velikol.ru
  1 2 3 4

^ Вторая глава «Правовой статус органов внутренних дел как субъектов производства по делам об административных правонарушениях» отражает последовательность элементов статуса коллективного субъекта: целевого (рассмотрен в первой главе), компетенционного, структурно-организационного блоков и ответственности и содержит три параграфа.

Первый параграф посвящен исходным характеристикам компетенционного блока правового статуса органов внутренних дел как субъектов производства по делам об административных правонарушениях. Обосновываются и иллюстрируются следующие тезисы.

1. В зависимости от особенностей конкретной ситуации «недонаделение» милиции правами может оказаться столь же вредным, как и «перенаделение». Именно демократические режимы нуждаются в хорошо оснащенной в правовом отношении полиции. Если нет властных полномочий, то нечем злоупотреблять. Милиция не сможет нарушать чьих-либо прав, но при этом она никому не сможет и помочь. А налогоплательщик финансирует достаточно громоздкую и весьма энергоёмкую систему, которая не только не приносит пользы, но и своим бездействием подрывает авторитет закона и государственной власти.

2. Законодательство должно создавать такой режим, при котором, с одной стороны, даже самый изворотливый правонарушитель мог бы быть привлечен к административной ответственности. С другой стороны, любой правопослушный гражданин должен быть недосягаем для недобросовестных представителей правоохранительных органов. Однако даже самые совершенные, с точки зрения науки и юридической техники, правовые средства, предоставленные законодательством сотрудникам милиции, сами по себе не гарантируют высокой эффективности их деятельности. Общий ход реализации норм права испытывает воздействие множества факторов: организационно-управленческого, материально-технического, природного, географического, культурно-исторического, морально-нравственного, религиозного и др., воздействие которых может свести к минимуму те позитивные начинания, которые имеют место в действующем законодательстве. Нейтрализация же отрицательных моментов, связанных с влиянием указанных факторов на деятельность милиции, требует значительных затрат, в том числе финансовых. Допустимое, социально приемлемое в конкретных условиях соотношение стоимости и качества – вопрос не юридический.

3. Вопрос о содержании и проблемах реализации правового статуса должностных лиц органов внутренних дел как субъектов производства по делам об административных правонарушениях естественным образом связан с тем, как преодолеваются выявляемые при этом правовые пробелы. В работе отмечается, что в процессуальной сфере применение аналогий оказывается естественным и неизбежным, поскольку правоприменительный орган не может прекратить производство по делу об административном правонарушении по причине отсутствия надлежащей процессуальной нормы, неясности или противоречивости требований закона. Рассматриваются правила применения в производстве по делам об административных правонарушениях аналогии закона и аналогии права.

Диссертантом рассматриваются элементы компетенционного блока статуса органов внутренних дел как субъектов производства по делам об административных правонарушениях: функциональная компетенция, предметная компетенция, территориальная компетенция, процессуальная компетенция. К числу наиболее значимых выводов относятся следующие.

1. Наделение органов внутренних дел правом рассматривать дела об административных правонарушениях соответствует их целевому предназначению и концептуальным положениям отечественной теории административного принуждения.

2. Территориальная компетенция сотрудников органов внутренних дел, связанная с возбуждением дел об административных правонарушениях, по общему правилу не ограничена пределами территории, обслуживаемой органом, в котором он проходит службу.

В целях нормативной реализации отраженных в параграфе идей формулируются предложения по внесению изменений в действующее законодательство.

Второй параграф второй главы посвящен организационным основам производства по делам об административных правонарушениях, осуществляемого органами внутренних дел. Автор обращает внимание на то, что при всей многочисленности личного состава органов внутренних дел, при всем трудолюбии и самоотверженности большинства их сотрудников, работающих в условиях постоянных психических и физических перегрузок, современная милиция не пользуется авторитетом у населения, а результаты её деятельности не вызывают социального одобрения.

