velikol.ru
1

Описание первого урока по творчеству О.Э.Мандельштама


Слово учителя.

В японском городе Киото, в монастыре Рёандзи, есть сад камней, созданный монахами-буддистами. Прогуливаясь по длинной веранде, монахи с благоговением смотрели на посыпанную белым гравием прямоугольную площадку и на ней застывшие каменные глыбы, обрамленные мхом. Каждому из монахов было хорошо известно, что камней в этом саду – 15, но сколько бы не бродили они по веранде, в какой бы точке не останавливались, их глаза могли сосчитать только 14 . Казалось бы, чего проще: мох, гравий и камни…. Но высокое искусство создателей сада сделало его тайной, которую не дано разгадать простыть смертным.

Эта японская быль-легенда и связанные с ней раздумья невольно возникают в памяти, когда берешь в руки сборник стихов О.Мандельштама. Казалось бы, все уже известно, каждая строка знакома, каждое стихотворение знаешь почти наизусть… Но вдруг ловишь себя на мысли, что тебе это только кажется: тайна притягательности мандельштамовских строк подобна тайне японского сада камней - она рождает вереницы мыслей, помогает познавать мир природы и мир человеческих чувств, но сама продолжает оставаться тайной.

^ Чтение стихотворения

Отравлен хлеб, и воздух выпит:

Как трудно раны врачевать!

Иосиф, проданный в Египет,

НЕ мог сильнее тосковать.

Под звездным небом бедуины,

Закрыв глаза и на коне,

Слагают вольные былины

О смутно пережитом дне.

Немного нужно для наитий:

Кто потерял в песке колчан,

Кто выменял коня, - событий

Рассеивается туман.

И, если подлинно поется

И полной грудью, наконец,

Все исчезает – остается

Пространство, звезды и певец!

Это один из шедевров сборника «Камень», в котором, как в зеркале, отразились и «космическая» философия поэта (его мечта установить связь между затерянными в пространстве Вселенной мирами и миром человеческой души), и стремление заглянуть в глубь веков и оживить в памяти ушедшие в небытие народы и цивилизации (реставрировать их культуру и верования, чтобы восстановить генезис современного искусства), и, наконец, подлинно общечеловеческие представления Мандельштама о нравственности и красоте, которых ныне так не хватает.

Исследователи творчества поэта давно заметили его восторженное отношение к античности, увлечение культурой Средневековья и наследием Ренессанса, но оставляли без внимания глубокий интерес Мандельштама к библейской теме.

В стихотворении «Отравлен воздух…» библейские мотивы приобретают реальные формы. Легенда о мытарствах Иосифа, проданного родными братьями в рабство, нитями ассоциаций вплетаются в канву лирического сюжета.

Чтение подготовленным учеником текста из Библии:

Но обратимся к первоисточнику: «И сели они есть хлеб, и взглянувши увидели, вот идет караван Измаильтян с товарами в Египет. И сказал Иуда братьям своим: «Что пользы, если мы убьем брата нашего и смоем кровь его? пойдем, продадим его измаильтянам. Братья послушались его и, когда проходили купцы, вытащили Иосифа изо рва и продали его за 20 серебреников, а они отвезли Иосифа в Египет». О страданиях Иосифа в Библии сказано немного. Благодаря своему уму и предприимчивости он стал наместником фараона, женился на дочери придворного жреца, которая родила ему сыновей , и Иосиф забыл «все несчастья и дом отца своего». У библейской легенды счастливый конец: благородный Иосиф простил своих братьев, облаготельствовал их и прожил до 110 лет.

^ Беседа по тексту стихотворения.

Мандельштам в основу лирического сюжета берет начало легенды, когда страсти человеческие накалены до предела, когда торжествует сатанинская зависть, толкнувшая на преступление сынов Иакова, и обливается кровью сердце проданного в рабство Иосифа:

Отравлен хлеб, и воздух выпит:

Как трудно раны врачевать!

Иосиф, проданный в Египет,

НЕ мог сильнее тосковать.

Библейский образ нужен поэту для того, чтобы подчеркнуть глубину страданий лирического героя. Во второй и третьей строфах легенда приобретает зримые формы: словно в театре теней проплывают перед нами силуэты всадников, охраняющих караван и увозящих Иосифа в Египет.

В мире происходит величайшая из несправедливостей: братья погубили единокровного брата, лишили его свободы. Почему же не разверзлось небо, не испепелило молниями преступников? Почему молчат звезды? Поют, а не плачут бедуины? Отравлена атмосфера жизни: ненависть, злоба, зависть вытеснили из человеческой души доброту и сострадание. И звездное небо не в силах помочь, ибо мир природы, хотя и включает в себя мир людей, давно уже не управляет им…

Но вернемся к лирическому герою. Тоска переполняла его сердце, предчувствие вселенского горя изранило его душу. «Как трудно раны врачевать! – это ли свидетельство пророческого дара Мандельштама, который подобно Велимиру Хлебникову и другим поэтам серебряного века уже в 1913 году слышал приближающиеся шаги братоубийственного времени.

Кто же он, лирический герой? Безусловно, поэт ( «певец» в последней строке). Понятны его страдания. Кто, как не поэт, способен вобрать в себя всю мировую тоску и отлить её в слово.

Последняя строфа – идея спасения мира красотой (вспомним Достоевского).

Мандельштам не случайно обращается в этом стихотворении легенде об Иосифе. Всеобщее примирение – залог процветания человечества. Такова философская мысль, пронизывающая её содержание. Такова и мысль поэта, который ввел легенду в ассоциативный круг стихотворения. Актуальность её в наши дни, когда мир захлестывают волны насилия, распрей, очевидна.

Д\з. Инд зад «Сообщение о соборе Notr Dam», чтение стихотворений из сборника «Камень»