velikol.ru
1

ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК, 2002, том 72, № 9, с. 779-785

ОРГАНИЗАЦИЯ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Еще недавно возможности получения сверхкоротких - фемтосекундных - лазерных импульсов и ги­гантских плотностей энергии в импульсе казались фантастическими. В наши дни фемтосекундная техника становится инструментом исследования не только в химии, биологии, метрологии, но и в ядерной физике, физике плазмы, физике экстремальных состояний. На заседании Президиума РАН о достижениях этого направления лазерной физики рассказал профессор B.C. Летохов. По его мне­нию, сейчас происходит фемтосекундная инструментальная революция, которая приведет к фунда­ментальным открытиям во многих областях науки и техники.

^ ФЕМТОСЕКУНДНЫЕ ЛАЗЕРНЫЕ ИМПУЛЬСЫ: ПЕРСПЕКТИВЫ ПРИМЕНЕНИЯ

В. С. Летохов




В течение полутора веков мы наблюдаем про­гресс в создании и использовании источников электромагнитного излучения со все более высо­кой частотой колебаний. В конце XIX в. появи­лись первые электрогенераторы, затем - первые искровые передатчики (правда, это было еще не­когерентное излучение), электромеханические машины и т.д. Стремительно укорачивалась дли­на волны излучения по мере изобретения таких приборов, как электровакуумная лампа, магне­трон, клистрон, транзистор, что привело к освое­нию радио- и микроволнового (СВЧ) диапазонов (рис. 1). Следующий важный прорыв был сделан в середине XX в., когда изобрели мазер и лазер. И в последние 40 лет мы продолжаем быть свидете­лями новых впечатляющих достижений как в са­мой квантовой электронике, так и в порожден­ных ею научных дисциплинах (когерентной, не­линейной и квантовой оптике) и применениях.



Подобно электричеству и электронике, про­никавшим, начиная с конца XIX в. во все области человеческой деятельности, квантовая оптичес­кая электроника и когерентный свет стали не­отъемлемой частью науки и техники конца XX в. Иногда даже лазер называют "динамо XXI столе­тия". И это, пожалуй, не преувеличение. Несмот-

ря на некоторые издержки быстрого развития, например, на взлет и падение такой амбициозной и преждевременной программы, как "Laser star wars", лазеры открыли путь к подлинно револю­ционным достижениям при сравнительно неболь­ших затратах. К ним относится получение пре­дельно коротких сгустков электромагнитной энергии - лазерных импульсов света фемтосе-кундной (1 фс = Кг45 с) длительности. Проникно­вение в область фемтосекундных импульсов све­та позволило исследовать ультрабыстрые про­цессы, которые ранее были недоступны для прямого наблюдения. Более того, за счет сжатия фемтосекундных импульсов во времени и прост­ранстве можно получать сверхсильные электро­магнитные поля. При фокусировке мощных фем­тосекундных импульсов достижимы плотности энергии, равные или превышающие плотность энергии ядерного взрыва. Но в отличие от по­следнего, сверхвысокие мощности и плотности энергии достижимы в лабораторных условиях, могут многократно повторяться, их получение не ограничено Договором о запрещении ядерных ис­пытаний.

Напомним, что период световых колебаний видимого диапазона составляет примерно 2-3 фс. За это время свет распространяется на расстоя­ние, равное длине световой волны, - примерно на 1 мк. Импульс длительностью 10 фс, содержащий всего несколько периодов светового колебания, имеет протяженность несколько микрон (!), то есть сильно сжат в пространстве, а его спектр за­нимает почти всю видимую область. От высоко­монохроматического лазера мы переходим к ла­зерному фемтосекундному источнику когерент­ного "белого"света.

В некогерентном свете обычных источников колебания напряженности электрического поля на различных длинах волн в разные моменты вре-

779

780

ЛЕТОХОВ







матично, время флуктуации гораздо больше пе­риода световых колебаний.

В активной среде лазера с помощью резонато­ра поддерживаются световые колебания только определенных пространственных конфигураций (стоячие волны) на некоторых резонансных час­тотах. Такие колебания называются модами гене­рации. Хороший лазер работает в одномодовом режиме, испуская гармоническое световое коле­бание с предельно узким спектром излучения. Поэтому лазер является источником высококоге­рентного - направленного и монохроматического -света.

