velikol.ru
1

МАРКСИСТСКАЯ ФИЛОСОФИЯ И НАУЧНОЕ ПОЗНАНИЕ

К завершению серии трудов «Диалектический материализм и современное естествознание»

Академик АН Таджикской ССР М. С. АСИМОВ,

кандидат философских наук АКБАР ТУРСУНОВ

Р

азвернувшаяся в нашу эпоху грандиозная по размаху и последст­виям научно-техническая революция коренным образом измени­ла традиционный образ науки. В самом деле, наука второй поло­вины XX в., органически сращиваясь с другими важнейшими сферами человеческой деятельности (техникой, производством и управлением), превратилась в мощный фактор общественного прогресса, проявляющего­ся, однако, по-разному в условиях социализма и капитализма. Современ­ная научно-техническая революция — это не только новое положение науки в обществе, но и принципиальное изменение характера самого науч­ного познания. Речь идет не просто о революционном обновлении системы фундаментальных понятий и законов науки, а о более глубоком и далеко идущем процессе — существенном преобразовании логического строя и са­мого стиля научного мышления. Это находит выражение в новых подходах к объекту исследования, новых принципах концептуального по­стижения предметного содержания и последующего установления истин­ности полученного знания. Сложившаяся в результате всего этого совер­шенно новая теоретико-познавательная ситуация вызвала в конечном счете критическую переоценку фундаментальных методологических прин­ципов классической науки.

Указанные глубочайшие сдвиги в структуре научного знания не могли не обернуться для науки самооценкой исходных принципов и исследователъских методам, под этим углом аретгая тл следует рассматривать факт интенсивного развития исследований по математической логике, теорети­ческой кибернетике, прогностике, общей теории систем, структурализму и т. д., которые в свою очередь представляют собой эффективные методы логического анализа знания и тем самым берут на себя функции внутри-научной методологии.

47

Научные обзоры и сообщения

В столь специфических условиях формирующегося нового интеллек­туального климата резко возрастает роль философии как «духовной квинт­эссенции эпохи» (К. Маркс). Именно философия призвана историей обес­печивать науку такими наиболее общими достаточно гибкими методами и мировоззрением, которые зиждятся на прочном теоретическом фунда­менте. Жизнь показывает, что из многочисленных, борющихся между со­бой и исключающих друг друга философских направлений, у каждого из которых сложилось специфическое понимание места человека в природе и его отношения к окружающему миру, выработалась собственная интер­претация исходных принципов человеческого познания и практического действия, лишь марксистская диалектика может выполнить столь ответ­ственную роль. Только она, говоря словами Ф. Энгельса, является «един­ственным, в высшей инстанции, методом мышления, соответствующим теперешней стадии развития естествознания» '. Только на основе диалек­тического материализма, наиболее цельного мировоззрения и эффектив­ного метода познания и преобразования мира, возможно адекватное решение кардинальных проблем, выдвигаемых научно-технической рево­люцией. Об эвристико- методологической действенности диалектики не­опровержимо свидетельствует реальная история научного познания, кон­кретная исследовательская деятельность ведущих естествоиспытателей современности — творцов основополагающих теоретических систем.

В своем философском завещании «О значении воинствующего материа­лизма» В. И. Ленин всесторонне обосновал жизненную необходимость творческого союза марксистской философии и естествознания — задачи, «...без решения которой воинствующий материализм не может быть ни в коем случае ни воинствующим, ни материализмом». С другой стороны, и теоретическое естествознание не может обходиться без научной фило­софии. Вот почему, подчеркивал Ленин, ученый-естественник «...должен быть современным материалистом, сознательным сторонником того мате­риализма, который представлен Марксом, то есть должен быть диалекти­ческим материалистом» 2. Это ленинское положение приобретает особый смысл именно сейчас, когда отчетливо вырисовываются внутренние тен­денции современного научного познания, объективно ведущие науку ко все более тесному союзу с материалистической диалектикой. Достаточно указать на факт выдвижения па передний план методологической пробле­матики, связанной с анализом процесса формирования, развития и смены теоретических систем. Живой интерес, проявляемый к этой проблематике ведущими естествоиспытателями современности, далеко не случаен. В естествознании XX в. вновь созревает «революционная ситуация», убе­дительным свидетельством чего могут служить фундаментальные откры­тия в астрофизике, космологии, физике элементарных частиц, генетике и молекулярной биологии, подготавливающие реальную почву для гряду­щего преобразования сложившегося научного миропонимания вообще.

Литература 20—30-х годов свидетельствует, что уже тогда диалекти­ческий материализм находил дорогу к сознанию ведущих естествоиспы­тателей страны. И если в определенные периоды становления союза марк­систской философии и естествознания были допущены определенные критические наскоки на эпохальные научные концепции, то вовсе не эти действия, основанные на превратном толковании соответствующих поло­жений диалектического материализма, определяли главное направление развития научно-философской мысли в СССР. Подтверждение тому — значительная активизация и расширение фронта философских исследо­ваний после I всесоюзного совещания по философским вопросам естество-

1 К. Маркс и Ф.Энгельс. Соч., т. 20, стр. 528.

2 В. И. Л е н и н. Поли. собр. соч., т. 45, стр. 29—30.

