velikol.ru
1




Формирование новой энергетической политики ЕС1.

В.Н.Зуев2


Энергетика находится в центре внимания общественности, политиков, предпринимателей многих государств, в последнее время по многим соображениям. Это и резкие колебания цен на энергоносители, и проблемы надежности поставок и, в более широком смысле, задача обеспечения энергетической безопасности стран, это и использование новых источников энергии, ее экономия и экологические последствия расточительного обращения с энергоресурсами. Одним словом, энергетика вошла в жизнь каждого из нас и стала важной составляющей международной жизни.

В силу этих причин, энергетическая политика представляет особый интерес для исследования. От того, насколько страны и международные организации успешно решат текущие проблемы обеспечения экономического развития надежной и экологичной энергетической «подпиткой», без преувеличения, во многом зависит как будущее этих стран и организаций, так и будущее человечества в целом.

Энергетическая политика ЕС – явление многомерное. Она может быть представлена в различных аспектах.

По источникам обеспечения энергетических потребностей Европейский союз, конечно же, обладает своей спецификой. Сама интеграция начиналась не только с таможенного союза и совместной аграрной политики, но также и с объединения угля и стали – ЕОУС и с атомной энергетики, включенной в деятельность Евратома. Уголь и сегодня играет заметную роль в обеспечении энергетических потребностей ЕС. Так, в Германии роль угля в энергобалансе страны доходит до 50%, что даже привлекло внимание участников прошедшей встречи президента России с ведущими российскими предпринимателями, проведенной при участии РСПП в феврале 2007 года3.

Использование атомной энергетики проводилось в большинстве стран ЕС с чрезвычайной осторожностью4. Многие программы свертывались, или им не давался зеленый свет по соображениям безопасности. Другой безопасности, нежели уже упомянутой. Сегодня под энергетической безопасностью подразумевают, прежде всего, надежность обеспечения энергоресурсами. А безопасность использования энергоресурсов для человека и планеты только-только выходит в приоритеты мирового развития. И ЕС, во многом, является пионером этого движения.

На Европейский Союз, в соответствии с договором Евратом, возлагается контроль над надежностью и безопасностью атомной энергетики. Поэтому одной из главных целей энергетической политики ЕС всегда было и остается – достижение максимально высоких стандартов надежности и безопасности ядерных технологий. Более половины стран-членов ЕС используют атомные установки, которые обеспечивают, в среднем, 15% всей энергии и одну треть производимого в ЕС электричества5. Решение об использовании атомной энергии относится к компетенции отдельных стран-членов.

Среди других источников обеспечения энергетических потребностей стран ЕС, конечно же, можно отметить широкое применение, как традиционных видов гидроэлектроэнергии, так и новейших видов, связанных с использованием энергии ветра, солнца, морей и океанов, биомассы, разработки по термоядерному синтезу.

Поэтому, когда российский читатель в работе по энергетической политике, ориентируясь на приоритеты своей страны, ожидает увидеть анализ ситуации по рынку нефти и газа, применительно к ЕС – это будет не совсем верно.

Нужно отметить принципиальное различие исходных условий для формирования программ энергетической политики, например, в энергообеспеченной России и в ЕС. Страны ЕС в совокупности не обеспечены энергетическими ресурсами собственного происхождения в объеме, достаточном для удовлетворения внутреннего спроса на энергию. В Европе только Великобритания, Голландия и Норвегия представляют собой величины сколько-нибудь значимые в углеводородной энергетике. А Европейский союз в расширенном составе еще больше зависит от импорта энергии. В настоящее время около 50% потребностей ЕС в энергии удовлетворяется за счет импортных источников. Эта цифра может увеличиться до 70%, если в течение 20 – 30 лет не будет принято адекватных мер.6 В частности, существенно может увеличиться импорт природного газа и нефти.

Ограниченность собственной ресурсной базы Европы обусловливает существенную зависимость стран ЕС от внешних энергетических поставок. По некоторым оценкам, через 20 лет спрос на энергоносители в ЕС может возрасти еще на 35 -40%. Но это предположения о будущем. Однако фактом остается то, что сегодня ЕС зависим от рыночной конъюнктуры, геополитических факторов, политической стабильности в транзитных и добывающих странах.