Реальный лазер, как правило, работает на многих модах, частоты которых лежат в пределах спектральной полосы усиления активной среды. Моды отличаются числом полуволн стоячей вол­ны между зеркалами резонатора лазера, поэтому их частоты эквидистантны, но фазы световых колеба­ний в разных модах независимы друг от друга. Если согласовать, или "сфазировать", колебания всех мод лазера на различных частотах, то в результате их интерференции возникают "упорядоченные" ультракороткие импульсы с длительностью, равной обратной ширине спектра, - числу сфазирован-ных мод. Такая фазировка световых колебаний различных мод может происходить за счет раз­личных нелинейных эффектов, обеспечивая тем самым генерацию пико- и фемтосекундных им­пульсов. Другими словами, эффекты нелинейно­го взаимодействия светового поля высокой ин­тенсивности с веществом внутри резонатора спо­собствуют переходу многомодового лазера от режима генерации на неупорядоченных модах к режиму упорядоченной генерации большого чис­ла сфазированных мод излучения. Это частный пример самоорганизации в сложной нелинейной системе, общие законы которой изучаются в син-энергетике.

Прогресс в генерации ультракоротких им­пульсов лазерами с самофазировкой мод дости­гался по мере того, как использовались различ­ные типы нелинейностей и активных сред (рис. 2). В первых пикосекундных лазерах на стекле с при­месями ионов неодимия самофазировка мод про­исходит за счет нелинейного пропускания резо­нансно-поглощающих сред (растворов молекул красителя). Применение широкополосных усили­вающих сред, обеспечивающих непрерывную со­гласованную генерацию многих тысяч сфазиро­ванных мод, позволило освоить область длитель­ностей примерно до 100 фс = 0.1 пс. Такие эксперименты были выполнены в конце 70-х го­дов доктором Э. Иппеном и доктором Ч. Шэнком в лабораториях фирмы "Белл Телефон".

Следующим логическим шагом стало исполь­зование для самофазировки мод безынерционной нелинейности, возникающей при взаимодействии

ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК том 72 № 9 2002

^ ФЕМТОСЕКУНДНЫЕ ЛАЗЕРНЫЕ ИМПУЛЬСЫ

781


мощного излучения не с поглощающей, а с совер­шенно прозрачной средой - кристаллом, в кото­рой находятся в качестве примеси усиливающие свет ионы. В сильном световом поле показатель преломления кристалла немного возрастает (оп­тический эффект Керра). Эффект возникнове­ния самоподдерживающейся фазировки мод за счет керровской нелинейности и генерации фем-тосекундных импульсов обнаружен эксперимен­тально в 1991 г. профессором У. Сиббетом (Шот­ландия) в лазере на кристалле титаната сапфира (Ti : A1203). Этот кристалл похож на лазерный кристалл рубина (Сг : AL203), но в отличие от по­следнего имеет очень широкую полосу усиления (от 750 до 850 нм), что позволяет усиливать им­пульс длительностью порядка 10 фс, ширина спе­ктра которого около 100 нм. С этого момента фемтосекундные лазеры превратились в более доступный и простой исследовательский инстру­мент во многих лабораториях.

Относительно скромные "настольные" лазе­ры фемтосекундных импульсов с энергией им­пульса в области микроджоуля-миллиджоуля от­крыли перед исследователями интереснейший мир фемтофизики и фемтохимии. До сих пор ин­формация об ультрабыстрых процессах извлека­лась из косвенных экспериментов и оценок, осно­ванных на ширине спектральных линий поглоще­ния и флуоресценции. Сегодня фемтосекундные лазерные импульсы позволяют проводить изме­рения ультрабыстрых динамических процессов в молекулах и конденсированной среде прямым и надежным образом.

Приведу в качестве примера выполненные профессором А. Зивейлом (Калифорнийский технологический университет в г. Пасаденна) пи­онерские исследования одной из наиболее фунда­ментальных проблем химической физики - моле­кулярной динамики, то есть процесса образова­ния или фрагментации молекул в масштабе времени от 10 пс до 10 фс [1]. В этот период вре­мени сталкивающиеся реагенты (атомы, молеку­лы) формируют новую молекулу или, наоборот, молекула распадается на фрагменты. Исследова­ния А. Зивейла, отмеченные Нобелевской преми­ей по химии в 1999 г., способствовали детальному пониманию столь интимного момента в жизни молекул. Сегодня ясно, что фемтосекундные ис­следования биоорганических молекул, таких как ДНК, РНК и белки, приведут к гораздо более глу­бокому пониманию первичных стадий биохими­ческих реакций. Более того, на XX Сольвеевской конференции по химии обсуждались возможнос­ти управления химическими реакциями с помо­щью фемтосекундных лазерных импульсов. В ча­стности, в своем заключительном слове на конфе­ренции я рассмотрел возможности практической реализации этих интересных идей [2].

