velikol.ru
1

УДК 81’37:811.161.1

«МОРС» – ИСТОРИЯ И ЭТИМОЛОГИЯ

Лазаренко А. И.

Национальный исследовательский Томский государственный университет

Lazarenko-Anna@yandex.ru
Морс – это «1. Прохладительный сладкий напиток, приготовленный из сока ягод или плодов. 2. Фруктовый или ягодный сок, используемый для приготовления вина».

Слово впервые зафиксировано в XVI веке, в «Домострое», там же содержится и один из рецептов этого напитка: «А ставити морсъ ягоднои простои каких ни буд ягодъ, ино положыт(ь) ягодъ с водою в котелъ чтоб поняло, и х котлу б не пригорѣли, да варити в котлѣ ягоды с водою гораздо, покамѣстъ ягоды роскипятся, а как ягоды роскипятца, ино поставити на ноч(ь). Как ся отстоит морсъ ягоднои от гущи на чисто, ино сложыт(ь) тот морсъ ягоднои в бочки, в которои бы бочкѣ дрожжеи не было». Относительно позднюю фиксацию слова, обозначающего столь «простой» продукт из природного сырья, вероятно, можно объяснить тем, что напитки, содержащие ягоды и плоды в качестве основного компонента, по-видимому, долгое время не занимали на столах славян сколько-нибудь значимого места, уступая напиткам на основе зерна (пиво, квас и т. д.) и меда. Между тем, плодовые и ягодные добавки, например, в квасы и меды пользовались большой популярностью.

Согласно Словарю русского языка XI-XVII вв, в XVI веке слово морс имело несколько отличное от современного значение: «Охлажденный ягодный отвар; плодовый сок» (в современном русском языке морс – это именно разбавленный (или переваренный), то есть обязательно подвергшийся переработке сок ягод).

В словаре XVIII века семантика слова расширяется еще больше, кроме того, добавляется «техническое», винодельческое значение, существующее и современном языке: «МОРС, а и у, м. Плодовый или ягодный сок. Нехудое из вишен дѣлают употребление: собирая оныя жмут морс или сок и употребляют оной с водою вмѣсто обыкновеннаго питья. Пут. Леп. I 216. Земляничной морс или сок. Сельск. леч. 773. Клюковный, яблочный морс. Нажать морсу. САР2 III 858. || Напиток, вино из плодов или ягод. Вишневой морс сколько раз ты мнѣ ни подносишь, Рюмку досуха всегда выпить меня просишь .. Правда, что это вино .. Цосно, да благослови выплюнуть то, сударь. Трд. СРС 82. В винодѣлии: морс: наливка на виноградные выжимки, второе вино. Ад. II 112». Однако Словарь академии российской фиксирует у этого слова уже только одно значение: «Сокъ выжатый изъ ягодъ или изъ плодовъ». Такое же значение и у Даля: «ягодный и вообще плодовый сокъ».

Современное значение слова выходит на первый план, судя по всему, в XX веке (например, в словаре Ушакова «Прохладительный напиток, приготовленный из сока ягод или плодов»).

В XVI-XVII веках формируется ряд составных наименований различных видов морсов: морс белый, вишневый (вишний), клюковный, красный, малиновый, отстоялый старый, смородинный, старый, отстоялый старый худой, терный, черемховый, яблочный, ягодный. Таким образом, в рассматриваемом периоде морсы различали по ряду дифференциальных признаков: цвет (белый / красный), основной ингредиент (вишневый / клюковный / малиновый / смородинный / терный / черемховый / яблочный / ягодный), время и качество выдержки (отстоялый старый / старый / отстоялый старый худой).

Помимо русского, слово морс зафиксировано также в украинском и белорусском языках. Белорусское морс «ягадны або фруктовы напiтак» и украинское морс «напiй iз соку ягiд» заимствованы из русского. В других славянских языках это слово отсутствует [1. С. 544].

Этимология слова морс не ясна. Существующие предположения можно разделить на две группы: гипотезы об исконном и гипотезы о заимствованном характере слова.

Сторонники исконного происхождения слова морс сближают его с глаголом моросить и существительным морошка. Так, о связи с моросить как наиболее вероятной этимологии пишут Миклошич [2. С. 202] и Фасмер [3. С. 658]. На возможное родство со словом морошка указывает Цыганенко.

Глагол моросить впервые упоминается в словаре Даля: «Моросить, идти мелкому дождю, ситничку, бусить». Общепринятой этимологии этого слова нет. Фасмер сближает его со словен. mršéti «чуть слышно идти (о дожде)», mŕščati «струиться, моросить», с лтш. mer̂ga, mar̂ga, mārgа "тихий дождь", merguôt «тихо идти (о дожде)», далее с греч. βρέχω «увлажняю», βροχή ж., βροχετός м. «дождь» [3. С. 657]. Преображенский считает глагол моросить родственным словам мерзок, мерзнуть и мороз [4. С. 558]. Поздняя фиксация и неясность происхождения слова моросить делает крайне затруднительными рассуждения о его родстве с существительным морс.

