velikol.ru
1

626 ГОЛУБОВ

ПОДЪЕМ УРОВНЯ ВОДЫ - РЕЗУЛЬТАТ ЭКСПЛУАТАЦИИ НЕДР

Б. Н. Голубов

На фоне колебаний Каспийского моря, инст-
рументально зарегистрированных за последние
полтора века, современный его подъем класси-
фицируется как явление аномальное. Его своеоб-
разие заключается в импульсном характере.
Подъем происходит в условиях резких изменений
подвижности и флюидодинамического режима
недр трех групп артезианских нефтегазоносных
осадочных бассейнов: Северо-, Средне- и Южно-
Каспийского, при относительном снижении при-
тока поверхностных вод в море и отсутствии рез-
ких отклонений в климатических характеристи-
ках региона.


Современный подъем уровня Каспийского
моря зародился на абсолютной отметке -29.04 м
(рекордно минимальной за последние 420 - 430 лет).
Подъем длится уже 16 лет со среднегодовыми
темпами 16-18 см/год, варьируя в пределах 10 - 32
и более см/год. Взрывные импульсы подъема
уровня фиксировались в 1979 г. (32 см/год), а так-
же после 1990 г. (до 40 см/год). До 1977 г. в пове-
дении уровня Каспийского моря можно выделить
три основные стадии: первая (1830 - 1928 гг.) и
третья (1942 -1977 гг.) стадии снижения в умерен-
ных темпах, разделенные второй стадией особо
резкого падения уровня воды (1929 -1941 гг.) с от-
метки -25.96 до -27.84 м. В первую и третью ста-
дии обмеления моря зарегистрировано соответст-
венно 19 и 6 кратковременных эпизодов подъема.
Но ни один из них не длился более четырех лет
(то есть все они были намного короче современ-
ного). Среднегодовые приращения уровня моря
составляли тогда не более 11-12 см/год и только
в 1865 - 1869 гг. достигли 17.5 см/год. Сравнивая
современный подъем уровня моря с эпизодом
1865 -1869 гг., следует учитывать, что в прошлом
веке поверхностный сток в Каспий еще был не за-
регулирован. В частности, наиболее показатель-
ный среднегодовой сток Волги (регулярные из-
мерения которого ведутся с 1881 г.) в 1913 - 1917,
1925 -1929 гг. составил соответственно 279.8 км3/год
и 305.4 км3/год, а сейчас он едва достигает
240 - 260 км
3/год (за исключением дождливого
1994 г. с повышенным стоком около 300 км
3).
Безвозвратные потери волжского стока на хозяй-
ственные нужды до зарегулирования в 1940 г., по
оценкам А.И. Шикломанова, составляли 6.8 км3/год,
в 70-х годах они возросли до 29 км3/год, а в наши
дни приблизились к 50 км
3/год. Заметим, что со-

ГОЛУБОВ Борис Николаевич - кандидат геолого-минера-
логических наук, ученый секретарь Научного совета по
проблемам биосферы РАН.


временный подъем уровня совпал с периодом за-
полнения в 1977 - 1979 гг. Нижнекамского и Че-
боксарского водохранилищ. Кроме того, совре-
менный подъем возник задолго до перекрытия в
1980 г. пролива Кара-Богаз-Гол глухой дамбой.
Возведение дамбы могло способствовать подъе-
му уровня моря, но не более чем на 2 - 3 см/год,
что намного меньше фактически наблюдаемых
скоростей подъема. В 1993 г. дамба была снесена,
что обеспечило отток морских вод в объеме
20 - 23 км
3/год. Однако на уровень Каспийского
моря это пока не повлияло. Несомненно, усиле-
ние притока поверхностных вод в 1994 г. влияет
на поддержание высоких отметок уровня Каспия.
Но даже при нормальной гидрометеорологичес-
кой обстановке сброс морских вод в залив Кара-
Богаз-Гол едва ли сможет приостановить нара-
щение объемов водных масс в Каспии в размерах
40 - 60 км
3/год.

С тех пор как в XVIII в. известный русский гид-
рограф и картограф Ф.И. Соймонов высказал ги-
потезу о том, что Каспийское море исхождением
паров теряет столько воды, сколько из рек в него
втекает, многие исследователи пытаются объяс-
нить весь спектр колебаний уровня исключитель-
но климатическим фактором. Но уже в 20-е годы
нашего столетия кажущаяся стройность клима-
тической концепции была нарушена С.А. Кова-
левским, обнаружившим подпитывание моря под-
земными ключами объемом 23.9 км
3/год. Этот и
последующие результаты исследований взаимо-
действия морских вод Каспия с подземной гидро-
сферой обнажили противоречия и недостатки
климатической концепции. Один из недостатков
обусловлен отсутствием точных знаний об истин-
ных величинах испарения с поверхности.