48

Научные обзоры и сообщения

знания (1958 г.), подведшего критический итог предшествующим дискус­сиям и наметившего пути и перспективы разработки гносеологических проблем науки. Решение задач, сформулированных в ходе совещания, было возложено на Научный совет по философским вопросам современно-гого естествознания при Президиуме Академии наук СССР, призванный руководить всеми формами сотрудничества советских философов и есте­ствоиспытателей, поддерживать и осмысливать с позиции диалектического материализма все передовое в науке, вести идеологическую борьбу с «нис­провергателями» марксистско-ленинского мировоззрения 3.

Подытоживая работу, проведенную советскими философами в тесном творческом содружестве с учеными-естественниками за последние 15 лет, мы ясно видим, что ими осуществлена большая исследовательская про­грамма, отличающаяся широтой охвата актуальных проблем и глубиной их теоретического анализа. Существенную по значимости и примечатель­ную по высокому научному уровню часть этой работы составляет серия исследований с общим названием «Диалектический материализм и совре­менное естествознание», выполненная коллективом советских ученых под руководством Научного совета по философским вопросам современного естествознания при Президиуме Академии наук СССР и Института фило­софии Академии наук СССР '*. Среди авторов данного цикла книг мы ви­дим не только ведущих философов (академики П. Н. Федосеев и Б. М. Кед­ров, иностранный член АН СССР Тодор Павлов, члены-корреспонденты АН СССР М. Э. Омельяновский, П. В. Копнин, Г. А. Свечников и др.), но и известных естествоиспытателей — отечественных (академики А. Д. Алек­сандров, В. А. Амбарцумяп, П. К. Анохин, Н. В. Белов, А. И. Берг, Н. П. Дубинин, А. Ю. Ишлинский, И. М. Лифшиц, В. Г. Фесенков,

B. А. Фок, В. А. Энгельгардт, члены-корреспонденты АН СССР Д. И. Бло-
хинцев, В. И. Сифоров и др.) и зарубежных (Дж. Верная, С. Пауэлл,

C. Саката).

Таким образом, рассматриваемая серия трудов, представляющая собой плод более чем десятилетнего исследования актуальных философских про­блем современной науки, является большим и серьезным результатом кон­структивного союза философов-марксистов и естествоиспытателей, стоя­щих на материалистических позициях. Есть все основания констатировать, что авторскому коллективу этого многотомного издания удалось успешно справиться со своей основной задачей — философски обобщить новейшие достижения наук о природе, раскрыть огромную роль диалектического ма­териализма в решении коренных теоретических проблем современного естествознания и показать значение союза естествознания и марксистской философии не только для естественных наук, но и для дальнейшего твор­ческого развития самого диалектического материализма.

3 См.: В. А. Амбарцумяп, М. Омельяновский, П. Федосеев. Укреп­
ление союза философов и естествоиспытателей. «Коммунист», 1971, № 4.

4 «Диалектический материализм и современное естествознание». Редакционная
коллегия: В. А. Амбарцумян, Д. И. Блохинцев, Я. И. Герасимов, В. М. Глушков,
Б. В. Гнеденко, Б. М. Кедров, И. В. Кузнецов, М. Э. Омельяновский, В. Н. Столетов,
В. А. Фок, Е. В. Шорохова. В серию входят следующие книги: Б. М. Кедров. Пред-
мет и взаимосвязь естественных наук. М., Изд-во АН СССР, 1962 (второе издание,
«Наука», 1967); «Структура и формы материи» (отв. ред. М. Э. Омельяновский). М.,
«Наука», 1967; «Материалистическая диалектика и методы естественных наук» (отв.
ред. М. Э. Омельяновский). М.. «Наука», 1968; «Ленин и современное естествознание»
(отв. ред. М. Э. Омельяновский). М., «Мысль», 1969; «Пространство, время, движение»
(отв. ред. И. В. Кузнецов). М., «Наука», 1971; «Современный детерминизм. Законы
природы» (редколлегия: Г. А. Свечников, Н. Т. Абрамова, М. Ф. Веденов, Ю. В. Сач­
ков). М., «Мысль», 1973; «Синтез современного научного знания» (отв. ред. М. Э. Оме­
льяновский). М., «Наука», 1973.

49

Научные обзоры и сообщения

Учитывая, однако, очевидную неисчерпаемость этой многогранной ис­следовательской задачи, при общей оценке степени ее разработки следует принимать во внимание не только книги рассматриваемой серии, но и ряд других тематически примыкающих к ней коллективных трудов, подготов­ленных за последние годы отделом философских вопросов естествознания Института философии Академии наук СССР, таких как «Философские проблемы физики элементарных частиц» (1963), «Диалектика в науках о неживой природе» (1964), «Философские вопросы квантовой физики» (1970) и др., а также материалы международного симпозиума «Диалекти­ка и современное естествознание» (1966) и II всесоюзного совещания по философским вопросам современного естествознания, посвященного 100-летию со дня рождения В. И. Ленина (1970).

Не претендуя на всеобъемлющую проблемную характеристику всех ра­бот, включенных в серию книг «Диалектический материализм и современ­ное естествознание», мы попытаемся лишь вычленить и коротко обсудить несколько проблем, представляющихся нам наиболее важными и принци­пиальными.

