velikol.ru
1






История народа начинается с письменных памятников, первый из которых для носителей индоевро-
пейских языков относится ко II тыс. до н.э. Для того чтобы понять, что могло быть прежде, исполь-
зуются методы праязыковой реконструкции, позволяющие заглянуть значительно глубже в матери-
альную и духовную историю представителей индоевропейской языковой семьи. Для реконструкции
праязыкового состояния используются весьма изощренные методы, знакомство с которыми, безус-
ловно, не только интересно, но и полезно с точки зрения общих концепций гуманитарного знания.
В основу статьи положен доклад, прочитанный на заседании Президиума РАН.

^ ПРАЯЗЫКОВАЯ РЕКОНСТРУКЦИЯ: ОБЩИЕ ПРОБЛЕМЫ

Л. Г. Герценберг, Н. Н. Казанский

Начало сравнительному языкознанию факти-
чески положил в конце XVIII в. У. Джоунз, обра-
тивший внимание на близость некоторых слов ла-
тинского, древнегреческого и древнеиндийского
языков [1]. Спустя несколько десятилетий Р. Раек
и Ф. Бопп предложили методы сопоставления
грамматических форм языков индоевропейской
семьи, включая германский материал [2, 3]. На
протяжении XIX в. были определены принципы
звуковых изменений в языке, получившие назва-
ние звуковых законов, и к концу этого столетия
не только определился круг языков, входящих в
индоевропейскую семью, но и были созданы ис-
торические грамматики значительной части ин-
доевропейских языков и сделаны попытки рекон-
струкции праиндоевропейского языка.

Праязыковая реконструкция важна во многих
отношениях. Для индоевропейской языковой семьи
самые ранние тексты относятся ко П тыс. до н.э.
Это древнейшие греческие тексты на глиняных
табличках, сохраненные в микенских архивах, и
памятники на языках анатолийской группы, в
первую очередь - хеттские клинописные таблич-



ГЕРЦЕНБЕРГ Леонард Георгиевич - доктор филоло-
гических наук, профессор, главный научный сотруд-
ник Института лингвистических исследований РАН.
КАЗАНСКИЙ Николай Николаевич - член-коррес-
пондент РАН, директор Института лингвистических
исследований РАН.

ки. Языковая реконструкция позволяет проник-
нуть во времена, для которых письменной тради-
ции еще не существовало. Не вызывает сомне-
ний, что к этому времени относятся и
засвидетельствованные много позже традицион-
ные памятники древнеиндийской (древнейшие
гимны "Ригведы") и древнеиранской (ранние по
содержанию части "Авесты") культур. Сейчас
предпринимаются усилия по так называемой про-
межуточной реконструкции, предполагающей
восстановление, например, общеиранского, об-
щекельтского (I тыс. до н.э.) общегерманского
(последние века до н.э.), праславянского языка
(не древнее первых веков н.э.) и других языковых
состояний, послуживших основой для развития
языковых семей.

Лингвистическая реконструкция делала свои
первые шаги в эпоху романтизма, когда предпо-
лагалось, что таким способом происходит про-
никновение в "народный дух" и даже может быть
получен ответ на вопрос о происхождении языка.
Затем при смене философских ориентиров ре-
конструированные материалы пытались осмыс-
лить с точек зрения, принятых позитивистами,
причем одни исследователи продолжали настаи-
вать на реальности реконструированных форм, а
другие видели в звуковых соответствиях только
своего рода матрицу, с помощью которой можно
пересчитывать соответствия гласных или соглас-
ных фонем в разных языках, не углубляясь в причи-
ны соответствий и не пытаясь найти им объяснения
в истории. Противоположная точка зрения предпо-
лагает, что методы компаративистики позволяют
приблизиться к восстановлению некоторого реаль-
ного языкового состояния и хотя бы приблизитель-
но датировать время его существования.