Результаты многолетних наблюдений за пока-
заниями испарителей на берегах и островах Кас-
пийского моря в середине 60-х годов показали,
что испарение не так уж велико по отношению к
приходной составляющей (по сравнению с логи-
чески определяемой величиной). Но уровень Ка-
спия к этому времени упал почти на 3 м, что ни-
как не соответствовало показаниям испарителей.
Поэтому сами климатологи отказались от ис-
пользования вновь полученных данных, сослав-
шись на их низкую надежность, и продолжали
определять испарение при помощи эмпирических
формул или уравнений теплового и водного
баланса. Несмотря на все недостатки, климатиче-
ская концепция считалась оправданной до тех
пор, пока с ее помощью удавалось предсказывать


ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК том 65 № 7 1995

^ ПОДЪЕМ УРОВНЯ ВОДЫ - РЕЗУЛЬТАТ ЭКСПЛУАТАЦИИ НЕДР

627


ход уровня Каспийского моря с упреждением на
пять - шесть и более лет. Но к концу 60-х - началу
70-х годов нашего столетия точность прогнозов
стала заметно ухудшаться, что могло указывать на
сдвиги в гидрологии бассейна. В 1972 г. К.И. Смир-
нова наряду с традиционно используемыми кли-
матическими показателями включила в статисти-
ческие расчеты прогноза колебаний уровня Кас-
пия значения атмосферного давления. Было
предсказано пульсирующее снижение с 1975 г. по
1980 г. до минимальной отметки около -28.8 м и
последующее его повышение к 1984 г. на 1.5 м с
относительными спадами в 1982 г. и 1985 г. Хоро-
шее совпадение прогнозных и фактически на-
блюдаемых отметок достигнуто, по нашему мне-
нию, за счет того, что значения атмосферного
давления хорошо согласуются с напорами подзем-
ных вод. Эта связь была выявлена еще в XVIII в.
английским исследователем Хэнвеем, проводив-
шим наблюдения за колебаниями атмосферного
давления и высотой столба воды в родниках
Дагестанского побережья Каспия. Следова-
тельно, статистические прогнозы, выполненные
К.И. Смирновой, учли режим подземных вод в
районе. Истинные причины постепенно нараста-
ющего несоответствия климатических расчетов с
фактическим поведением уровня не анализирова-
лись, но с середины 70-х годов климатическая
концепция, оставаясь внешне незыблемой, при-
обрела новую форму. Вместо понятия "испаре-
ние" был введен термин "видимое испарение", за
которым по сей день скрываются все несоответ-
ствия в расчетах водного баланса Каспия, а зна-
чит и дефекты самой климатической концепции.


^ Сила укоренившихся воззрений была настоль-
ко велика, что даже в 1985 г., когда Каспий уже
седьмой год наращивал уровень, специалисты
Института водных проблем Академии наук
^ СССР в своей коллективной монографии "Про-
блема территориального перераспределения вод-
ных ресурсов" не учли этой новой особенности в
поведении водоема и продолжали отстаивать
прежние суждения о наиболее вероятном про-
грессирующем падении уровня вплоть до 2010 г. и
целесообразности переброски вод в бассейн Вол-
ги. От повторной критики этих представлений
можно было бы воздержаться, если бы они и те-
перь, в изменившейся ситуации, не способствова-
ли сокрытию ряда вновь возникших явлений в ли-
тосфере региона.

Климат, бесспорно, весьма значимый, но не
единственный фактор, регулирующий водный
баланс Каспия. Уже к середине 70-х годов среди
гидрологов сложилось мнение о том, что водный
баланс моря стал полностью определяться хозяй-
ственной деятельностью в обширном бассейне
стока поверхностных вод. При этом, однако, иг-
норировался эффект многолетнего освоения под-
земной гидросферы. Чтобы охарактеризовать


возникшие явления, рассмотрим основные осо-
бенности геологического строения и формирова-
ния флюидодинамического режима недр впадины
Каспийского моря.