Анализ научного знания неизбежно влечет за собой для философии необходимость самосознания, осмысления своего места и роли в структуре человеческой культуры вообще и системе наук в особенности. Так было в прошлом столетии, когда Ф. Энгельс предпринял попытку философско-критического подытоживания достижений и проблем естественных наук своего времени, точно так же обстояло дело и в начале нашего века, когда В. И. Ленин, в плане всестороннего философского осмысления «новейшей революции в естествознании» и критического анализа идеалистических и метафизических интерпретаций ее результатов, развил дальше диалекти­ческий материализм. Исходя из этого, в первую группу наиболее принци­пиальных вопросов, по нашему мнению, следует отнести те из них, кото­рые касаются статуса марксистской философии как науки и ее функций е современном естественнонаучном познании. Данная проблематика про­низывает все работы серии, в той или иной форме она воспроизводится фактически в каждой из вошедших в нее книг и анализируется преимуще­ственно через призму соответствующих теоретико-познавательных ситуа­ций, сложившихся в различных областях современного теоретического естествознания. Особенно большое внимание уделено ей в книге «Ленин и современное естествознание», где она рассмотрена в общем русле спе­циального изучения ленинского философского наследия и его общеметодо­логического значения для науки нашего врементт.

В этой и во всех остальных книгах серии за исходное взято следующее положение (которое, по-видимому, можно считать наиболее адекватным современной познавательной ситуации): диалектический материализм — как наука о наиболее общих законах развития природы, общества и чело­веческого мышления — выполняет по отношению к конкретным наукам мировоззренческо-теоретическую и логико-методологическую функции, ко­торые выступают в неразрывном внутреннем единстве. Двуединый харак­тер этих функций следует из принципа единства материалистической тео­рии и диалектического метода, олицетворяющего научность марксистской философии. И если на современном этапе научного познания на передний план выдвигается логико-методологическая проблематика, то «существо этой тенденции определяется не умалением роли мировоззрения, но лишь характеризует более сложное опосредованное внедрение мировоззрения в саму ткань естествознания прежде всего через посредство методоло­гии» \

5 П. Н. Ф е д о с е е в. Идеи Ленина и методология современной науки. В кн. «Ле­нин и современное естествознание», стр. 17.

50

Научные обзоры и сообщения

Следует особо подчеркнуть, что выработке этой единственно отвечаю­щей духу времени точки зрения предшествовало критическое преодоление (хотя еще и не в полной мере) двух крайних подходов, внешне противопо­ложных, но во многом сходных по внутренней направленности и послед­ствиям: с одной стороны, рецидивов натурфилософских измышлений, а с другой — антифилософских предубеждений узкого профессионализма, на­шедшего духовную опору в «антиметафизических» умонастроениях ло­гического позитивизма. В силу известных историко-философских традиций особенно живучим оказалось натурфилософствованне, которое, несмотря на его «чуждый подлинно научному, опытному исследованию рационализм с придумыванием искусственных связей в противоположность обнаруже­нию истинных связей в самой природе» 6, уже в наше время пыталось «узаконить» свое существование путем отвоевания себе особой области ис­следования со всеми вытекающими отсюда пагубными последствиями не только для естествознания, но и для самой философской пауки. Между тем еще сто лет назад Ф. Энгельс, констатируя духовную смерть натур­философии, охарактеризовал всякую попытку ее возрождения как шаг назад \

Теперь, когда общие вопросы взаимоотношения марксистской филосо­фии и теоретического естествознания применительно к современному эта­пу их развития достаточно четко сформулированы и выяснены, главное состоит в выявлении конкретных форм и внутренних механизмов их ре­ального взаимовлияния. Содействие философии прогрессу науки и ее соб­ственное развитие путем обогащения принципиальными научными дости­жениями — две тесно связанные и взаимообусловленные стороны единого процесса. Однако реальная диалектика развития такова, что на том или ином его этапе на первый план выдвигается одна из этих сторон.

Так, в настоящее время средоточием теоретических усилий филосо­фов-марксистов стала проблематика, касающаяся дальнейшего развития системы категорий диалектического материализма в соответствии с эпо­хальными естественнонаучными открытиями, приведшими к современной научно-технической революции. Об этом четко сказано в одной из про­граммных статей рассматриваемой серии книг: «Категории материалисти­ческой диалектики сформировались в середине XIX в., предвидя в некото­ром отношении результаты естествознания XX в., способствуя их дости­жению и правильному пониманию. Но с того времени прошел целый век, наука вообще и естествознание в частности сделали огромный шаг вперед в познании природы и общественной жизни, накоплен большой научный материал, который нуждается в новой философской экстраполяции, при­водящей к возникновению новых и изменению содержания прежних фи­лософских категорий. Познание не только функционирует в соответствии с философскими категориями, но и требует их изменения и развития» *.

Реальный путь осуществления философских обобщений, ведущих к синтезу новых и усовершенствованию старых категорий мышления,— анализ фундаментальных понятий, на почве которого философия не толь­ко может черпать для себя стимулы развития, но и одновременно наибо­лее эффективно осуществлять свои функции общей научной методологии.

Данная группа исследовательских задач философии включает две пересекающиеся линии методологических изысканий. Одна из них — ос­мысление с учетом новых принципиальных научных данных смежных для

6 Б. М. К е д р о в. Предмет и взаимосвязь естественных наук, стр. 63.

7 См. К. Маркс и Ф. Э н г е л ь с. Соч., т. 21, стр. 305.

8 П. В. К о п н и н, М. В. Попович. Проблемы диалектической логики в их свя­
зи с естествознанием. В кн. «Материалистическая диалектика и методы естественных
наук», стр. 102.