Начиная со второй половины XIX в. при ре-
конструкции фонемного состава праиндоевро-
пейского языка используются не засвидетельст-
вованные ни в одном из языков сущности. Первы-
ми были введены schwa-indogermanicum, затем
слоговые тип, наконец, серия ларингальных
звуков, позволившая более отчетливо увидеть

1077

1078

^ ГЕРЦЕНБЕРГ, КАЗАНСКИЙ


морфологические особенности строения форм.
Чрезвычайно важно отметить, что на протяже-
нии XX в. с открытием анатолийской семьи язы-
ков, тохарских языков, а также микенского гре-
ческого удалось отчасти верифицировать полу-
ченные результаты благодаря вновь открытым
материалам (в частности, анатолийские примеры
до некоторой степени подтвердили правомер-
ность ларингальной реконструкции).

Традиционно реконструкцию начинают с вос-
становления не семантики (формы содержания),
а формы выражения, хотя бы потому, что по-
дробно разработаны звуковые соответствия меж-
ду родственными языками, а также способы их
возведения к праформам.

За последние несколько десятилетий достигну-
ты значительные успехи в точности фонетической
реконструкции. Т.В. Гамкрелидзе, Вяч. Вс. Иванов
[4], Дж. Хоппер [5], а также О.С. Широков переос-
мысляют отношения между смычными фонема-
ми в праиндоевропейском языке. Отправной точ-
кой для рассуждений послужила лингвистическая
типология - наука, которая начала развиваться в
XIX в., когда были накоплены детальные описа-
ния систем различных языков мира и сформули-
ровано правило, согласно которому праязыковая
реконструкция не должна нарушать известные к
настоящему времени языковые универсалии.
В более общем виде это правило подразумевает
сведение атомарных результатов реконструкций
к нескольким системам, которые должны разли-
чаться хронологически, причем каждая из рекон-
струированных прасистем обязательно должна
подкрепляться реальным языковым материалом.

На практике введение данного правила приве-
ло к отказу от санскритской модели при реконст-
рукции праязыка, которая господствовала в на-
уке на протяжении всего XIX в. Индоевропейское
языкознание началось с сопоставления фактов
санскрита, древнегреческого и латинского язы-
ков, при этом санскрит был признан древнейшим.
На самом деле, используя дивергентную модель
языкового развития, можно с уверенностью ут-
верждать, что индоевропейские языки развива-
лись равное количество времени после момента,
который условно обозначается как распад индо-
европейской праязыковой общности.

Естественно, что языковые изменения не про-
исходят с заданной неизменной скоростью, так
что число черт, отличающих реально засвиде-
тельствованный язык от праязыкового состоя-
ния, не позволяет вычислить поэтапно скорость и
силу языковых изменений. Задача осложняется
тем, что в развитии любого языка или диалекта
наряду с дивергентными процессами наблюдают-
ся также явления конвергенции, которые могут
подразделяться на два типа.

Первый связан с влиянием какого-то конкрет-
ного языка, носители которого вступают в тес-
ный контакт и оказывают воздействие на произ-
носительную норму, построение фразы или на
морфологию языка. Примером здесь может слу-

жить развитие романских языков. Для них засви-
детельствовано по сравнению с классической
латынью неожиданное изменение на уровне син-
таксиса (ср., например, синтаксис сельскохозяйст-
венных произведений Палладия), а также на
уровне фонетики, изменения в которой не может
скрыть даже сильная и поддерживаемая римской
школой орфография. Во всех этих случаях видно
не просто взаимовлияние двух языков. Напом-
ним, что наиболее полным образом взаимовлия-
ние языков осуществляется в ситуации, когда в
качестве средства общения выступает пиджин, то
есть язык с предельно упрощенной системой
("твоя моя не понимай"). Когда пиджин становит-
ся единственным языком общения, на его основе
может возникнуть креольский язык, уже облада-
ющий относительно сложной грамматической си-
стемой и способный служить в том числе для
фольклорных текстов. Тем самым конвергентное
развитие к языковым изменениям и даже как сти-
мул к изменению языкового типа (переход от
флективного типа к аналитическому) прослежи-
вается достаточно отчетливо. Частным случаем
конвергентного развития могут служить измене-
ния, происходящие в рамках языкового союза.
Здесь есть возможность наблюдать процессы,
происходящие в рамках балканского языкового
союза [6,7] (начиная с работ К. Сандфельда [8] вы-
делен определенный набор признаков, общих для
не родственных, но территориально близко распо-
ложенных языков), а также не поддающиеся непо-
средственному наблюдению в их формировании,
но близкие по результатам явления, которые со
времен Н.С. Трубецкого [9]1 пытались объеди-
нить в рамках евразийского языкового союза.