Другая существенная специфическая особенность ЕС заключается в раздробленности рынков, их национальной обособленности. Поэтому значительная часть усилий политики ЕС направлена на преодоление этой фрагментарности рынков, снятия барьеров на пути свободной конкуренции в сфере энергетики.

Эта деятельность имеет как созидательную, так и «разрушительную» направленность. С одной стороны, формируются единые электросети, финансируются совместные проекты и разработки. С другой, - снимаются ограничения и барьеры для доступа на национальные рынки компаний других стран ЕС.

Хотелось бы также обратить внимание на еще два важных аспекта энергетической политики ЕС: внутренний и внешний. Подобно тому, как при формировании таможенного союза странам ЕС необходимо было снять внутренние барьеры на пути перемещения товаров и выстроить единую внешнеторговую политику, сейчас, при формировании энергетической политики ЕС, речь идет, по существу, о том же. ЕС параллельно пытается решить две важнейшие задачи:

  • ^

    ликвидировать национальную обособленность энергетических рынков внутри ЕС, и

  • сформировать общую энергетическую политику на уровне ЕС.


Вот именно на этом последнем, из выделенных мной аспектов энергетической политики, я бы и хотел остановиться более подробно. Он наименее изучен из всех других отмеченных аспектов. Он очень актуален сейчас для ЕС. И события последнего времени говорят о существенных изменениях, которые уже происходят, либо должны произойти в ближайшее время на этом направлении.

Энергетическая политика ЕС является той областью, которая пока не относится к наднациональному ведению объединения. Энергетическая политика ЕС, в сравнении с торговой или аграрной политикой, является примером противоположного характера – она не является исключительной компетенций союза. На мой взгляд, это одна из причин, по которым ЕС пока не может похвастаться существенными успехами и достижениями в этой сфере. В отличие от сферы торговой и аграрной политики. Однако возрастающая энергетическая взаимозависимость на микро и макро уровне и особая ситуация на рынке энергоносителей создают предпосылки и подталкивают страны союза к движению именно в направлении укрепления наднациональных элементов в этой области.

Моя гипотеза, основанная на изучении различных направлений политики ЕС, заключается в утверждении: чтобы добиться значимого успеха в межгосударственном регулировании в какой-то области необходимо больше применять наднациональные формы регулирования. Если мои предположения верны, то возрастание потребности в эффективной энергетике в ЕС должно приводить к укреплению наднационального механизма в этой сфере в наши дни. Посмотрим, что происходит в действительности.

В настоящее время мы являемся свидетелями того, как постепенно формируется наднациональный механизм энергетической политики ЕС.

В этой связи возникает много интересных вопросов. Как конкретно будут действовать страны ЕС в условиях прессинга обстоятельств и необходимости достижения позитивных результатов? Интересно спрогнозировать, будет ли энергетическая политика, если она станет наднациональной, столь же успешной, как торговая или аграрная политики ЕС? Особенный интерес вызван тем обстоятельством, что изначальные условия для проведения подобной политики для стран ЕС неблагоприятны. Большинство из них находится в высокой степени зависимости от импорта энергоносителей, а цены на них высоки и прогноз их движения затруднителен.

Я хочу рассмотреть лишь некоторые, на мой взгляд, наиболее показательные направления энергетической политики ЕС. Особенно те из них, на которых происходят существенные изменения в настоящее время.

Активность ЕС по формированию действенной энергетической политики в последние годы нарастает. Видимо, пропорционально нарастанию значимости этого вопроса для будущего Европы. Можно привести внушительный список серьезных инициатив в различных областях, в дополнение к уже упоминавшимся, связанным с углем и ядерной энергетикой.

О необходимости общеевропейской политики в сфере энергетики, в частности о необходимости создания общеевропейских энергетических сетей, было, например, заявлено в выводах неофициальной встречи глав государств и правительств стран ЕС, прошедшей в Хэмптон Корт в октябре 2005 года. Эта необходимость была подтверждена на весенней сессии Европейского совета 2006 года. Принятые саммитом ЕС направления энергетической политики ЕС предполагают формирование единого европейского энергетического рынка без внутренних барьеров. В выводах председательствующей страны по итогам заседания Европейского совета в марте 2006 года было отмечено: «Учитывая необходимость срочного решения поставленных задач, Европейский совет предлагает Комиссии приступить к разработке Первоочередного плана развития средств передачи энергии между странами союза и к оказанию содействия в реализации приоритетных проектов в области инфраструктуры, направленных на диверсификацию поставок и интеграцию региональных рынков в единый внутренний рынок ЕС…»7.