Слово морошка впервые зафиксировано в XVI веке: «МОРОШКА (марушка, морушка, мурошка), ж. Морошка. По-руски морушка ягода. Травник. Любч., 434. XVII в.∞ 1534 г. Два ведра ягод мурошки. Кн. расх. Корел. м. № 935, 38. 1559 г. Купил ягод морошки про мнстерскую службу про свои обиход пять мер. Арх. Ант.-Сийск. м., № 9. Кн. прих.-расх. 1639 г. Сулея ренского съ малиною… Сулея ренского съ марушкою. Д. Шакловит. IV, 114. 1686 г. Покупка ягод морошки. Кн. расх. Холмог. арх. д. № 108, 125 об. 1696 г». В словаре русского языка XVIII века зафиксировано производное слово морошник «1. Куст морошки. САР2 III 856. 2. Напиток из морошки. САР2 III 856». Даль добавляет еще два производных: морошевка, морошковка, «морошковая наливка». О происхождении слова морошка нет общепринятой точки зрения (см. напр. [4. С. 558], [3. С. 658]). Однако наиболее вероятной представляется гипотеза о заимствовании из финно-угорских языков: например, Фасмер упоминает такие формы как фин. muurain, -imen; muuran, род. п. muuramen – то же, манси н. mоrаχ, mоrеχ, ханты mūrǝχ, morǝŋk, коми mi̮r – то же, ненецк. mаrаŋа, нганас. murа᾽kа. энецк. maragga [3. С. 658]. В пользу этой версии этимологии говорит наличие вариантов слова, зафиксированных в словаре русского языка XI-XVII вв (марушка, морушка, мурошка), а также то, что морошка преимущественно произрастает на территориях смежных с местами проживания финно-угорских народов.

Сближение слова морс с существительным морошка, вероятно, мотивировано простотой и распространенностью семантической модели, которая могла бы лечь в основу этого гипотетического образования: «основной компонент напитка» → «напиток». В нашем случае модель была бы такой: морошка (основной компонент) → напиток из морошки (морс) → напиток из любой ягоды (морс). Однако принять эту гипотезу мешают формальные затруднения: подобная словообразовательная модель (вероятно, усечение + формант -с-) несвойственна русскому языку.

Более распространенной является точка зрения о заимствованном характере существительного морс. По одной из гипотез, это слово произошло от немецкого Móosbeere «клюква» [1. С. 544]. Черных предполагает, что при заимствовании слово могло быть сокращено в *моср, из которого впоследствии, в результате метатезы получилось морс. В этом случае, первоначальным значением существительного, вероятно, было «напиток (сок) из клюквы», затем значение расширилось. Однако эта гипотеза представляется достаточно спорной, так как, даже если допустить что все вышеописанные фонетические процессы имели место быть, остаются пробелы в семантической истории слова: непонятно, как и когда у слова появилось значение напитка. В немецком первоисточнике это значение не зафиксировано, в русском же языке не осталось следов значения «клюква», поэтому оснований говорить об изменении значения после заимствования нет.

Согласно другой гипотезе, слово морс было заимствовано из румынского múrsă «вода с медом, сок, жидкость» (которое, в свою очередь, произошло от латинского mulsa «медовый напиток»). На возможность такой этимологизации указывает Фасмер [3. С. 658], а затем Черных [1. С. 544]. С точки зрения семантики, эта гипотеза представляется наиболее правдоподобной. В румынском слове содержится семантический компонент «мед», пришедший из латинского первоисточника (латинское mulsum/mulsa имеет значение «вино с медом»), а непосредственным кулинарным «предком» русских морсов, очевидно, были различные меды с ягодными добавками (можно отметить сходство и в номенклатуре, и даже в некоторых аспектах приготовления). Однако неясным остается путь заимствования слова: логично было бы предположить польское или украинское посредничество (как, например, в слове брынза [1. С. 115]), однако в польском слово не зафиксировано, а в украинском является заимствованием из русского.
Литература

1. Черных П. Я. Историко-этимологический словарь современного русского языка. – М., 1999. – Т. 1. – 621 с.

2. Miklosich F. Etymologisches Wörterbuch der slavischen Sprachen. – Wien, 1886. – 547 s.

3. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. – М., 1986. – Т 2. – 671 с.

4. Преображенский А. Этимологический словарь русского языка. – М., 1910-1914. – Т.1. – 674 с.

Научный руководитель – к.ф.н., профессор Леушина Л. Т.