Усиление фемтосекундных импульсов высо­кой интенсивности сталкивается с серьезной про­блемой оптического повреждения самой усилива­ющей среды (лазерных кристаллов) в мощных световых полях. Однако когерентность световых колебаний позволила найти изящное решение этой проблемы. Фемтосекундный импульс перед усилением растягивается во времени в дисперги­рующем элементе. Особенностью последнего яв­ляется различие скоростей распространения ко­ротковолновых и длинноволновых компонент спектра импульса, в результате чего коротковол­новые компоненты отстают от длинноволновых на время, в сотни и тысячи раз превышающее длительность фемтосекундного импульса. Этот эффект "чирпинга" ("chirping") частоты импуль­са растягивает импульс и, соответственно, умень­шает его мощность в тысячи раз, что позволяет пропускать его через усиливающую среду без ее повреждения световым полем. После усиления импульс проходит через так называемый ком­прессор с обратным знаком дисперсии, в котором коротковолновые компоненты спектра догоняют длинноволновые, в результате длинный импульс сжимается опять до первоначальной формы с фемтосекундной длительностью, но с гораздо большей энергией и мощностью. В качестве "рас­ширителей" и "компрессоров" световых импуль­сов обычно используют пару подходящим обра­зом ориентированных дифракционных решеток. Такой метод введен в практику получения мощ­ных ультракоротких импульсов света в 80-х годах профессором Д. Моуроу (Рочестерский универси­тет, США) и сейчас общепринят.

Существенно, что усиление фемтосекундных импульсов возможно в усилителях на кристаллах титаната сапфира, которые гораздо более стойки к интенсивному световому излучению, чем усили­вающие среды на растворах красителей. В физи­ческих лабораториях ряда стран появились на­стольные лазерные установки стоимостью менее 1 млн. долл., генерирующие импульсы со сравни­тельно умеренной энергией (порядка 1 Дж), но за фемтосекундное время. Это соответствует мощ­ностям излучения в тераваттной области (1 ТВт = = 103 ГВт = 106 МВт = 1012 Вт), которые достига­лись ранее только на уникальных лазерных уста­новках, построенных для исследования проблем лазерного термоядерного синтеза.

В настоящее время в ряде стран созданы пета-ваттные (1015 Вт) лазерные установки для полу­чения фемтосекундных импульсов с энергией в десятки джоулей, при фокусировке которых можно достичь интенсивности излучения более 1020 вт/см2. Напомню, что первый импульсный лазер на рубине излучал импульс с энергией при­мерно 1 Дж в течение 1 мс, то есть мощность из­лучения - порядка 1 кВт. Этот впечатляющий


^ ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК

том 72 № 9 2002

782

ЛЕТОХОВ




прогресс пиковой мощности и интенсивности сфокусированных лазерных импульсов различ­ной длительности, получаемых разными метода­ми на протяжении последних 40 лет, показан на рис. 3. Он свидетельствует о больших, далеко еще не исчерпанных, возможностях квантовой элек­троники.

Современное развитие этого направления можно назвать фемтосекундной инструмен­тальной революцией. В отличие от концептуаль­ных научных революций, которые всем известны и весьма редки в истории науки, инструменталь­ные революции происходят на протяжении жизни одного поколения (10-20 лет). Именно они ока­зывают революционное влияние на многие обла­сти науки и техники (рис. 4).