Результаты второго типа конвергенции на-
много более отчетливы. Речь идет о нормализа-
торской деятельности, в результате которой раз-
личные диалекты одного языка демонстрируют
сходные результаты развития, описываемые в
языках с хорошей письменной историей как ста-
новление языковой нормы, а для более ранних
этапов формулируемые как "поздние общеязы-
ковые изменения". К числу таких явлений в древ-
негреческом языке относятся элиминация лабио-
велярных, а также возникновение артикля. Лаби-
овелярные (kw, gw, gwh) засвидетельствованы в
микенских текстах и, вероятно, перижили падение
крито-микенских центров на рубеже ХШ-ХП вв.
до н.э. Начиная с VIII в., то есть с первых алфа-
витных памятников древнегреческого языка мы
нигде не обнаруживаем следов сохранения данно-
го класса фонем. Точно так же обстоит дело и с
артиклем, для которого самые ранние этапы воз-
никновения не могут быть отнесены к крито-ми-
кенскому времени. У Гомера артикль появляется

1 Согласно А.В. Исаченко, Н.С. Трубецкой рассматривал
свою пражскую лекцию 1936 г. не иначе как розыгрыш,
шутку, направленную в первую очередь против использо-
вания индоевропейского языкознания нацистским режи-
мом в политических цепях [10]..

ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК том 75 № 12 2005

^ ПРАЯЗЫКОВАЯ РЕКОНСТРУКЦИЯ: ОБЩИЕ ПРОБЛЕМЫ 1079






2 Последний по времени полный словарь всех глагольных
корней в значительной степени отходит от санскритской
модели [11].

ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК том

1080

^ ГЕРЦЕНБЕРГ, КАЗАНСКИЙ



ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК том 75 № 12 2005

ПРАЯЗЫКОВАЯ РЕКОНСТРУКЦИЯ: ОБЩИЕ ПРОБЛЕМЫ

1081





В литовском языке выделяются четыре ак-
центных парадигмы [17]:

Далеко не во всех случаях предложенное ис-
числение можно легко соотнести с реально засви-
детельствованным материалом. В первую оче-
редь это связано с тенденцией к выравниванию

3 "Сильные" формы включают в себя в именной парадигме
именительный и винительный падежи единственного чис-
ла, а также глагольные формы настоящего времени в ед.
числе актива; "слабые" формы включают в себя в имен-
ной парадигме родительный, дательный падежи, а также
глагольные формы настоящего времени медия и множест-
венного числа актива).

4 Наиболее убедительна реконструкция четырех парадигм
(согласно теории Й. Шиндлера), но К. Уоткинс возражает,
что подобная система именного словоизменения не засви-
детельствована ни в одном известном языке мира [19].

^ 2 ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК том 75 № 12 2005

1082

ГЕРЦЕНБЕРГ, КАЗАНСКИЙ









5 Имеются в виду основы слов среднего рода и основы, вы-
ступающие в локативе форм мужского и женского рода.

ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК том 75 № 12 2005

^ ПРАЯЗЫКОВАЯ РЕКОНСТРУКЦИЯ: ОБЩИЕ ПРОБЛЕМЫ

1083








^ ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК том 75 № 12 2005

2*

1084

ГЕРЦЕНБЕРГ, КАЗАНСКИЙ



ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК том 75 № 12 2005

^ ПРАЯЗЫКОВАЯ РЕКОНСТРУКЦИЯ: ОБЩИЕ ПРОБЛЕМЫ

1085




стороны, применительно ко многим реконструк-
циям существует уже communis opinio, его можно
найти в новейших пособиях по индоевропеистике.