Проблема, по мнению соискателя, заключается в несоответствии условий среды милицейской деятельности нормативно-правовой модели производства по делам об административных правонарушениях. Имеющаяся в современной России модель милиции по-прежнему ориентирована преимущественно на скорейшее достижение благоприятных количественных показателей и, как справедливо отмечает Ю.П. Соловей, «не рассчитана на функционирование в рамках жестких ограничений, связанных с необходимостью соблюдения прав человека и гражданина, которые правовое государство обязано налагать на свои полицейские структуры».

В параграфе затрагиваются вопросы организации управления производством по делам об административных правонарушениях на различных уровнях системы органов внутренних дел, анализируются проблемы, связанные с особенностями организационного обеспечения этой деятельности. В числе наиболее значимых выводов следующие.

1. В современных органах внутренних дел результаты аналитических обобщений и научных разработок в области производства по делам об административных правонарушениях нередко оказываются заведомо невостребованными по причине отсутствия подготовленных к этому сотрудников.

2. Система организации производства по делам об административных правонарушениях в органах внутренних дел нуждается в полноценной оценке экономической эффективности, для чего требуются самостоятельные комплексные научные исследования. Если производство по делу об административном правонарушении – достаточно дорогостоящая деятельность, а её экономический эффект неизвестен (серьезные исследования в этом направлении не проводились), то нельзя исключать того, что увеличение объемов соответствующей административной практики в органах внутренних дел, помимо снижения общего качества итоговой продукции, может наносить значительный и неоправданный экономический ущерб государству.

3. Увеличение количества составленных сотрудниками органов внутренних дел протоколов об административных правонарушениях не может служить критерием эффективности соответствующей деятельности милиции. Оцениванию должны подлежать достигнутые результаты в соответствующей сфере управления (например, состояние общественного порядка, общественной безопасности, уровень аварийности и связанного с ней травматизма и т.д.), а не интенсивность использования соответствующих правовых средств воздействия.

Диссертант поддерживает предложение Т.П. Сасыкова о необходимости учреждения периодического издания «Административная практика органов внутренних дел», в котором следует публиковать обзоры, рекомендации, статьи об опыте организации этой работы.

В рамках третьего параграфа второй главы рассматриваются юридические гарантии законности в производстве по делам об административных правонарушениях, осуществляемом органами внутренних дел. При этом предмет исследования связан не только с управленческим воздействием, осуществляемым сотрудниками органов внутренних дел, но и воздействием на сотрудников органов внутренних дел со стороны контролирующих и надзирающих органов.

Диссертант приходит к выводу, что допускаемые сотрудниками милиции в рассматриваемой сфере нарушения вызваны, в первую очередь, причинами не юридического, а организационного характера.

Отмечается ряд проблем нормативно-правового содержания, негативно влияющих на состояние законности в деятельности милиции, и предлагаются пути их разрешения. Отдельное внимание уделяется вопросам, связанным с коррупционными проявлениями в области производства по делам об административных правонарушениях, получением сотрудником милиции приказа или распоряжения, законность которых вызывает сомнения, нарушениями, связанными с умышленным необоснованным затягиванием сотрудниками милиции применения мер принуждения, участием в производстве по делу защитника, понятых. В целях решения обозначенных проблем формулируются предложения по внесению изменений в действующее законодательство.

^ Третья глава – «Стадии производства по делам об административных правонарушениях, осуществляемого органами внутренних дел».

В первом параграфе рассматриваются вопросы возбуждения дел об административных правонарушениях органами внутренних дел. Обосновывается, что с учётом положений КоАП производство по делам об административных правонарушениях может осуществляться до возбуждения дела об административном правонарушении как вынесения правоприменительного акта, предусмотренного ч. 4 ст. 28.1 КоАП.

Стадия возбуждения дела об административном правонарушении рассматривается на основе её деления на этапы: а) принятия решения о возбуждении дела об административном правонарушении, б) сбора материалов, необходимых для рассмотрения дела по существу и составление протокола об административном правонарушении, в) направления материалов дела об административном правонарушении по подведомственности. Автор исходит из того, что административное расследование – одна из возможных правовых форм этапа сбора материалов, необходимых для рассмотрения дела по существу и составления протокола об административном правонарушении.