С помощью усиленных фемтосекундных им­пульсов удалось получить их гармоники очень высокого порядка. В сильном световом поле при интенсивностях более 1 ТВт/см2 электрон ведет себя столь нелинейно, что возникают гармоники 100, 200, 300 порядка [3]. Это означает, что мы переносим когерентность из оптической облас­ти в рентгеновскую, сохраняя длительность им­пульса и даже сокращая ее до долей фемтосе-кунды. Становится вполне реальным освоение

субфемтосекундного диапазона - диапазона ат-тосекунд (1 ас = 10-18 с) [4]. Это вполне естествен­но, так как с повышением частоты колебаний принципиально можно получать более короткие импульсы, занимающие широкую полосу спект­ра, обратно пропорциональную длительности им­пульса. Эффективная генерация высоких гармо­ник фемтосекундных импульсов происходит пу­тем их фокусировки в капилляры, наполненные благородным газом. В таких капиллярах из-за волноводного распространения на границе квар­ца и газа удается скомпенсировать вредное влия­ние дисперсии и обеспечить согласованное рас­пространение световых волн в очень широком спектральном диапазоне - от оптического до рентгеновского. Это явление было обнаружено в исследовательских лабораториях Швеции, Авст­рии и США [5]. Его физическое описание заклю­чается в следующем. Электрон, связанный, на­пример, в атоме аргона, в сильном световом поле за очень короткое время (скажем, за долю свето­вого периода) отрывается, отходит от атома и на­бирает большую энергию, то есть становится не­связанным электроном. Но уходит электрон не навсегда: с некоторой вероятностью (за счет из­менения направления напряженности электриче­ского поля в течение светового периода) он воз­вращается обратно в связанное состояние, а из­быток энергии отдает в виде рентгеновского излучения, когерентного с исходным оптическим фемтосекундным импульсом. Поэтому и возни­кают гармоники световых колебаний высокого порядка.

С помощью мощных фемтосекундных свето­вых импульсов можно получать ультракороткие электронные импульсы (длительность порядка 100 фс) чисто оптическим образом. В нашем рас­поряжении нет электронных способов управления за столь короткие времена. Более того, мощные фемтосекундные световые импульсы оказались по­лезными для управления в фемтосекундном мас­штабе времени электронами с большой энергией, которые используются в синхротронных источ­никах рентгеновского излучения. Эта важная ра­бота сделана в Лоуренсовской лаборатории (Бер­кли, США) при участии исследователей из Инсти­тута ядерной физики им. Г.И. Будкера СО РАН. Действительно, с помощью сильного светового поля можно получать и управлять пучком элек­тронов, который испускает при прохождении он­дулятора рентгеновское излучение.

Сейчас в США и ФРГ обсуждаются проекты лазеров на свободных электронах для получения когерентного излучения с длиной волны порядка ангстрема. Их осуществление планируется на ко­нец текущего десятилетия. Релятивистские элек­тронные пучки фемтосекундной длительности позволят получать рентгеновские фемтосекундные импульсы высокой интенсивности с управляемой

^ ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК том 72 № 9 2002

ФЕМТОСЕКУНДНЫЕ ЛАЗЕРНЫЕ ИМПУЛЬСЫ

783








длиной волны и высокой направленностью. В Институте спектроскопии РАН рассмотрена возможность создания источника жесткого рент­геновского излучения на свободных релятивист­ских электронах, которые движутся в периодиче­ском потенциале естественного ондулятора (типа кристалла из углеродных нанотрубок), испуская высоконаправленный пучок жесткого рентгенов­ского излучения, в том числе в области "/-излуче­ния ядер. Этот проект обрел черты реальности после создания учеными Швейцарии кристаллов ориентированных углеродных нанотрубок. Ин­тенсивные направленные пучки излучения в об­ласти нескольких мегаэлектронвольт могут при­вести к созданию фотоселективной ядерной хи­мии без использования нейтронных реакторов, то есть к потенциально гораздо более безопасным методам трансмутации ядер. Я обсуждал эту воз­можность в заключительном слове на Нобелев­ском симпозиуме по фемтохимии [6].

Рентгеновские фемтосекундные импульсы, да­же при их умеренной энергии, будут весьма по­лезными для исследования структуры вещества, конденсированной среды, поверхности. Исследо­ватели смогут наблюдать все эффекты, связан­ные с рентгеновской кристаллографией, но за очень короткое время - в динамике. Фемтосекунд­ные рентгеновские импульсы весьма перспективны для изучения некристаллизуемых биомолекуляр­ных структур, отдельных биоорганических моле­кул. Эти импульсы можно использовать для визу­ализации биомолекул, что мне представляется важным, потому что до сих пор наука не умеет этого делать. Если говорить о ДНК, то для рас­шифровки последовательности (секвентирования) повторяющихся нуклеотидов пока применяются до­вольно медленные методы жидкостной химии.