Вклад в формирование и развитие этого мето-
да внесли отечественные ученые: как уже упоми-
налось, он конгруэнтен теории В.А. Дыбо; сама
идея о существовании "акцентно-аблаутных"
парадигм принадлежит А.А. Зализняку, разраба-
тывавшему ее на материале русского языка.

За последние несколько десятков лет удалось
во многом уточнить фонетическую и морфологи-
ческую реконструкцию праязыковых форм и
объяснить их внутреннюю структуру. Во всех
случаях реконструкция опирается на системность
языковых фактов и затрагивает в большей степе-
ни область грамматики и фонетики.

Для функционирования языка чрезвычайно
важен лексический уровень, поскольку основным
знаком языковой системы во всех языках остает-
ся слово. Для каждого слова, помимо лексическо-
го значения, которое выявляется из совокупности
контекстов употребления слова и формализуется
в виде словарного значения (дефиниции), необхо-
димо учитывать и такие характеристики, кото-
рые могут быть не выражены формально, но при
этом накладывают реальные ограничения на упо-
требление или сочетаемость слова.

Часто эти ограничения связаны с пониманием
говорящим истории слова или его "внутренней
формы", например, поскольку в основе русского
слова альтернатива лежит латинское alter 'один
из двух', язык накладывает ограничение на упо-
требление числительного при данном слове и т.д.

Лексика в значительно меньшей мере, чем
грамматика, системна. Мы можем сказать, что
обозначение времен года в русском языке отчет-
ливо системно. В выражении "сколько лет, сколь-
ко зим" видна бинарная оппозиция наиболее кон-
трастных в температурном отношении сезонов.
Такие же отношения можно выстроить между
весной и осенью, которые будут в одних контекс-
тах резко противопоставляться друг другу, а в
других объединяться. Для такого небольшого
фрагмента достаточно жесткой лексической сис-
темы можно поискать соответствия в других ин-
доевропейских языках, причем обнаружится, что
зима и весна имеют хорошие соответствия за пре-
делами славянского материала, но сама четырех-
членная модель представлена далеко не во всех ин-
доевропейских традициях. Сопоставление трех-
членной модели деления солнечного года с
четырехчленной ставит существенный для рекон-
струкции вопрос: какую модель следует выбрать
и что мы вправе предполагать для праиндоевро-
пейского состояния.

Сопоставляя слова разных лексических систем
в поисках этимологии, пренебрегая хронологиче-
скими различиями, географическим положением

ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК том 75 № 12 2005


1086

^ ГЕРЦЕНБЕРГ, КАЗАНСКИЙ


предположение, что существовал особый поэти-
ческий язык, или, говоря словами А.В. Десниц-
кой, особый наддиалект, на котором сказители
слагали свои песни [36, 37, 38].

При реконструкции текста на первый план вы-
двигаются проблемы синтаксиса. Нетрудно пока-
зать, что синтаксическая вариативность зависит
от выбора коммуникативной стратегии говоря-
щим, то есть при синтаксической структуре гово-
рящий контролирует синтаксические связи в боль-
шей степени, чем морфологическое строение сло-
воформ. Несколько огрубляя, можно сказать, что
воспроизведение морфологических форм намного
меньше контролируется сознанием говорящего,
чем синтаксические конструкции, и тем самым
говорящий в большей степени является передаю-
щим звеном в морфологии, нежели в синтаксисе.
Тем не менее синтаксические конструкции в язы-
ке имеют свои структурные ограничения, благо-
даря которым и опираясь на архаические и ред-
кие типы простого предложения возможно, как
это показал в оригинальном исследовании акаде-
мик Ю.С. Степанов [39], восстановить синтаксис
простого предложения.