Подвергается критическому анализу высказываемое в юридической литературе предложение о необходимости обязательной регистрации всех выявленных неочевидных административных правонарушений (путем вынесения отдельного документа   акта о выявленном административном правонарушении). Сверхконцентрация милицейского внимания на административных правонарушениях не соответствует требованиям действующего законодательства и не только не сделает эффективным противодействие административной деликтности, но и парализует всю остальную, в том числе антикриминальную, деятельность органов внутренних дел.

Отдельное внимание уделяется вопросам применения милицией мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях и их соотношению с иными мерами принуждения, имеющими созвучное либо аналогичное название. Представляется оценка практики применения указанных мер принуждения, высказываются предложения, направленные на совершенствование их правовой регламентации.

Центральное место в содержании стадии возбуждения дела об административном правонарушении занимает составление протокола об административном правонарушении (далее – протокол). Обосновывается предложение закрепить в КоАП возможность вынесения постановления о назначении административного наказания без составления протокола в тех ситуациях, когда одно и то же должностное лицо, выявившее правонарушение, сначала оформляет все необходимые для рассмотрения дела материалы, а затем сразу же выносит постановление о назначении административного наказания (вне зависимости от согласия лица, в отношении которого принимается подобное решение). В отличие от порядка, предусмотренного ч. 1 ст. 28.6 КоАП, должностное лицо, осуществляющее производство по делу об административном правонарушении, не освобождается от необходимости полноценного сбора доказательств по делу. Исключением из предлагаемого правила должны стать ситуации, при которых лицо обращается с ходатайством о переносе даты рассмотрения дела по существу, в том числе в связи с намерением воспользоваться услугами защитника.

Анализируются типичные недостатки, допускаемые сотрудниками милиции при составлении протокола, и проблемные вопросы, возникающие при этом. В частности, внимание уделяется вопросам о том: через какое время может быть составлен повторный протокол при совершении длящегося административного правонарушения; целесообразно ли нормативное закрепление формы бланка протокола; возможно ли оформление одним протоколом двух и более административных правонарушений, совершенных одним лицом, и т.д.

Исследуются факторы, влияющие на решение вопроса о субъекте и месте рассмотрения дел об административных правонарушениях, возбужденных должностными лицами органов внутренних дел.

В целях нормативного воплощения отраженных в параграфе идей формулируются предложения по внесению изменений в действующее законодательство.

Второй параграф третьей главы связан с реализацией милицией стадии рассмотрения дел об административных правонарушениях. Указывается, что практическое значение принимаемых на данной стадии решений не ограничивается содержанием назначаемых административных наказаний. Оно, прежде всего, связано с официальным порицанием (официальным признанием противоправности соответствующего деяния) действий (бездействия) виновного лица субъектом административной юрисдикции. При назначении административного наказания в определенном смысле констатируется обоснованность примененных мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, решается вопрос об издержках по делу об административном правонарушении, определяется судьба изъятых вещественных доказательств, может выноситься представление об устранении причин и условий, способствующих совершению административных правонарушений. Решения о назначении административного наказания не только служат характеризующим личность материалом, но и могут иметь значение, например, при решении вопросов в сфере лицензионно-разрешительной деятельности милиции, о различных страховых выплатах, об отмене условно-досрочного освобождения и исполнении неотбытой части наказания. Выводы, полученные в ходе рассмотрения дела по существу, достаточно часто воспринимаются как имеющие преюдициальную силу в рамках дисциплинарного производства.

Стадия рассматривается на основе её деления на этапы: подготовки дела к рассмотрению, слушания дела, вынесения решения по делу.

В числе наиболее важных проблемных вопросов в работе выделяются следующие.

1. Обращается внимание на активную роль субъекта, рассматривающего дело об административном правонарушении. В случаях, указанных в п. 4 ст. 29.4 КоАП, протокол об административном правонарушении и другие материалы дела могут быть возвращены на доработку. При этом речь идёт о праве субъекта административной юрисдикции, а не его обязанности, если имеющиеся недостатки могут быть устранены им в ходе рассмотрения дела об административном правонарушении.