51

Научные обзоры и сообщения

философии и естествознания общих понятий (таких как пространство, время, движение, причинность, бесконечность, целостность и т. д.). Дру­гая — анализ общенаучных понятий (типа структуры, информации, сохра­нения, симметрии, вероятности, эволюции и т. д.) в их отношении к со­ответствующим философским категориям. Такая аналитико-синтетическая работа, ведущаяся на обоих уровнях методологического исследования и на­целенная на обобщение и развитие категорий материалистической диалек­тики, не есть процесс одностороннего освоения науки философией; ее ре­зультаты в конечном счете оборачиваются для науки общим методом теоретического мышления, гносеологическим указателем на пути ее вос­хождения к новым высотам познания. С другой стороны, сама наука в движении по неизведанным дорогам познания вынуждена обращать свой взор на широкое поле культурно-исторической реальности, и прежде всего на высшие уровни систематизации знания, теоретическим ядром которых как раз и выступает философия. Это в свою очередь может привести к не обходимости критического переосмысления фундаментальных понятий, имеющих общефилософский статус, о чем убедительно свидетельствует история самой фундаментальной и высокоразвитой отрасли современного естествознания — физики. Достаточно указать на логический анализ по­нятия движения, выполненный Галилеем в общем плане критики основа­ний аристотелевской физики и ее средневековых комментаторов, эйнштей­новский пересмотр понятий пространства и времени в контексте теории относительности, переосмысление основателями квантовой теории классического понятия причинности и, наконец, то существенное уточне­ние, которому подвергаются понятия конечности и бесконечности в совре­менной космологии. Несомненно также, что разрабатываемые ныне новые фундаментальные физические концепции (в особенности в физике эле­ментарных частиц и релятивистской астрофизике), нацеленные на ради­кальное обобщение существующих теорий неклассической науки, обнару­жат совершенно неизвестные грани объективного пространства, времени, движения и причинности.

В свете сказанного вполне понятно, почему именно эти фундаменталь­ные понятия стали предметами особого внимания авторов книг «Про­странство, время, движение» и «Современный детерминизм. Законы приро­ды», где в известной мере подытоживаются уже проведенные философские исследования по этим проблемам и намечаются пути их дальнейшей раз­работки.

Хорошо известно, что категории пространства, времени, движения и причинности являются одними из важнейших элементов концептуальной структуры диалектико-материалистической философии. Историческое развитие и обогащение этих фундаментальных понятий происходит в ре­зультате обобщающего синтеза новейших достижений науки и социально-исторического опыта, с одной стороны, и критического анализа предше­ствующего (исходного) мыслительного материала самой философии — с другой. Теоретическое естествознание XX в. внесло много нового в трак­товку указанных категорий познания и тем самым дало новые творческие импульсы философскому поиску. Судя по конкретно-научному материалу, вовлеченному в русло логико-гносеологического анализа, и уровню его идейного осмысления, авторам рассматриваемых книг удалось в должной мере учесть эволюцию этих понятий и соответственно выявить некоторые новые содержательные и функциональные аспекты традиционных фило­софских категорий и принципов. В частности, заслуживают внимания предлагаемые ими решения, касающиеся изменения места и роли понятий пространства и времени в структуре физических теорий, специфики про­странственно-временных отношений в живой природе, их адекватного

52

Научные обзоры и сообщения

чувственного отображения, классификации основных форм движения ма­терии, взаимосвязи последних и критериев их различения (высших и низ­ших форм), соотношения принципа детерминизма и физических законов сохранения, понятий самоорганизации и причинности, жестко детермини­рованных и статистических закономерностей, типов детерминации в про­цессе формирования поведения биосистем и т. д.

Данные исследования во многом носят поисковый характер, чем и объясняется, по-видимому, известное расхождение во мнениях ряда авто­ров. Не останавливаясь на критической оценке предлагаемых решений кон­кретных вопросов, нам бы хотелось коснуться только общеметодологиче ской стороны специфически-философской постановки проблем. Коль скоро речь идет об онтологической характеристике реальности, философию в первую очередь интересует не столько своеобразие детерминации процес­сов в различных срезах предметной действительности или особенности проявления пространственно-временных отношений на соответствующих уровнях структурной организации материи, сколько монистическая при­рода этих специфических явлений с точки зрения всеобщей связи и раз­вития. Говоря так, мы опираемся на одно глубокое методологическое за­мечание В. И. Ленина из его «Философских тетрадей»: «Обычное представление схватывает различие и противоречие, но не переход от од­ного к другому, а это самое важное» 9. .

В чисто гносеологическом же плане главное состоит в изучении спо­собов отображения реальных закономерностей бытия в логике научных понятий. Применительно к анализу фундаментальных понятий это озна­чает исследование не только логически фиксированного содержания этих понятий, но и в особенности самого процесса изменения этого содержания. А решение такой задачи немыслимо без ее органического включения о контекст историко-научной и историко-философской традиции.

Переходя к характеристике второго уровня методологического осмыс­ления фундаментальных понятий, следует отметить большую работу, про­веденную авторами книги «Структура и формы материи», где дан много­сторонний гносеологический и логический анализ таких важнейших научных понятий, как структура, система, элементарность, вероятность, относительность к средствам наблюдения, потенциальная возможность, це­лостность, целесообразность и ряд других, в их реальном функциониро­вании в соответствующих системах специально-научного знания.

