «популярный», «публикация» восходят к французским пёпль, пюблик, но если обратиться к испанскому соответствию пуэбло — народ, то сразу встает перед глазами первоисточник — вавилонское баб илу — «врата к богу»: речь идет о знаменитой в древних сказаниях башне с ее многочисленными строителями. Далее, распространенное русское имя «Сергей» («Сергий», армянское «Саркис») происходит от арабского шаркийй — «восточный» и совпадает по значению с именем греческого происхождения «Анатолий». В Азербайджане употребляется женская форма — Шаргия (арабскому напряженному «к» соответствует тюркское «г»). Это напоминает о другом подобном случае — рядом с распространенной в России «Людмилой» существует болгарское мужское имя «Людмил» с историей, уходящей далеко вглубь эллинских столетий.

В русском языке человек, восседающий в седле на спине верхового животного, обозначается словом «всадник». Но оказывается, что такое же значение исторически таится в двух других русских словах: «кавалер», «государь». Первое из них не требует больших разысканий: «кавалер» произошло от «всадника» по-испански (кабальеро). Но «государь» уводит нас под восточные небеса, в Иран. Персидское аспадар — «имеющий коня» , «всадник» на иноземной почве преобразилось в «господарь» (Молдавия, откуда польское господаж — «хозяин»), затем стали возникать живые, но последовательно усекавшиеся отростки единого корня: «государь» (откуда «государство»), «-сударь», «-су-» (в Московской Руси), наконец, «-с-» («что-с?»). Смягчение конечного «р» в устах россиян («-рь») привело к тому, что в еще одном случае живого употребления историческое окончание последовательно стерлось и заменилось неустойчивым звуком «н», как это бывает между старо-сирийским и арабским, японским и корейским языками. Итальянское мужское имя Арриго отражено во французском Анри, такое имя носил консул Франции в средиземноморском городе Чивитавеккья Анри Бейль — знаменитый Стендаль.