В работе рассматриваются ситуации, когда существенные недостатки представленных материалов (в том числе неправильно произведенная квалификация) выявляются уже после принятия дела к производству. Отмечается, что КоАП не предусматривает адекватного варианта разрешения ситуации, если при рассмотрении дела требуется изменение квалификации в сторону её ужесточения. Предлагается дополнить ст. 29.7 КоАП положением, позволяющим судье (органу или должностному лицу), рассматривающему дело об административном правонарушении, выносить определение об изменении квалификации совершенных действий (бездействия) в случае, если при рассмотрении дела будет установлено, что протокол об административном правонарушении (постановление прокурора о возбуждении дела об административном правонарушении) содержит неправильную квалификацию совершенного правонарушения. При этом с учётом процессуальных интересов лиц, перечисленных в ст.ст. 25.1-25.5 КоАП, должно приниматься решение о переносе даты и времени рассмотрения дела об административном правонарушении в рамках сроков, предусмотренных ст. 29.6 КоАП.

2. Высказывается предложение ограничить правило об открытом рассмотрении дела об административном правонарушении сферой деятельности судебных органов.

3. Диссертант обращает внимание на то, что действующее законодательство не предусматривает гарантий безопасности потерпевшему, его законному представителю, свидетелям, данные о которых в итоге оказываются доступными для правонарушителя. Полагаем, что имеет смысл предусмотреть в ст. 26.3 КоАП возможность реализации порядка, аналогичного закрепленному в ч. 9 ст. 166 УПК РФ.

Уделяется внимание вопросам доказывания по делам об административных правонарушениях. Рассматриваются проблемы установления вины юридического лица, определения перечня средств и правил доказывания по делам об административных правонарушениях.

На основе анализа нормативного и фактического материала формулируются следующие выводы.

1. Предусмотренная КоАП возможность вынесения постановления либо о назначении административного наказания, либо о прекращении производства по делу не в полной мере отвечает требованиям современной практики. Необходимо дополнить ст. 29.9 КоАП нормой, позволяющей выносить определение о прекращении административно-процессуального преследования и передаче материалов дела в орган, должностному лицу, которые составили протокол об административном правонарушении, в случае непричастности лица к административному правонарушению.

2. Требуется предусмотреть в ст. 29.9 КоАП возможность вынесения постановления о признании лица виновным в совершении административного правонарушения без назначения административного наказания в случаях, когда в силу требований КоАП ни одно из предусмотренных санкцией статьи наказаний не может быть применено.

3. Следует закрепить в КоАП правило, позволяющее назначать наказание в виде административного штрафа ниже низшего предела, установленного санкцией нормы (но не менее половины минимального размера, установленного санкцией соответствующей нормы), при наличии смягчающих и отсутствии отягчающих административную ответственность обстоятельств.

В качестве существенного недостатка милицейской деятельности диссертант отмечает, что, концентрируясь на решении задач, связанных с привлечением виновных к ответственности, сотрудники милиции часто забывают о своём главном предназначении – защищать и способствовать восстановлению нарушенных прав граждан. Рассматривается комплекс проблем, связанных с применением сотрудниками милиции положений о крайней необходимости, малозначительности административного правонарушения, защитой и восстановлением прав потерпевшего, в том числе оказании помощи в возмещении причиненного ему ущерба.

Третий параграф третьей главы посвящен вопросам пересмотра органами внутренних дел постановлений и решений по делам об административных правонарушениях. Отмечаются наиболее распространенные проблемы, связанные с определением предмета жалобы, субъектов обращения с жалобой, адресатов направления жалобы.

В числе вопросов, возникающих при реализации данной стадии в органах внутренних дел, отмечаются следующие.

1. Об объеме компетенции должностных лиц органов внутренних дел на стадии пересмотра постановлений и решений по делам об административных правонарушениях. В практической деятельности милиции нередко возникают ситуации, когда в ходе проверки (регистрации) принятых юрисдикционных решений руководителем органа внутренних дел обнаруживаются факты неправильно произведенной квалификации либо грубые нарушения установленного порядка производства по делам об административных правонарушениях. Исследуются предложения, сформулированные по этому поводу в юридической литературе, и в итоге констатируется обоснованность сформулированных в КоАП правил.