Центральное в книге — выявление общих аспектов понятия «структура», выдвинувшегося на передний план концептуального развития современ­ной науки. Глубокое осмысление этого фундаментального понятия в его содержательной связи с другими общенаучными понятиями, прежде всего понятиями системы и симметрии (структура как инвариантный аспект системы, симметрия как способ выделения структуры), дало возможность раскрыть его важное общенаучное и методологическое значение. Более того, как выяснилось, понятие «структура» — как отображение наиболее универсальных черт материальных и концептуальных систем — вполне мо­жет претендовать на роль общефилософской категории (оно естественным образом вписывается в ряд таких традиционных философских категорий, как форма и содержание, связь и отношение, причинность и взаимодейст­вие).

Методологические исследования, проведенные со времени опубликова­ния книги «Структура п формы материи» (1967 г.) ,0, выявили особое и

9 В. И. Л е н и н. Полн. собр. соч., т. 29, стр. 128.

10 См., например, обобщающий доклад советских ученых на IV конгрессе по ло­
гике, методологии и философии науки. «P. Suppes et al. (eds), Logic, Methodology and
Philosophy of Science» IV. North-Holland Publishing Company, 1973, pp. 583—592.

53

Научные обзоры и сообщения

важное место в системе научного знания также и понятия «симметрия», что дало основание рассматривать его в качестве одной из общих закономер­ностей материального мира и человеческого познания. Такой методологи­ческий подход позволяет установить органическую взаимосвязь трех фун­даментальных понятий современного естествознания — симметрии, сохра­нения и структуры — и раскрыть в этом широком логическом контексте реальные категориальные функции и эвристические возможности каждого из них.

Таким образом, можно констатировать известное достижение в гносео­логическом анализе общенаучных понятий в их содержательной взаимо­связи и логике развития. Однако вопрос о философском статусе некоторых из них (в особенности структуры и симметрии) требует дальнейшей раз­работки в плане их соотнесения с уже существующими категориями диа­лектического материализма, что явится, так сказать, «вторичной обработ­кой» этих понятий в контексте всей системы философских категорий в целом. Только такое всестороннее переосмысление и даст возможность установить специфически философское содержание понятий — кандида­тов на категориальный статус, не сводимое к их конкретно-научному со­держанию, но имеющее к нему логические выходы (в частности, именно в рамках этого целостного общефилософского анализа можно решить об­суждаемый ныне вопрос о том, какое из двух понятий — элемент или функция — может выступить в паре с категорией структуры).

Следует также отметить, что включение новых понятий в сложившую­ся систему философских категорий не есть механический акт, безразлич­ный для системы в целом; оно носит диалектический характер, т. е. в свою очередь сопровождается соответствующим уточнением содержания старых категорий, а значит и перестройкой их логических взаимосвязей и после­дующим установлением нового структурного единства всей системы в це­лом. Это возвращает нас к проблеме разработки системы категорий марк­систской философии и связанным с ней новейшим дискуссиям об изменении формы диалектического материализма в соответствии с корен­ными переменами в интеллектуальном климате нашей эпохи, вызванными современной научно-технической революцией. Не входя в детали этих актуальных вопросов, заметим лишь, что современное состояние их раз­работки достаточно полно отражено в материалах II всесоюзного совеща­ния по философским вопросам современного естествознания (1970 г.), тематически примыкающих к рецензируемой серии трудов.

Другое важное направление разработки философских вопросов естество­знания, на общей характеристике которого нам хотелось бы остановить­ся,— это логико-гносеологическое осмысление специфических методов и приемов современного научного познания в их соотношении с материали­стической диалектикой. Это одна из тех областей методологического ана­лиза, которые ближе всего к традициям исконно философского исследо­вания.

В самом деле, издавна, еще со времен формирования древнеиндийских Упанишад (древнейший философский памятник), одной из центральных проблем философии считается природа человеческого знания, его источни­ки, способы его получения и соотнесения с реальностью. Эти вопросы стали особенно актуальными, когда в связи с зарождением современного есте­ствознания во весь свой рост встала проблема научного метода в его от ношении к традиционному методу натурфилософского исследования. В дальнейшем эта проблематика переросла свои первоначальные рамки и обернулась попытками «онаучивания» самой философии, впервые оказав шейся перед исторической необходимостью оправдания собственного су ществования.

54

Научные обзоры и сообщения

Для марксистской философии, давно утвердившейся в качестве науки со своим специфическим предметом и методом исследования, конкретно -научное знание служит отправным пунктом в восхождении к собственным познавательным высотам, где она, перерабатывая на почве культурно-исторического сознания эпохи идейно-теоретические импульсы, получен­ные от конкретных наук, развивает соответствующие мировоззренческие и гносеологические положения. В результате происходит вторичное обра­щение философии к естествознанию, но уже в качестве нормативной ме­тодологии исследования (последняя, однако, не имеет ничего общего со стародавней натурфилософской рецептурой, вроде «мировой схематики» Е. Дюринга).

Научная методология, опирающаяся на материалистическую диалек­тику как логику и теорию познания, считает своей блпжайшей задачей поиск общих эвристических принципов, лежащих в основании генезиса, организации и экстенсивного развития научного знания, а также его со­отнесения с объектом. Формулирование таких методологических принци­пов возможно не иначе, как в результате глубокого философско-критиче-ского осмысления реального процесса научного мышления в его сложной взаимосвязи с социокультурными факторами.