Во всех приведенных случаях имеется указа-
ние на место (в большинстве случаев иллатив и
аллатив, а одном - аблатив), затем следует пря-
мое дополнение, и завершает предложение гла-
гольная форма. Предложения проявляют (S) NL
О V разительную близость структуры и позволя-
ют реконструировать несколько этапов в своем
развитии. Как показывает санскритский пример,
слияние наречного элемента с глагольным кор-
нем должно было происходить достаточно позд-

но, то есть в греческом и латинском примерах аб-
лативное значение также присутствует, но за-
ключается непосредственно в форме глагола.
Когда прямое дополнение входит в состав предло-
жения, оно непосредственно предшествует фор-
ме глагола. В других случаях может наблюдаться
и иной порядок слов:



Таким образом, сопоставление самых архаиче-
ских индоевропейских традиций не дает возмож-
ности реконструировать совпадающее во всех де-
талях даже простое предложение, однако совпа-
дающие фрагменты текстов позволяют хотя бы
отчасти представить себе возможные праязыко-
вые структуры. При этом синтаксическая рекон-
струкция проверяется с точки зрения системной
морфологической реконструкции.

Достаточно часто эту проблему обозначают как
"реконструкцию праиндоевропейского текста6.

Тексты, обладающие повышенной устойчиво-
стью, условно можно поделить на два "жанра":
поэтические тексты, устойчивость которых под-
креплена метрической структурой, устоявшейся
системой образов, и тексты, фиксирующие нор-
мы обычного права, которые имеют для общест-
ва перскриптивное значение. Следует, впрочем,
заметить, что языковая вариативность затрагива-
ет обе разновидности. Именно поэтому удается
восстановить только материальное выражение
отдельных фрагментов текста, а не текст в пол-
ном объеме. Имена собственные, которые отра-
жают и закрепляют традиционные устремления,
господствующие в обществе, в силу своей кратко-
сти в большей степени сохраняют подобие на
уровне как структуры, так и содержания. Наблю-
даемая вариативность до определенной степени
ограничена представлениями, находящими сло-

6 В XX в. проблема реконструкции текста и как самоцель, и
как метод праязыковой реконструкции активно обсужда-
лась Вяч. Вс. Ивановым, в частности во время его встреч с
P.O. Якобсоном [4]. Реконструкция текстов, в том числе и на
уровне сюжета, представлена в монографии К. Уоткинса
"Как убить дракона" [40]. Этот подход к реконструкции не
получил дальнейшего развития, поскольку в силу недоста-
точной формализации лингвистических процедур в облас-
ти семантики мы до сих пор не располагаем разработан-
ным алгоритмом действий.

ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК том 75 № 12 2005


^ ПРАЯЗЫКОВАЯ РЕКОНСТРУКЦИЯ: ОБЩИЕ ПРОБЛЕМЫ

1087


весное выражение. Одна и та же мысль может
быть выражена с различной полнотой и в различ-
ной форме. Из наиболее разработанных фор-
мульных сочетаний концепт "славы" обнаружи-
вает точное соответствие в древнегреческой и
санскритской традициях, где "слава" употреблена
с эпитетом "невянущая". На основании сопостав-
ления разных традиций можно видеть, что слава,
лишенная какого-либо материального выраже-
ния, оказывается намного важнее, чем почести,
которые имеют свою материальную цену (как
правило, часть военной добычи) [33].

Характерно, что из формульных словосочета-
ний лишь одно "колесо солнца" засвидетельство-
вано в десяти разных языковых традициях [35],
остальные обычно объединяют лишь две незави-
симые языковые группы, то есть реконструируя
формульные совпадения, мы почти всякий раз на-
рушаем правило А. Мейе, согласно которому
лишь присутствие родственного слова в трех не-
зависимых традициях гарантирует достоверность
праязыковой реконструкции. Разумеется, более
длительная последовательность морфем, вклю-
чающая как минимум два корня, оказывается бо-
лее надежным источником для сопоставления и
реконструкции, чем отдельно взятое слово. Сов-
падения между разными традициями - обязатель-
ное условие для реконструкции, без которого наста-
ивать на индоевропейских истоках формульного со-
четания было бы неоправданно. Методологическая
проблема, возникающая при существующем поло-
жении вещей, может быть сформулирована сле-
дующим образом: при стремлении использовать
максимальное число традиций достоверный мате-
риал для сопоставления оказывается недостаточ-
ным из-за ограниченного числа ранних текстов
для многих индоевропейских традиций.