Данные о геологическом строении земель,
примыкающих к Каспийскому морю, надолго
укоренили представление о том, что это море -
неравномерно усыхающий реликтовый водоем,
который отшнуровался от древнего океана Тетис
около 5.5 млн. лет назад и сохранил толщу мор-
ских вод глубиной до 1 км. Воссоздав на основе
данных о гипсометрии прибрежно-морских тер-
рас историю колебаний уровня Каспийского моря
в плиоценчетвертичное время, исследователи не
могли, однако, проследить эволюцию объемов
его водных масс, поскольку не знали отметок дна
водоема и уровней его низкого стояния в про-
шлом. Этот пробел недавно восполнен мною вме-
сте с В.Л. Новиковым и А.Е. Шлезингером бла-
годаря расшифровке данных высокоточной мор-
ской сейсморазведки. Во-первых, доказано, что
палеокотловины Каспия не являются реликтовы-
ми, а образовались в результате разновозрастных
провалов и размыва свода субмеридионального
новейшего тектонического поднятия, представ-
лявшего к началу среднего плиоцена эрозионную
поверхность суши. Во-вторых, выявлена тенден-
ция неуклонного нарастания объемов водных масс
с момента образования Каспия до наших дней, со-
провождаемая кратковременными и резкими фа-
зами понижения его уровня. Темпы заполнения и
воссоединения котловин Каспия были максималь-
ными в среднем плиоцене, умеренными в конце
плиоцена - начале плейстоцена и относительно за-
медленными в последние 12-14 тыс. лет.


Исследуя историю развития моря, мы сталки-
ваемся с вопросом об источниках его подпитки
при отсутствии притока вод из Мирового океана.
Судя по палеоботаническим и другим признакам,
начальные и последующие стадии обильного об-
воднения происходили в засушливое время. Слу-
чалось, что бассейн переполнялся до краев и даже
сбрасывал воды по Манычскому проливу в Чер-
номорский бассейн. Изучение спектра разномас-
штабных колебаний приводит многих исследова-
телей к весьма важному выводу:
Каспийское мо-
ре является саморегулирующейся системой с
признаками автономности по отношению к изме-
нениям климата и к региональным тектоничес-
ким движениям. Причины этой саморегуляции
ранее не рассматривались и, по нашему мнению,
в значительной мере могут быть обусловлены
сложным взаимодействием морских вод Каспия с
флюидодинамическими системами недр.


В осадочном чехле трех групп артезианских
осадочных бассейнов - Северо-, Средне- и Южно-
Каспийского, - расположенных соответственно
в областях древней Восточно-Европейской



ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК том 65 № 7 1995

4*

628

ГОЛУБОВ


платформы, Скифско-Туранской молодой плиты
и области альпийской складчатости, непосредст-
венно подо дном сейчас сосредоточены свобод-
ные и физически связанные природные воды (их
масса в 19.8 раз превышает массу вод современ-
ного Каспия). Для недр более обширных прост-
ранств новейшей впадины моря как единого тек-
тонического элемента соотношение - 48.5 раз.
Итак, этот водоем предстает в образе тонкой
пленки поверхностных вод, которая покоится и
взаимодействует с многокилометровой толщей
водо-, газо- и нефтенасыщенных пород осадочно-
го чехла мощностью до 22 км. Следовательно,
подземная гидросфера является сильнейшим по-
тенциальным источником подпитки вод Каспий-
ского моря. Вопрос заключается в механизмах
разрядки этого потенциала.