2. О порядке исчисления сроков в производстве по делам об административных правонарушениях. В результате научного анализа видов сроков и правил их исчисления в производстве по делам об административных правонарушениях формулируется вывод о необходимости дополнить КоАП статьей 1.9 «Порядок исчисления сроков, установленных законодательством об административных правонарушениях» и предлагается её редакция.

3. О точном установлении момента окончания стадии пересмотра постановлений и решений. В современных условиях применительно к различным участникам производства этот момент может быть различным, что невыгодно отличает установленный КоАП порядок от порядка, установленного арбитражным процессуальным, гражданским процессуальным или уголовно-исполнительным законодательством. Предлагается изложить ч. 1 ст. 30.3 КоАП в следующей редакции: «1. Жалоба на постановление по делу об административном правонарушении может быть подана в течение десяти суток со дня его объявления в соответствии с частью 1 статьи 29.11 настоящего Кодекса».

^ Четвёртая глава «Совершенствование производства по делам об административных правонарушениях, осуществляемого органами внутренних дел: административно-процессуальный аспект» состоит из трёх параграфов.

Первый параграф посвящен анализу отдельных вопросов совершенствования деятельности органов внутренних дел в условиях современной нормативно-правовой модели производства по делам об административных правонарушениях. Рассматриваются проблемы, являющиеся закономерным следствием нормативно-правовых, организационных условий милицейской деятельности, и в силу своей распространенности, практической значимости требующие отдельного внимания.

1. Важным элементом производства по делам об административных правонарушениях является право лица, в отношении которого данное производство ведётся, присутствовать при составлении протокола об административном правонарушении и рассмотрении дела по существу. На милицию при этом возлагается обязанность обеспечить возможность реализации лицом данного права. Поскольку на практике достаточно часто имеют место попытки правонарушителя избежать общения с милицией в целях затягивания производства по делу до истечения сроков давности привлечения к административной ответственности, сотрудники милиции систематически сталкиваются с необходимостью подтверждать выполнение указанной обязанности.

В арсенале современного правонарушителя имеется значительное количество хитростей и уловок, позволяющих существенно снизить вероятность его привлечения к административной ответственности и избежать негативных последствий, связанных с ним. Решению проблемы во многом способствует ч. 4.1 ст. 28.2 КоАП, позволяющая составлять протокол об административном правонарушении в случае неявки физического лица, законного представителя физического или юридического лица, в отношении которых ведется производство по делу об административном правонарушении, если они извещены в установленном порядке. Однако в целом нерешенность ряда вопросов нередко делает подобную тактику защиты эффективной, а потому и широко распространенной.

Большую сложность представляют ситуации, когда милиция сталкивается с невозможностью точного установления данных физического лица, в отношении которого требует составить протокол. Особую тревогу вызывает то, что в имеющихся условиях не только должным образом не решается вопрос о привлечении виновного к административной ответственности, но и создаются предпосылки для привлечения к такой ответственности невиновного лица, чьи данные правонарушитель мог заранее заучить. Закономерным следствием оказываются нередко завышенные требования субъектов административной юрисдикции к перечню документов, необходимых для удостоверения личности лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении.

Диссертант анализирует сформулированные по этому поводу в научной литературе предложения, имеющиеся в распоряжении милиции возможности (административное задержание лица, его дактилоскопическая регистрация, сравнение данных, предоставленных задержанным, с данными имеющихся в распоряжении сотрудников милиции информационных баз и т.д.) и приходит к выводу об их недостаточности.