Специфические методы и приемы естественнонаучного исследования рассмотрены в основном в двух книгах «Предмет и взаимосвязь естест­венных наук» и «Материалистическая диалектика и методы естественных наук», удачно дополняющих друг друга. В первой из них, представляющей целостное марксистское исследование предмета, цели и внутренней струк­туры естествознания в его прямом отношении к соответствующим формам движения материи и их объективных взаимосвязей, осмысление трех ос­новных типов естественнонаучного метода (общего, особенного и част­ного) подчинено общей задаче обобщенно-философского анализа. Во вто­рой — конкретно-научные методы и приемы исследования стали предме­том специального дифференциально-методологического анализа при учете их имманентной взаимосвязи и взаимопроникновения, с одной стороны, и внутреннего отношения к общедиалектическому методу — с другой. В преемственной идейной связи с первым трудом («Предмет и взаимосвязь естественных наук») в ней дается развернутый и систематический анализ фундаментальных черт научного метода вообще, роли и места измерения, эксперимента, гипотезы, аналогии, моделирования и системно-структур­ного подхода в ряду общих методов современного естествознания, соотно­шения специфических познавательных процедур астрономии, физики, химии, биологии, геологии и т. д. Следует отметить ряд тонких наблюде­ний и обобщений, сделанных авторами в отношении категориального ха­рактера научного мышления, диалектики предмета и метода науки, со­отношения эмпирического и теоретического уровней знания, особенностей функционирования естественнонаучных методов в их целостной системе, коллизий математизации и кибернетизации, и т. д.

К рассматриваемому кругу исследований тематически примыкают статьи книги «Синтез современного научного знания», касающиеся мето­дологического содержания и эвристического значения аксиоматического метода в физике, роли регулятивных принципов в построении и обоснова­нии научных теорий, структуры и функций последних, а также проблемы возникновения нового знания в свете логической теории умозаключения.

Проблема дедуктивно-аксиоматического метода — одна из актуальных в кругу логико-методологических вопросов современной науки; она давно вышла за пределы отдельных оценочных статей и становится предметом обсуждения на международных форумах философов и логиков. Это объ­ясняется тем, что ныне аксиоматический метод перерос свои первоначаль-

55

Научные обзоры и сообщения

ные рамки в качестве специфического способа организации математиче­ского знания и нашел дорогу в высокоразвитые отрасли теоретического естествознания. Принято считать, что аксиоматический метод — один из способов построения теории, и в качестве такового выступает как форма логической систематизации и обоснования готового знания. Однако более глубокое методологическое осмысление реальной практики научного ис­следования обнаруживает ограниченность такого понимания функций аксиоматики. Прежде всего оно не учитывает эвристические возможности этого метода, его конструктивную роль в движении познания к новым ре­зультатам. Это важное обстоятельство особо подчеркнуто в статье, посвя­щенной анализу аксиоматики современных физических теорий и свя­занной с ней проблемы поиска основополагающих понятий и прин­ципов последней. Считая с полным правом «несомненной крайностью» сведение функций аксиоматического метода только к упорядочиванию по­нятийного языка науки (последнее само по себе — существенная функ­ция рассматриваемого метода), автор доказывает, что «аксиоматический метод позволяет находить новое не только в том смысле, что положения или понятия, потенциально содержащиеся в данной теории, раскрывают себя и становятся явными в процессе дедукции, но и в том глубоком смыс­ле, что посредством аксиоматического метода отыскиваются новые прин­ципы и новые фундаментальные понятия, полагаемые в логическое осно­вание повой теории» ".

При философской интерпретации соотношения теории и опыта клас­сическая гносеология устанавливала между ними прямую связь: эмпирия не только детерминирует все звенья генезиса теории, но также однозначно и окончательно доказывает ее истинность или ложность. Современная методологическая мысль раскрыла новые формы этой связи, особенно в отношении способов установления предметной истинности теорий. В част­ности, выяснилось, что классическая формула «теоретическое знание бе­рет свое начало в опыте» применительно к современной познавательной ситуации сохраняет свою силу только при условии существенного обобще­ния самого понятия опыта. Была осознана особая роль так называемых методологических регулятивов, контролирующих на метатеоретическом уровне взаимоотношение теории и эмпирии, с одной стороны, и разных (по степени общности) теоретических систем — с другой. Эти эвристические функции регулятивных принципов наиболее выпукло проявляются в сов­ременной физике, гносеологический анализ фактического материала ко­торой и привел к выделению таких ведущих методологических принципов научного познания, как принципы соответствия, инвариантности, наблюда­емости и др. К этим эвристическим принципам (подвергнутым в книгах рассматриваемой серии подробному анализу 12) можно было бы добавить также приниц единства знания и принцип экстраполябельности. Не входя в детали, скажем только, что последние находятся в тесной содержатель­ной связи с принципом соответствия и как таковые играют фундаменталь­ную методологическую роль в структуре развивающегося научного знания.

Принципиальная особенность современного этапа развития научного знания — резко выраженное стремление к внутреннему единству, которое можно проследить в имманентных тенденциях различных отраслей науки к концептуальному и методологическому синтезу. Гносеологический ана-

11 М. Э. О м е л ь я н о в с к ий. Аксиоматика и поиск основополагающих принци­
пов и понятий в физике. В кн. «Синтез современного научного знания», стр. 336.