Флюидодинамические системы осадочных
бассейнов региона делятся на две группы: закры-
того компрессионного типа с аномально высоки-
ми пластовыми давлениями флюидов и открыто-
го гравитационно-конвекционного типа с напор-
ными или безнапорными потоками подземных
вод и газов. В процессе длительного погружения
осадочных бассейнов в каждом из них образова-
лось несколько ярусов высоконапорных флюидо-
динамических систем закрытого типа, которые
оказались запечатанными под непроницаемыми
покрышками глинистых толщ или соленосных
отложений. Над одной из таких покрышек, имею-
щей почти повсеместное распространение в реги-
оне и представленной глинами палеогенового
возраста, развиты системы гравитационно-кон-
векционного типа со множеством водоносных го-
ризонтов, питающихся за счет поступления вод со
стороны возвышенных участков суши или за счет
вод, отжимаемых из осадочных пород при их
уплотнении. Последний процесс характерен для
многокилометровых толщ Южно-Каспийского
осадочного бассейна и наиболее глубоких частей
Терско-Каспийского краевого прогиба, где отжи-
маемые потоки медленно движутся к бортам про-
гибов. Вместе с тем в Каспийское море разгружа-
ются короткие потоки напорных подземных вод,
движущиеся со стороны горных сооружений Кав-
каза, Эльбруса и Копетдага. С востока и севера в
Каспий стекают подземные воды, формирующи-
еся на обширных равнинах, прилегающих к за-
падным отрогам Тянь-Шаня, Уралтау-Мугоджар-
ских гор, Мангышлака, Приволжской возвышен-
ности и Общего Сырта. Подземные воды этих
дальних и весьма медленных потоков частично
перехватываются более мелкими впадинами.
К одной из них относится Аральское море, при-
держивающее сток со стороны гор Средней Азии
и Мугоджар. За редким исключением потоки
подземных вод гравитационно-конвекционного
типа не имеют естественной связи с высокона-
порными флюидами систем закрытого компрес-


сионного типа. И только иногда, в периоды тек-
тоносейсмической активизации недр, проницае-
мость горных пород и скорости разгрузки
подземных вод резко возрастают, приобретая им-
пульсный режим. При этом не исключено сраба-
тывание запасов упругой энергии пластов и флю-
идов компрессионных систем закрытого типа.
Поэтому не случайно известные исследователи
Г.В. Абих, Н.А. Ивашинцев, В.А. Горин и многие
другие давно подметили взаимосвязь колебаний
уровня Каспия с газовым режимом недр, импуль-
сами грязевого вулканизма в Южно-Каспийской
впадине, естественной сейсмичностью.


При оценке значимости тектонического фак-
тора мы исходим из того, что неоген-четвертич-
ные отложения залегают на более древних струк-
турных этажах. Это означает, что обособление
впадины в новейшее время сопряжено с резкой
перестройкой структуры земной коры. Незавер-
шенность перестройки обеспечивает современ-
ное напряженное состояние недр, что подтверж-
дается активностью движений земной коры
(сейсмичностью, локальными проявлениями гид-
ротермальной деятельности, грязевого вулканиз-
ма, аномально высоких пластовых давлений
флюидов). Такое напряженное состояние недр
порождает неустойчивость флюидодинамичес-
ких систем и чувствительность их к различного
рода возмущениям. Однако излишняя переоценка
тектонического фактора, якобы способного кон-
тролировать весь спектр колебаний уровня Кас-
пия, включая и высокочастотную составляю-
щую, потерпела фиаско еще в конце 50-х - начале
60-х годов, что в немалой степени укрепило пози-
ции климатологов. Сейчас эти представления
вновь возрождаются со ссылками на весьма об-
щие теории тектогенеза в виде подвижек лито-
сферных плит, деформации ложа Каспия и т.д. Не
отрицая наличия и вертикальных, и горизонталь-
ных современных тектонических подвижек зем-
ной коры региона, отметим, что верхнеплиоцено-
вые и более молодые отложения впадины Кас-
пийского моря и прибрежно-морские террасы,
формировавшиеся в этот период, не несут следов
значительных деформаций. Таким образом, есте-
ственный ритм тектонических движений земной
коры, по крайней мере, в последние 12-15 тыс. лет,
был относительно приглушен в рассматриваемом
регионе. Усиление интенсивности подвижек недр
в наши дни заставляет оценить долю техноген-
ных факторов в возмущениях состояния недр и их
флюидодинамических систем.


В истории многолетнего и непрерывно нарас-
тающего техногенного воздействия на недра впа-
дины Каспийского моря можно выделить два эта-
па: 1847 - 1959 гг. и с 1960 г. по настоящее время.
На первом этапе (примерно до конца 40-х годов
XX в.), связанном в основном с разработкой мес-
торождений нефти и газа, шло формирование


ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК том 65 № 7 1995

^ ПОДЪЕМ УРОВНЯ ВОДЫ - РЕЗУЛЬТАТ ЭКСПЛУАТАЦИИ НЕДР 629

системы депрессионных воронок за счет интен-
сивной откачки флюидов естественных гравита-
ционно-конвекционных систем приповерхност-
ных структурных этажей всех трех групп артези-
анских бассейнов. Такая откачка усиливалась
нагнетанием поверхностных или грунтовых вод
для интенсификации нефтеотдачи пластов и в ко-
нечном счете резко исказила естественно сло-
жившийся режим подземных вод, способствовав-
ший дренированию морских вод в берега.