Формулируется комплекс предложений, направленных на решение данной проблемы, логическую основу которого составляет тезис о том, что смысл идентификации личности правонарушителя в производстве по делам об административных правонарушениях в абсолютном большинстве случаев заключается не в том, чтобы точно установить его анкетные данные, а в том, чтобы ответить на вопрос: этот ли человек совершил административное правонарушение. Исключение из данного правила, по-видимому, связано лишь с реализацией ч. 3 ст. 28.6 КоАП. В таком случае решением проблемы могло бы стать нормативное закрепление возможности составления протокола в отношении физического лица, чьи анкетные данные не установлены. В частности, предлагается предусмотреть возможность вынесения на стадии возбуждения дела об административном правонарушении определения о присвоении цифрового обозначения физическому лицу, в отношении которого ведется производство, личность которого не установлена. Обязательным приложением к такому документу должны стать фотография лица и его дактилоскопическая карта, составленная в соответствии с Федеральным законом от 25 июля 1998 г. № 128-ФЗ «О государственной дактилоскопической регистрации в Российской Федерации».

Обосновывается тезис о принципиальной совместимости данного решения с базовыми положениями законодательства об административной ответственности. Формулируются конкретные предложения по внесению необходимых изменений в КоАП.

2. Второе направление, активно используемое для уклонения от административной ответственности, связано с очевидными недостатками правового регулирования вопроса о критериях надлежащего уведомления соответствующего лица о месте и времени рассмотрения дела по существу. Существующий порядок решения данного вопроса при значительных затратах (материальных, организационных, эмоциональных и т.п.) не гарантирует успешное решение задачи обеспечить надлежащее уведомления соответствующего лица и зафиксировать факт такого уведомления. Распространенная практика уведомления соответствующего лица о месте и времени рассмотрения дела в момент составления протокола об административном правонарушении не является решением проблемы.

На основе произведенного анализа диссертантом формулируется комплекс предложений, направленных на решение данной проблемы, в основу которого положены идеи о: возможности предварительного согласования формы уведомления (извещения); необходимости возложения в соответствующих случаях на лиц, уклоняющихся от участия в производстве, обязанности явиться в определенный момент в орган (к должностному лицу) административной юрисдикции для выяснения времени и места рассмотрения дела; необходимости закрепления формальных критериев надлежащего уведомления (извещения).

В заключении параграфа рассматривается специфическая разновидность проблемы уклонения лица от участия в производстве по делу об административном правонарушении, которая связана с реализацией до настоящего времени мало изученной категории – иммунитет отдельных лиц от административной ответственности. На основе действующего законодательства формулируется вывод, что существующая ситуация, при которой иммунитет сотрудниками милиции воспринимается едва ли не как полный запрет на саму возможность применения к указанным лицам каких-либо мер административного принуждения, имеет в основе причины не нормативного, а, скорее, культурно-политического характера. Проблема децентрализации и фрагментарности правового регулирования особенностей порядка производства по делам об административных правонарушениях в отношении лиц, выполняющих определенные государственные функции, должна быть решена путем закрепления в КоАП главы, регламентирующей особенности производства по делам об административных правонарушениях в отношении отдельных категорий лиц.

Второй параграф посвящен анализу возможных путей совершенствования предусмотренного действующим законодательством типового алгоритма действий сотрудников органов внутренних дел при выявлении фактов административных правонарушений.

Алгоритм реагирования милиции на факты административных правонарушений рассматривается в виде системы, состоящей из следующих компонентов.

1. Реагирование на каждый выявленный факт административного правонарушения. Обязанность, связанная с необходимостью пресечения административного правонарушения, оказания помощи пострадавшим лицам, возлагается на орган внутренних дел, на милицию и на каждого сотрудника милиции независимо от занимаемой должности, места нахождения и времени.

Наиболее уязвимым звеном данного этапа является отсутствие эффективного нормативного решения вопроса о принципе публичности в производстве по делам об административных правонарушениях, как следствие   отсутствие понятной концепции противодействия административной деликтности и нерешенность вопроса о целях производства по делам об административных правонарушениях. Существующий порядок, при котором за каждым выявленным административным правонарушением должно следовать возбуждение соответствующего дела, приводит к тому, что при значительной энергоемкости он неизбежно способствует существенному снижению качества материалов, при этом исполнитель оказывается перегруженным малопродуктивной работой, от чего страдают иные направления его деятельности.