12 См.: И. В. Кузнецов. Преемственность, единство и минимизация — фунда­
ментальные черты научного метода. В кн. «Материалистическая диалектика и мето­
ды естественных наук», стр. 322—366; Е. А. Мамчур, С. В. Илларионов. Регу­
лятивные принципы построения теории. В кн. «Синтез современного научного зна­
ния», стр. 355—389.

56

Научные обзоры и сообщения

лиз характера этой общей тенденции, ее движущих сил, ее форм и особен­ностей — одна из тех актуальнейших задач, при решении которых фило­софия может наиболее адекватно осуществлять свои мировоззренческие и методологические функции. Более того, в данном случае философия вы­ступает не в роли постороннего анализатора, а одного из ведущих ингреди­ентов самого рассматриваемого ею процесса синтеза знания. В этом плане осмысление обобщающих процессов предполагает решение двух тесно пе­реплетающихся исследовательских задач — выявление, анализ внутри-научных синтетических тенденций и осознание инициативной роли самой философии как одного из инструментов теоретического синтеза наук. Именно эта двуединая задача — предмет исследования книги «Синтез современного научного знания», завершающей серию обобщающих тру­дов «Диалектический материализм и современное естествознание».

Прежде всего отметим главное научное достоинство книги в целом: в ней впервые в мировой философской литературе дано обобщающее иссле­дование целого комплекса принципиальных гносеологических и методоло­гических вопросов, имеющих важное теоретическое и практическое зна­чение. Это — не эмпирическая констатация и не узкотеоретическое описание отдельных гносеологических явлений, а фронтальный диалектп-ко-материалистический анализ общих закономерностей внутреннего дви­жения современного глубоко дифференцированного человеческого знания к «единой науке», грядущее формирование которой пророчески предви­дел К. Маркс.

Идя от общего к частному, авторы дают последовательный и обстоя­тельный разбор типологии синтетических процессов в науке, выявляют внутренние взаимосвязи наук в современном естествознании и технике, синтезирующую роль естественнонаучной картины мира, выясняют ин-тегративные функции ведущих отраслей знания (кибернетики, механики, физики, генетики), фундаментальных принципов (принципов развития и целостности) и концепций (атомистики), а также самих познавательных процедур (обобщения, аксиоматизации и формализации). Обращают на себя внимание программная постановка вопроса об основапиях естествен­ных наук под углом зрения будущего теоретического синтеза физики и биологии, выявление и характеристика особой синтезирующей функции научной теории, а также обоснование необходимости внутреннего едине­ния методологического и ценностного аспектов знания в свете преобразу­ющей деятельности современного человека и связанной с ней задачи фор­мулирования интегральных критериев оптимизации биосферы Земли.

Переходя к общей оценке трудов серии «Диалектический материализм и современное естествознание», прежде всего следует подчеркнуть, что опи подводят известный итог целому этапу разработки философских воп­росов естественных и технических наук. Характерная черта этого этапа — общее повышение идейно-теоретического и профессионального уровня советской философской литературы, переход к интенсивному изучение узловых методологических проблем развивающегося научного познапия. наконец, совершенствование самого стиля философского исследования. Книги серии «Диалектический материализм и современное естествозна­ние» дают яркое представление о всей глубине принципиального сдвига, совершившегося за последнее десятилетие в постановке и в самом содер­жании философско-методологических исследований. В этом плане издание рассматриваемой серии этих фундаментальных трудов — значительное со­бытие в нашей научной жизни.

57

Научные обзоры и сообщения

Конечно, в книгах данной серии, написанных большим коллективом авторов и изданных в разное время, не все равноценно; книги разнятся не только по теоретическому уровню (научной актуальности и глубине раз­работки соответствующих проблем), но и по своей общей композиции (идейно-тематической компоновке и логической спаянности излагаемого материала). В этой связи, не входя в детали, хотелось бы подчеркнуть необходимость поиска новых, еще более эффективных форм подытожива­ния и публикации коллективных исследований. Значение этой важной за­дачи состоит не только в ее прямой связи с актуальной проблемой повы­шения качества философской литературы вообще; она — составная часть другой, более общей задачи — дальнейшего совершенствования сложив­шихся форм творческого союза и делового сотрудничества философов и представителей конкретных наук.

Сказанное отнюдь не умаляет значения уже проделанной большой ра­боты, в особенности серии фундаментальных трудов «Диалектический ма­териализм и современное естествознание». То, что сделано ее высококва­лифицированным авторским коллективом, представляет собой важную ве­ху и необходимое условие дальнейшей исследовательской работы в области философских наук.

Надо особо отметить важную роль, которую сыграла рецензируемая серия в укреплении завещанного В. И. Лениным творческого союза фило­софов-марксистов и естествоиспытателей на базе материалистической диалектики как логики и теории познания. Участие в серии крупных спе­циалистов по астрономии, физике, биологии, математике, кибернетике, фи­зиологии и других конкретных наук — убедительное свидетельство укреп­ления и углубления этого плодотворного сотрудничества за последние пятнадцать лет. Содержательные методологические исследования А. Д. Александрова, В. А. Амбарцумяна, Д. И. Блохинцева, Н. П. Дубини­на, В. А. Фока, В. А. Энгельгардта и других ведущих ученых-естествоис­пытателей, постоянно сотрудничающих с философами, показывают, что об­ращение этих авторов к диалектическому материализму далеко не случай­но и что оно продиктовано в первую очередь объективной логикой их кон­кретно-научных работ. Так по свидетельству В. А. Фока, квантовая теория выдвинула ряд принципиальных гносеологических проблем, без правиль­ного решения которых оказалось невозможным и правильное понимание самой квантовой механики как физической теории 13.