Впрочем, сопоставление отрывков текстов
возможно не только на материале культурно зна-
чимых устойчивых текстов. Можно также обра-
титься к текстам, устойчивым благодаря часто
повторяющейся прагматике, особенно если сопо-
ставлять цепочки формально идентичных мор-
фем в разных языковых традициях. Здесь в пер-
вую очередь соблазнительно обратиться к при-
ставочным глаголам, которые на более ранней
стадии представляют собой элемент наречного
типа и глагольный корень. Имеется достаточно
полный перечень глагольных корней, реконстру-
ируемых для праиндоевропейского языка, однако
словаря, который включал бы в себя перечень да-
же наиболее ходовых примеров сочетания глаго-
ла и наречия в разных языковых традициях, в на-
шем распоряжении нет.,

Только реконструированные фрагменты текс-
ты позволяют несколькими путями перейти к се-
мантике, включающей как минимум лексическое
значение, словообразовательное значение и грам-
матическую характеристику слова. Именно два
последних семантических аспекта способны вери-

фицировать правильность реконструкции общей
семантики слова, указывая на объем и конкрет-
ность полученной информации. При этом сочета-
ние имени с глаголом может позволить до опре-
деленной степени восстановить функциональную
характеристику слова, особенно когда речь идет
об именах существительных.

Только после этой обязательной лингвистиче-
ской процедуры есть основание пытаться соотно-
сить реконструированное слово с "реалиями", то
есть с реальным предметом, и подключать данные
этнографии и археологии для понимания прагма-
тики реконструированной лексемы и непосредст-
венного соотнесения лингвистической реконст-
рукции с данными других наук. Разумеется, тако-
го рода отождествления возможны лишь тогда,
когда восстанавливается название предмета, спо-
собного сохраняться в земле, а его археологичес-
кая интерпретация надежна благодаря этногра-
фическим данным.

В этом случае возможно, помимо относитель-
ной хронологии, которую предоставляют в распо-
ряжение исследователя данные лингвистики, пря-
мое соотнесение с археологическими материала-
ми, при интерпретации которых относительная
хронология, засвидетельствованная в единицах,
характеризующих культурный слой, значительно
усложняется, когда предметом реконструкции
служит термин родства, социальной дифференци-
ации общества или термин, относящийся к рели-
гиозной сфере. В подобных случаях приходится
соотносить семантическое описание термина, по-
лученное благодаря линвистической реконструк-
ции, с археологической реконструкцией, сделанной
на основании интерпретации системных связей
между обнаруженными материальными предмета-
ми. Взаимная проверка достигнутых результатов
и учет этнографических данных гарантируют до-
стоверность полученных результатов.

Взаимодействие гуманитарных, в первую оче-
редь историко-филологических исследований, про-
веденных со всей скрупулезностью и с учетом
методов конкретных наук, может сделать рекон-
струкцию важнейшим источником данных, поз-
воляющим перенести границу между историей и
доисторией на несколько столетий или даже ты-
сячелетий в глубь веков.

Не будем забывать о том, что едва ли не самым
знаменательным событием прогресса гуманитар-
ных наук в XX в. было перенесение хронологиче-
ской границы между доисторической (все, что
было до Гомера) и исторической Европой едва
ли не на тысячелетие благодаря археологичес-
ким находкам микенской культуры, а затем и де-
шифровки линейного письма В и соотнесения
историко-филологических материалов. Благо-
даря хеттским и микенским данным, дополнившим
египетские и ассирийские, вся вторая половина
II тыс. до н.э. превратилась из доистории в пред-
мет исторического рассмотрения.


ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК том 75 № 12 2005


1088

^ ГЕРЦЕНБЕРГ, КАЗАНСКИЙ


Представляется, что лингвистическая рекон-
струкция способна дать пусть ограниченный, но
важный материал для превращения предмета ев-
ропейской "доистории" V—III тыс. до н.э. в объект
исторического описания.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Sir W. Jones. Anniversary Discourse // Asiatick Re-
    searches. 1788. T. 1.

  2. Rask R. Unders0gelse om det gamle Nordiske eller Is-
    landske Sprogs Oprindelse. Copenhagen, 1818.

  3. Bopp F. Uber das Conjugationssystem der San-
    skritspache in Verglechung mit jenem der griechischen,
    lateinischen, persischen und germanischen Sprache.
    Neben Episoden des Ramajan und Mahabharat in
    genauen metrischen Ubersetzungen aus dem Original-
    text und einigen Abschnitten aus den Veda's. Frankfurt,
    1816.

  4. Гамкрелидзе Т.В., Иванов Вяч.Вс. Индоевропей-
    ский язык и индоевропейцы. Тбилиси: Изд-во Тби-
    лисского ун-та, 1984.

  5. Hopper P.J. Globalised and murmured occlusives in In-
    do-European // Glossa, 1973. Vol. 7/2.

  6. Основы балканского языкознания: Языки балкан-
    ского региона, часть I / Отв. ред. А.В. Десницкая.
    Л.: Наука, 1990.

  7. Основы балканского языкознания: Языки балкан-
    ского региона, часть II (славянские языки) / Отв.
    ред. А.В. Десницкая, Н.И. Толстой. Л.: Наука, 1990.

  8. Sandfeld К. Linguistique balcanique: Problemes et re-
    sultats. Paris, 1930.

  9. Трубецкой H.C. Мысли об индоевропейской про-
    блеме // Вопросы языкознания 1958. № 1.




  1. Rasmussen J.E. Trubetzkoy 's thoughts about Indo-Euro-
    pean // Papers from the Twelfth Scandinavian Confer-
    ence of Linguistics / Ed. HA. Sigur5sson. Reykjavik:
    University of Iceland, 1991.

  2. Lexikon der indogermanischen Verben; die Wurzeln
    und ihre Primarstammbildungen / Hrsg. von H. Rix.
    Wiesbaden: Dr. Ludwig Reichert Verlag, 2001.

  3. Казанский Н.Н. К реконструкции категории паде-
    жа в праиндоевропейском // Актуальные вопросы
    сравнительного языкознания. Л.: Наука, 1988.

  4. Соссюр Ф.де. Труды по языкознанию // Переводы
    под ред. А.А. Холодовича. М.: Прогресс, 1977.

  5. Brugman К. Nasalis sonans in der indogermanischen Gr-
    undsprache // Studien zur griechischen und laterischen
    Grammatik / Hrsgg. von G. Curtius und K. Brugman.
    Bd. 9. 1876.

  6. Tick A. Die ehemahlige Spracheinheit der Indogermanen
    Europas. Gottingen, 1873.

  7. Зализняк А.А. Грамматический словарь русского
    языка. М.: Русский язык, 1973.

  8. Иллин-Свитыч В.М. Именная акцентуация в бал-
    тийском и славянском (судьба акцентуационных
    парадигм). М.: Наука, 1963.

  9. Герценберг Л.Г. Проблемы реконструкции индоев-
    ропейской просодики. Л.: Наука, 1981.

  10. Watkins С. II proto-Indoeropeo // Le lingue indoeuropee /
    Ed. A.G. Ramat, P. Ramat. Bologna: Societa editrice il
    Mulino, 1993.

  11. Nussbaum A.J. Two studies in Homeric and Greek lin-
    guistics. (Hypomnemata 120). Gottingen: Vandenhoeck
    &Rupprecht, 1998.