Последствия техногенеза в 1885 г. впервые
подметил Я. Шегрен, обративший внимание на
крупные просадки в рельефе и выбросы песка из
скважин при разработке нефтяных месторожде-
ний Апшеронского полуострова. В 1900 г. для
борьбы с искусственно вызванным обводнением
множества скважин были созданы специальные
комиссии. К настоящему времени общая величи-
на оседания земной поверхности на промыслах
Апшерона достигает 195 - 689 см, что на три - че-
тыре порядка превышает скорости природных
тектонических подвижек. К концу первого этапа
эффект техногенного воздействия на флюидоди-
намику недр начал резко изменяться из-за разгер-
метизации высоконапорных флюидодинамичес-
ких систем закрытого компрессионного типа. Эта
разгерметизация стала вызывать переток флюи-
дов снизу вверх, нивелировать откачивающий
эффект ранее возникших депрессионных воро-
нок и обеспечивать подпор приповерхностных
водоносных горизонтов. В результате наруши-
лась периодичность извержений грязевых вулка-
нов Апшерона и Кобыстана, заметно изменились
уровни и минерализация подземных вод в наблю-
дательных гидрогеологических скважинах Дагес-
тана и Северного Прикаспия и т.д.

На втором этапе новым фактором мощного
воздействия на недра, наряду с нарастающим влия-
нием нефтегазодобывающего комплекса, явились
подземные ядерные взрывы. Начиная с 1965 г. в
Прикаспийском регионе для различных хозяйст-
венных целей проведено 57 подземных ядерных
взрывов, сосредоточенных в Прикаспийской низ-
менности в пределах Северо-Каспийской группы
артезианских осадочных бассейнов, а также на
Скифско-Туранской молодой плите в Ставропо-
лье, Южном Мангышлаке и Приамударьинской
области. Каждый из них, подобно природному
землетрясению, характеризуется серией афтер-
шоков, продолжающихся до двух месяцев после
взрыва, и развитием последующих волн пласти-
ческих деформаций, способных мигрировать на
весьма большие расстояния - сотни и даже тыся-
чи километров. Но в отличие от естественного
землетрясения у подземного ядерного взрыва от-
сутствует период предварительного накаплива-
ния напряжений в недрах. Подземные взрывы в
обрамлении Каспийского моря проводились на
стабильных платформах, то есть вне области аль-

пийской складчатости с характерной для нее ес-
тественной сейсмичностью.


Своеобразие геодинамических и флюидодина-
мических явлений, возникших на втором этапе
техногенной дестабилизации недр впадины Кас-
пийского моря, проявляется, во-первых, в законо-
мерном снижении добычи нефти в виде бегущей
волны, зародившейся в 1966 г. в области Азербай-
джана и начавшей распространяться со скоро-
стью около 60 км/год к северо-востоку стабиль-
ных молодых платформ. Ресурсы большинства
старых и новых месторождений региона не ис-
черпаны, и поэтому возникновение такой волны
нельзя связывать только с истощением продук-
тивных пластов. Во-вторых, с середины 60-х годов,
с момента широкомасштабного применения под-
земных ядерных взрывов, резко возросла сейсмич-
ность региона. Первый всплеск ее начался в 1962 г.
и достиг максимума в 1970 -1971 гг. Второй, более
мощный всплеск начался в 1980 г. и длится по сей
день. В результате статистической обработки ка-
талога землетрясений 8 - 12-го и более высоких
классов, насчитывающего более 2 тыс. событий,
установлено, что большинство землетрясений
обычно происходит через три, реже через пять
лет после скачка уровня Каспийского моря.
В меньшей степени развиты землетрясения, син-
хронные с изменениями уровня моря, а наличие
опережающих скачков сейсмичности маловеро-
ятно. Характерно, что по мере приближения к
1978 - 1986 гг. значимость запаздывающей сейс-
мичности относительно возрастала. Следова-
тельно, изменения объемов водных масс в Каспии
и порождали сейсмичность. Примечательно так-
же, что мощный всплеск сейсмичности 1980 г.
распространился на восточную половину Каспий-
ской впадины в пределы стабильной Туранской
плиты. Не исключено, что первый фронт медлен-
но бегущей волны пластических деформаций недр,
возбужденный с середины 60-х годов серией под-
земных ядерных взрывов, к 1980 г. достиг восточ-
ного побережья Каспийского моря, пересекся с
бегущей волной деформаций, возбужденной в ре-
зультате эксплуатации месторождений нефти и
газа, и сыграл роль спускового крючка, иниции-
рующего геодинамическую активность ранее ста-
бильных участков земной коры.