Диссертант полагает, что наряду с нормативным решением вопроса о принципе публичности в производстве по делам об административных правонарушениях совершенствование данного этапа может быть связано с внедрением форм реагирования, альтернативных производству по делам об административных правонарушениях, в частности института формального предупреждения, которое заносится в протокол, но не является процессуальным актом. Вынесенное формальное предупреждение должно отражать факт совершения лицом противоправного деяния, но не должно влечь прямых материально-правовых последствий. В отличие от упрощенного порядка назначения наказания правом выносить формальные предупреждения должны обладать должностные лица органов внутренних дел, уполномоченные составлять протоколы о соответствующих административных правонарушениях, при условии согласия лица с применением данной меры и если дело об административном правонарушении не возбуждалось.

2. В случае возбуждения дела об административном правонарушении следующим компонентом алгоритма реагирования милиции на факты административных правонарушений служит производство по делам об административных правонарушениях, основа которого связана с последовательным составлением документов – протокола об административном правонарушении и постановления по делу об административном правонарушении. В обоих случаях правоприменитель занимает активную позицию, обладает процессуальной независимостью и по общему правилу не ограничен оценками, сформулированными на предыдущих стадиях, а лицу, в отношении которого ведется производство, и потерпевшему гарантируется право на участие в соответствующих процедурах.

Диссертант отмечает, что данный механизм, сформированный еще в советский период, вполне пригоден в современных российских условиях. То, что могло бы претендовать на некоторое исключение из схемы «протокол-постановление» применительно к деятельности милиции, долгое время было связано лишь с упрощенным порядком производства, когда наказание в виде предупреждения или административного штрафа назначалось на месте совершения административного правонарушения без составления соответствующего протокола. Но и это в целом не нарушало логики, поскольку применимо лишь в той мере, в которой с учетом перечисленных в законе условий само составление протокола об административном правонарушении со всей очевидностью оказывается ненужной формальностью.

В юридической науке и в правоприменительной среде представленный механизм воспринимается едва ли не как единственно возможный, хотя иные схемы легко можно смоделировать, например: а) когда наказание назначается без предварительного извещения лица (например, личность правонарушителя устанавливается без его участия, постановление выносится заочно и направляется почтой); б) когда размер и вид наказания определяются при составлении протокола об административном правонарушении, а уполномоченный назначать наказание субъект позднее рассматривает документы заочно, соглашаясь либо не соглашаясь с данным решением; в) когда полиция вручает уведомление о назначении штрафа, с которым лицо может не соглашаться (в этом случае материал пойдет в прокуратуру (в суд), где будет решаться вопрос о возбуждении соответствующего дела), и т.д.

На основе анализа возможных путей реформирования общего порядка производства по делам об административных правонарушениях в органах внутренних дел формулируется вывод о том, что сегодня в Российской Федерации не созданы условия, позволяющие его организовать на основе какой-либо иной схемы, нежели «протокол-постановление». Упрощение недопустимо с точки зрения обеспечения безопасности граждан от возможных злоупотреблений со стороны правоохранительных органов, а усложнение окончательно снизит и без того невысокую эффективность деятельности достаточно дорогостоящей правоохранительной структуры.

Исключения из схемы «протокол-постановление» все же вполне возможны, но лишь при реализации упрощенного порядка производства по делам об административных правонарушениях. Такое исключение, в частности, связано с принятием Федерального закона от 24 июля 2007 г. № 210-ФЗ «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» в части закрепления принципиально новой схемы привлечения лица к ответственности при выявлении факта нарушения правил дорожного движения работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средствами фото- и киносъемки, видеозаписи.

Основная трудность при формулировании механизмов производства по делам об административных правонарушениях, альтернативных имеющемуся, связана с необходимостью пересмотра отдельных фундаментальных положений теории административной ответственности. Высказываются сомнения в перспективности направлений, связанных с внедрением в общий порядок производства правила о так называемом соглашении о признании вины, характерного для англосаксонского права; аналогичных закрепленным УПК РФ особому порядку судебного разбирательства (раздел Χ УПК РФ) либо досудебному соглашению о сотрудничестве (глава 40.1).