В действительности инструмент, который позво­лял бы видеть атомно-молекулярную структуру биомолекул, должна дать физика. Ее законы это­го не запрещают. Я полностью разделяю мнение Ф. Дайсона, который в своей последней книге осо­бо подчеркнул необходимость создания "desktop DNA sequencer" и "desktop Proteine Microscope" [7].

Должен признаться, что я работаю над этой проблемой с 1975 г. [8] и все еще надеюсь решить ее. Правда, требования здесь очень серьезные, фундаментальные. Но только требования на гра­ни возможности, собственно говоря, и позволяют развивать принципиально новую инструменталь­ную технику. Предстоит достичь спектральной селективности на атомном уровне, потребуются высокая чувствительность, пространственное разрешение на нанометровом уровне в продоль­ном и поперечном направлениях. Фактически должен быть задействован весь арсенал сущест­вующих методов, которые могут быть полезны в сочетании с лазерными и рентгеновскими им­пульсами.

Мне представляется вполне реальным исполь­зование классического метода, известного в хи­мической физике, - метода ЭСХА, точнее, его модификации [9]. Метод основан на анализе энер­гии электронов, выбиваемых из внутренних элек­тронных оболочек вокруг ядра. По энергии вы­биваемых электронов можно судить о положении уровней энергии электронов, типе атома, его ок­ружении. А теперь то же самое можно будет де­лать, используя перестраиваемые в рентгенов­ской области ультракороткие импульсы излуче­ния. Таким образом, будет получена информация о расположении атомов, отдающих электрон, и соответственно, определена структура большой молекулы. Надеюсь, удастся создать уже не фо-

ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК том 72 № 9 2002

784

ЛЕТОХОВ




тоэлектронный спектрометр, разработанный профессором К. Зигбаном (Университет г. Упп-сала, Швеция), а фотоэлектронный микроскоп, и с его помощью получать изображение тех ато­мов, откуда вылетели фотоэлектроны.

Для иллюстрации приведу пример визуализа­ции положения примесных отдельных атомов (ионов самария) в кристалле флуорита кальция в экспериментах, проводившихся С. Секацким в Институте спектроскопии РАН. На рис. 5 видна электронная оболочка иона (ее размер - порядка нанометра) и фотоэлектроны, испускаемые с раз­ных электронных подуровней.

Прогресс усиления фемтосекундных импуль­сов был наиболее впечатляющим в последнее де­сятилетие. В ряде лабораторий достигнуты мощ­ности фокусированного импульса порядка 1020 Вт/см2, а напряженности электрического по­ля световой волны - порядка 1011 В/см (см. рис. 3). В столь сильных полях многие привычные в оп­тической физике представления не работают, и необходимо использовать релятивистские пред­ставления, характерные для ядерной физики. На­пример, при указанной выше интенсивности излу-

чения электрон в атомной оболочке "дрожит" с оптической частотой, а энергия "дрожания" со­ставляет примерно 10 МэВ, то есть в 20 раз боль­ше энергии 0.5 МэВ, соответствующей массе по­коя электрона. Другими словами, поведение эле­ктрона в оптических полях такой высокой интенсивности становится релятивистским. По­скольку релятивистский электрон движется поч­ти с такой же скоростью, как световая волна, и находится в фазе со световым полем, то он посто­янно "чувствует" сильное поперечное магнитное поле световой волны, которое ускоряет его в про­дольном направлении. Кроме того легкие элек­троны ускоряются тем сильнее, чем тяжелее ио­ны, и возникающее разделение зарядов создает сильное "кильватерное" постоянное электричес­кое поле, ускоряющее электроны до энергией по­рядка 10" эВ/см в осциллирующем световом поле. Это означает, что существует фундамен­тальная возможность для создания релятивист­ской электроники оптического диапазона, в том числе компактных лазерных ускорителей элек­тронов до ультрарелятивистских энергий [10].