Особый интерес представляют подземные
ядерные взрывы на Астраханском газоконден-
сатном месторождении, где в 1986 г. внезапно де-
формировались и почти полностью сократились
в объеме 15 полостей, оставшихся от подземных
ядерных взрывов, проведенных в 1980 - 1984 гг.
Не менее интересны три подземных ядерных
взрыва, произведенных в 1969 - 1970 гг. на Юж-
ном Мангышлаке на глубинах 410 - 740 м. Не ис-
ключено, что, нарушив целостность региональ-
ного водоупора, они могли способствовать резко-
му увеличению скорости потоков подземных вод,


ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК том 65 № 7 1995

630

ГОЛУБОВ


разгружающихся в Каспийское море, и обеспе-
чить дренирование вод миоценовых водоносных
горизонтов, а вместе с ними и поверхностных вод
Аральского моря в область Каспия.


Мы полагаем, что в результате многолетнего
освоения недр впадины Каспийского моря в ее
пределах образовался пояс техногенной дестаби-
лизации, развитие которого резко изменило ре-
жим естественных эндогенных и экзогенных гео-
логических процессов и повлияло на состояние
флюидодинамических систем недр и водных масс
Каспийского моря. Взрывной характер наращи-
вания объемов воды после 1977 г. свидетельству-
ет об импульсном режиме срабатывания упругих
запасов энергии флюидов и вмещающих их плас-
тов. В условиях возбужденной сейсмичности про-
ницаемость водоносных коллекторов возрастает
во много раз.


Становится понятно, почему все расчеты под-
земного стока в Каспийское море, проводимые
применительно к условиям с постоянными неиз-
менными во времени параметрами среды, дают
заниженные оценки предполагаемой разгрузки
подземных вод. Кроме того, эти расчеты никогда
не включают оценки механизмов взаимодействия
приповерхностных водоносных горизонтов с
высоконапорными системами закрытого типа.
И наконец, они охватывают область только при-


поверхностных, в основном плиоцен-четвертич-
ных водоносных горизонтов. В результате сум-
марный сток подземных вод в Каспий оценен как
3 км
3/год.

Предварительные оценки показывают, что
время срабатывания упругих запасов энергии
флюидов и горных пород может длиться несколь-
ко десятилетий или даже сто лет. Такое срабаты-
вание само по себе обеспечивает подъем уровня
Каспия до отметки от -25 до -20 м. Однако по ме-
ре истощения упругих запасов подземных флюи-
дов и затопления обширных пространств равнин-
ных территорий водный баланс Каспийского
моря начнет в значительной степени зависеть от
климатического фактора, поскольку замедлен-
ные темпы поступления подземных вод будут
происходить на фоне расширения площади водо-
ема и более мощного влияния величин притока
поверхностных вод и испарения. Даже при отсут-
ствии новых резких импульсов вторжения под-
земных вод ожидается неуклонный подъем уров-
ня Каспия до отметок -25 ... -26 м с постепенно
затухающими темпами. Несомненно, эти догадки
без соответствующего научного обеспечения не-
правомерны. Однако неправомерно и то, что про-
блема техногенной дестабилизации недр впадины
Каспийского моря находится вне основного на-
правления научных поисков.


^ ВЕСТИ ИЗ ЛАБОРАТОРИИ

НОВЫЙ КОМПЛЕКС ДЛЯ ИССЛЕДОВАНИЯ ЗЕМЛИ
{Пресс-служба РАН)В Институте земного магнетизма, ионосферы и рас-
пространения радиоволн РАН разработан и испытан аэростатный градиен-
тометрический комплекс с автоматической системой развертывания трех
датчиков магнитного поля на 5 км. Комплекс позволяет получить принци-
пиально новую информацию о магнитном поле Земли, которая с успехом
может быть использована для изучения аномального поля и простроения
магнитных моделей литосферы. Впервые для территории России проведен
совместный профильный анализ градиентных измерений на аэростате и
данных американского спутника МАГСАТ. Это позволило надежно выде-
лить весь спектр аномального поля Земли.
Контактный телефон: 334-01-29


ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК том 65 № 7 1995