13 См. В. А. Фок. Квантовая физика и философские проблемы. В кн. «Ленин и современное естествознание», стр. 186; О н ж е. Квантовая физика и строение мате­рии. В кн. «Структура и формы материи». Оглядывая историю концептуального и фи­лософского развития квантовой механики, мы ясно видим, что за истекшие четыре десятилетия гносеологические взгляды Н. Бора, В. Гейзенберга, М. Борна и других творцов этой новой системы физических понятий претерпели определенную эволю­цию. Красноречивым примером может служить научно-философское творчество Н. Бора, в особенности эволюция его понимания принципа дополнительности. В 30— 4U-e годы этот принцип излагался Бором так, что на передний план выступала идея так называемого «неконтролируемого взаимодействия» (между микрообъектом и из­мерительным прибором), причем последняя связывалась с другой, явно ошибочной в философском отношении идеей принципиальной неприменимости понятия объек­тивной реальности в квантовой теории. Впоследствии, в результате дискуссий с дру­гими учеными, в особенности с В. А. Фоком, представившим критические замечания, основанные на материалистической интерпретации квантовой механики, Н. Бор от­казался от термина «неконтролируемое взаимодействие» и соответственно уточнил ряд своих прежних формулировок. Это явственно обнаруживается в одной из послед­них работ Бора «Квантовая физика и философия», которая не без основания счита­ется «...существенным шагом к материалистическому и диалектическому воззрению на квантовую механику» (см.: Нильс Бор. Избранные научные труды. Т. 2, М.. 1971, стр. 645 — Комментарии). Примечательно также недавнее заявление В. Гейзен-

58

Научные обзоры и сообщения

Книги серии привлекли внимание зарубежной научной общественно­сти: одни из них («Предмет и взаимосвязь естественных наук», «Структу­ра и формы материи») уже переведены на ряд иностранных языков, пе­реводы других («Ленин и современное естествознание», «Синтез совре­менного научного зания») готовятся к печати.

Существует много свидетельств мирового признания советских работ по рассматриваемому кругу вопросов. Одно из них — публикация в Ита­лии сборника «Материалистическая интерпретация квантовой механики. Физика и философия в СССР» и, куда вошли, в частности, некоторые ста­тьи из рецензируемого цикла книг. Об этом же говорит интерес, проявлен­ный к английскому переводу совместного труда советских философов и физиков «Философские проблемы физики элементарных частиц» (он на-нашел положительный отклик у американских специалистов15), темати­чески примыкающего к исследованию названной серии. На страницах журнала немецкого физического общества «Physikalische Blatter» была опубликована и обсуждена философская статья советских авторов, где обосновывалась идея особой относительности в субатомной физике поня­тий элементарности, сложности и структуры (на эту диалектическую идею обратил внимание выдающийся физик современности М. Бори).

Внимание мировой научной общественности привлекли также совмест­ные работы советских физиков и философов по актуальным проблемам пространства и времени, конечности и бесконечности, выполненные в об­щем русле материалистической интерпретации теории относительности и релятивистской космологии. Достаточно указать на интерес, проявленный к коллективному труду советских ученых «Бесконечность и Вселенная» (М., 1969), а также к книгам, изданным по материалам трех всесоюзных симпозиумов по философским проблемам теории тяготения А. Эйнштейна и релятивистской космологии (Киев, 1964—1970 гг.). Более того, некото­рые принципиальные положения, отстаиваемые философами-марксистами, прочно заняли место в идейно-теоретическом арсенале современной фи­зики. Наиболее ярким примером может служить ленинская идея неисчерпа­емости атома и электрона, которая, по признанию ряда ведущих зарубеж­ных ученых (Ф. Дайсон, С. Пауэлл, С. Саката и др.), все более и более входит в эвристико-методологическое основание создаваемой ныне теории элементарных частиц.

О дальнейшем укреплении международного престижа советской фило­софской науки убедительно свидетельствуют итоги XV всемирного конг­ресса по философии, состоявшегося в Варне 17—22 сентября 1973 г.

Все эти немаловажные факты дают основание констатировать, что благодаря тесному творческому контакту с естествоиспытателями в по­следнее время существенно повысились не только уровень, но (что более важно) эффективность исследований философов-марксистов.

УДК 100.7

берга, признавшего, что критика «небрежных формулировок», содержащихся в преж­ней литературе по квантовой механике, была правильной (см. «Physikalische Blatter», 1969, Hf. 3, S. 112—113).

14 M. E. Omelyanovsky, V. A. Fock e altri. L'interpretazione materialistica
della meccanica quintistica. Fisica e filosofia in URSS. Milano, 1972. Сборник привлек
внимание итальянской научной печати, давшей на него ряд положительных рецен­
зий.

15 См. L. Brown. Dialectically Materializing Elementary Particles. «Physics to
day», 1969, v. 19, N 4, pp. 87-88.

59