На сверхмощных лазерных фемтосекундных установках можно будет изучать физику сверх­высоких плотностей энергии с гигабарными дав­лениями и гигагауссовыми магнитными полями. Уже сейчас при фокусировке мощных фемтосе­кундных импульсов на твердотельные мишени наблюдают генерацию жесткого рентгеновского излучения, у-квантов, нейтронов, протонов. В та­ких экспериментах стыкуются лазерная и ядерная физика. И нельзя исключать, что вскоре ядерно-физические исследования будут проводиться в университетских лазерных лабораториях без ис­пользования нейтронных реакторов и ускорите­лей. И, конечно, далекой целью является получе­ние электрон-позитронных пар при оптическом пробое вакуума. Для рождения пары частиц е- + е+ необходимо, чтобы работа электрического поля по "раздвижению" вакуумных флуктуационных зарядов е- и е+ на расстояние длины волны де Бройля была достаточна для компенсации затрат энергии 2тс2 на рождение пары - масса элек­трона, с - скорость света). Именно использование эффекта концентрации световой энергии во вре­мени в пустом пространстве принципиально поз­воляет осуществить такую идею. В любых других методах, за исключением столкновения ускорен­ных частиц, сильное электрическое поле создает­ся на электродах, которые, разумеется, отдают свои электроны гораздо легче, чем они извлека­ются из вакуума. Это уже проблема нелинейной квантовой электродинамики, которая пока лежит за пределами возможностей ближайшего будуще­го (см. рис. 3).

Сейчас в ряде стран обсуждается возможность создания фемтосекундных импульсов с энергия­ми в области сотен джоулей (и даже килоджоуля)

ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК том 72 № 9 2002

^ ФЕМТОСЕКУНДНЫЕ ЛАЗЕРНЫЕ ИМПУЛЬСЫ

785


на установках национального уровня, так как тре­буемые затраты уже выходят за рамки финанси­рования отдельных институтов. На таких уста­новках будут изучаться экстремальные состояния вещества и развиваться новые области науки, ко­торую можно назвать лазерно-ядерной физикой. Российские ученые должны участвовать в подоб­ных международных проектах, хотя наши экспе­риментальные возможности ограничены. Однако уровень теоретических работ в нашей стране до­вольно высок. Достаточно назвать работы Н.Б. Делоне, Л.В. Келдыша, В.Н. Ритуса, М.Ф. Федорова по взаимодействию сверхсильных световых полей с атомами и электронами. Таков прогресс мировой науки в этой новой и многообе­щающей области исследований.

В заключение напомню слова лорда Э. Резер-форда, сказанные в 30-х годах прошлого века в богатейшей Британской империи: "У нас нет де­нег, но мы должны думать". Даже при отсутствии денег мы должны думать о перспективе.

ЛИТЕРАТУРА

1. Zewail A.H. Femtochemistry: Atomic-Scale Dynamics of the Chemical Band // The Journal of Physical Chem­istry. 2000. V. 104. № 1.


  1. Letokhov V.S. Concluding Remark // Chemical Reac­tions and Their Control on the Femtosecond Time Scale. Proceed. XXth Solway Conf. on Chemistry / Ed. by P. Gaspard, I. Burghardt. N. Y., 1997.

  2. Joshi C.J., Corkum P.B. Interactions of Ultra-Intense Laser Light with Matter // Physics Today. Jan. 1999. P. 36-43.

  3. Hentschel M., Kleinberger R., Spielmann Ch. et al. At-tosecond Metrology //Nature. 2001. V. 414. P. 509-513.

  4. Kapteyn H., Murnanne M. Ultrashort Light Pulses: Life in the Fast Lane // Physics World. Jan. 1999. P. 31-35.

  5. Letokhov V.S. Ultra Processes: From the Past to the Fu­ture // Femtochemistry and Femtobiology: Ultrashort Reaction Dynamics at Atomic-Scale Resolution / Ed. by V. Sundstrom. London: Imper. College Press, 1997.

  6. Dyson F. The Sun, the Genome, the Internet. Tools of Scientific Revolutions. N. Y.: Oxford Univ. Press, 1999.

  7. Летохов B.C. Применение лазерного излучения в автоэлектронной и автоионной микроскопии для наблюдения биологических молекул // Квантовая электроника. 1975. Т. 2. № 5.

  8. Летохов B.C. Возможность ЕСХА микроскопии с помощью фемтосекундных ВУФ и рентгеновских импульсов // Письма в ЖЭТФ. 2001. Т. 74. № 9.

  9. Mourou G.A., Umstadter D. Extreame Ligth//Scientific American. 2002. № 5. P. 81-86.


2 ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК том 72

№ 9 2002