^ ВЕСТНИК РОСС


  1. Widmer P. Das Korn des weiten Feldes. Interne Deriva-
    tion, Derivationskette und Flexionsklassenhierarchie:
    Aspekte der nominalen Wortbidung im Urindogerma-
    nischen. (IBS 111). Innsbruck, 2004.

  2. Николаев А.С. Индоевропейское обозначение го-
    да и проблема Locativus Sg. в акростатическом
    склонении // Индоевропейское языкознание и
    классическая филология - VII. Материалы чтений,
    посвященных памяти профессора И.М. Тройского
    (16-18 июня 2003 г.) / Отв. ред. Н.Н. Казанский.
    СПб.: Наука, 2003.

  3. Narten J. Zum "proterodynamischen" Wurzelpasens //
    Pratidanam: Indian, Iranian and Indo-European studies
    presented to Franciscus Bernardus Jacobus Kuiper on
    his sixtieth birthday / Ed. by J.C. Heesterman, G.H.
    Schokker and V.I. Subramoniam. The Hague-Paris:
    Mouton, 1968.

  4. Дыбо В.А. Славянская акцентология: Опыт рекон-
    струкции системы акцентных парадигм в прасла-
    вянском. М.: Наука, 1981;

  5. Дыбо В.А. Основы славянской акцентологии. М.:
    Наука, 1990 (Соавт.: Замятина Г.И., Николаев С.Л.).

  6. Дыбо В.А. Балтославянская акцентологическая
    реконструкция и индоевропейская акцентология //
    Studia Linguarum: De omnibus linguae redus scibilibus
    et guibusdam aliis: Andrea Anatolici filio honorem dici-
    mus. T. 2. M., 1997.

  7. Schmalstieg W.R. Indo-European Linguistics: A New
    Synthesis University Park, 1980.

  8. Leumann M. Lateinische Laut- und Formenlehre, 5,
    Ausgabe. Munchen: C.H. Beck, 1977.

  9. Fraenkel E. Litauisches Etymologisches Worterbuch.
    Heidelberg: K. Winter Verlag, 1962.

  10. Rieken E. Untersuchungen zur nominalen Stammbil-
    dung des Hethitischen. (StBoT 44). Wiesbaden: Harras-
    sowitz, 1999.

  11. Beekes R.S.P. The word for 'four' in Proto-European //
    JIES 15. 1987.

  12. Герценберг Л.Г. Загадка лат. quattuor // Индоевро-
    пейское языкознание и классическая филология-
    VIII (Чтения памяти И.М. Тройского). Материалы
    конференции, проходившей 21-23 июня 2004 г. /
    Отв. ред. Н.Н. Казанский. СПб.: Наука, 2004.

  13. Бенвенист Э. Словарь индоевропейских социаль-
    ных терминов. Пер. с фр. / Отв. ред. Ю.С. Степа-
    нов. М.: Прогресс, 1995.

  14. Kuhn A. Indische und germanische Sagensspriiche //
    R. Schmitt (ed.) Indogermanische Dichtersprache. Dam-
    stadt: Wissenschaftiche Buchgesellschaft, 1968. S. 11-25.

  15. Schmitt R. Dichtung und Dichtersprache in indogerma-
    nischer Zeit. Wiesbaden harrassowitz, 1967.

  16. Лорд А.Б. Сказитель / Пер. с англ. и комментарии
    Ю.А. Клейнера и Г.А. Левинтона. М.: Главная ре-
    дакция восточной литературы, 1994.

  17. Десницкая А.В. Наддиалектные формы устной ре-
    чи и их роль в истории языка. Л.: Наука, 1970.

  18. Казанский Н.Н. Диахронический аспект изучения
    эпической формулы // ПОЛТГРОПСЖ К 70-летию
    Владимира Николаевича Топорова. М.: Индрик,
    1998.

  19. Степанов Ю.С. Индоевропейское предложение.
    М.: Наука, 1990.

  20. Watkins С. How to kill a dragon: aspects of Indo-Euro-
    pean poetics. Oxford University Press, 1995.

АКАДЕМИИ НАУК том 75 № 12 2005