Подробно рассматривается соответствие возможности привлечения владельца транспортного средства к административной ответственности в порядке, предусмотренным ч. 3 ст. 28.6 КоАП, презумпции невиновности. По мнению диссертанта, изменения, внесенные законодателем в КоАП, не нарушают презумпцию невиновности лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, вполне с ней совместимы в рамках одного нормативного акта, вносят определенные коррективы в принцип презумпции невиновности, закрепляют правила, достаточно распространенные и хорошо зарекомендовавшие себя в мировой практике, и могут быть успешно адаптированы к структуре КоАП.

3. Третий компонент алгоритма реагирования милиции на факты административных правонарушений связан с практическим исполнением вступивших в законную силу постановлений по делам об административных правонарушениях. Здесь отдельное внимание уделяется вопросу о возможных путях нормативно-правового совершенствования исполнения административных штрафов. На этом этапе весьма продуктивным могло бы оказаться использование зарубежного опыта, связанного с возможностью сокращения размера назначенного штрафа при своевременном выполнении гражданином обязанности по его уплате.

Третий параграф содержит анализ предложений по совершенствованию нормативно-правовой основы производства по делам об административных правонарушениях, реализация которых выходит за рамки коррекции положений КоАП.

Диссертантом рассматривается вопрос о соответствии реализуемой нормативно-правовой модели производства по делам об административных правонарушениях требованиям Конституции Российской Федерации.

В частности, исследуются не получившие в научной литературе окончательного решения вопросы о соответствии требованиям Конституции Российской Федерации полномочий должностных лиц органов внутренних дел назначать административный штраф и применять законодательство субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях.

Анализируется влияние на законодательство, регламентирующее производство по делам об административных правонарушениях в органах внутренних дел, современных тенденций, связанных с систематизацией административно-процессуального законодательства.

Эволюционный путь связан с популярной на сегодняшний момент идеей создания административно-процессуального кодекса, включающего в себя, в том числе, нормы, регламентирующие порядок производства по делам об административных правонарушениях. В случае её реализации из КоАП будут исключены нормы процессуального характера.

По мнению диссертанта, создание административно-процессуального кодекса нельзя рассматривать как самоцель. Само по себе его появление, с одной стороны, не предполагает изменения порядка производства по делам об административных правонарушениях и, соответственно, не обеспечивает повышения его эффективности; с другой – не компенсирует удобства применения КоАП.

Разделяя мысль о необходимости принятия административно-процессуального кодекса в целом, автор считает, что качественная реализация данного предложения в настоящий момент невозможна. Кодификация   форма систематизации действующего законодательства. Необходимость её осуществления и возможность реализации появляется лишь на определенных стадиях развития нормативной базы и научных представлений о соответствующих предмете и методах правового регулирования, взаимосвязи составляющих элементов. Но именно эти условия в настоящий момент отсутствуют. Поэтому, по мнению диссертанта, более перспективное направление систематизации административно-процессуального законодательства в настоящий момент связано с разработкой Основ административно-процессуального законодательства. В работе формулируются предложения относительно их содержания.

По мнению Ю.П. Соловья, результатом систематизации законодательства о применении мер принуждения в области государственного управления должно стать принятие Полицейского кодекса Российской Федерации, что в свою очередь приведет к отмене кодекса об административных правонарушениях. Содержание последнего по замыслу автора должно в переработанном и адаптированном виде органично вписаться в структуру Уголовного, Уголовно-процессуального и Уголовно-исполнительного кодексов.

На основе комплексного анализа представленной концепции диссертант приходит к выводу о том, что отказ от производства по делам об административных правонарушениях с формальной точки зрения является одним из возможных вариантов развития правовой системы, о чём убедительно свидетельствует исторический опыт России и зарубежных стран. Однако всячески поддерживая идею о необходимости принятия Полицейского кодекса Российской Федерации, диссертант полагает, что имевшиеся в 1993 г. предпосылки для реализации обозначенной концепции в настоящий момент утрачены в связи с качественным изменением действующего законодательства.

В заключении изложены основные выводы, полученные в результате проведенного исследования.



<< предыдущая страница   следующая страница >>