В соответствии с решением Совета, Комиссия разработала План действий в области энергетики, состоящий из 10 пунктов – 10 основных направлений, на которых ЕС сосредоточит свои усилия.. 15 февраля 2007 года министры энергетики 27 стран ЕС на встрече в Брюсселе одобрили проект Плана действий. В числе приоритетов плана – задача сократить выбросы парниковых газов к 2020 году. Одной из важных составляющих этого плана стал другой План действий Комиссии – по обеспечению эффективности использования энергии.8 Предполагается, что возобновляемые источники энергии должны обеспечивать не менее 20% общего баланса энергопотребления к 2020 году. А потребности транспорта в энергоресурсах должны покрываться не менее чем на 10% за счет биотоплива. Это означает, что в 2020 году одна пятая часть энергии и одна десятая часть топлива, потребляемых в ЕС, будут обеспечиваться за счет возобновляемых источников. Ставится общая задача – достичь повышения доли использования возобновляемых источников энергии во всех сферах: электроэнергетике, теплоснабжении и на транспорте. План был одобрен на весенней сессии Европейского совета, прошедшей в Брюсселе 8-9 марта 2007 года9.

На этой же сессии были выделены три главные задачи энергетической политики ЕС:

- достижение более высокого уровня безопасности и надежности поставок энергоресурсов;

- обеспечение стран ЕС энергоресурсами по разумным ценам для поддержания конкурентоспособности европейской экономики;

- защита окружающей среды и предотвращение климатических изменений.

Эти три задачи отчетливо отражают приоритеты современной энергетической политики ЕС.

Приоритеты реализуются через множество конкретных действий на уровне ЕС.

Так, после положительного голосования Европейского парламента на пленарном заседании 4 апреля 2006 года, Совет ЕС 24 июля 2006 г. принял предложение Комиссии о новой редакции Руководства о трансъевропейских энергетических сетях (TEN-E)10. Руководство стало важным инструментом для обеспечения эффективного функционирования внутреннего энергетического рынка путем установления тесной связи между национальными рынками. Интегрирование национальных рынков стран ЕС приносит потребителям ряд преимуществ: улучшение качества обслуживания, расширение возможностей выбора структуры энергоснабжения и понижение цены. Решаются и более фундаментальные задачи обеспечения устойчивости, конкурентоспособности и бесперебойности поставок. Выявлены недостающие звенья в инфраструктуре передачи энергии, которые проранжированы в соответствии с их влиянием на межрегиональный обмен, а также в соответствии с их уровнем развития. Формирование новых сетей полностью включает также и новые государства-члены ЕС.

Самые приоритетные проекты – проекты общеевропейского значения – направлены на поддержку быстрой реализации межсистемных средств передачи энергии. ЕС обозначило 42 наиболее важных проекта европейского значения11. Среди этих проектов находятся также транспортные сети природного газа, проходящие в ЕС через соседние и третьи страны. С другой стороны, проекты европейского значения в области электроснабжения проходят, главным образом, внутри ЕС. Перечень проектов европейского значения, поддерживаемый ЕС, составлен с указанием задействованных в них государств-членов. Планируется завершить эти проекты не позднее 2010 года.

Но даже сейчас, в результате реализованных под эгидой ЕС мер, можно констатировать, что уже в основном сформировался европейский рынок электро- и газоснабжения. Директивы ЕС, направленные одновременно на либерализацию и создание единого общеевропейского рынка (например, в 1996 году – по электроэнергетике, в 1998-м – по газу), уже давно запустили процессы, которые реально повлияли на условия поставок энергоносителей. Однако только сейчас обозначились контуры этого рынка. Конечно, на нем устранены не все барьеры для развития конкуренции. Он пока функционирует не совсем так, как задумывалось в Брюсселе. Однако видимы успехи, и есть значительный прогресс на этом пути. Это очень важное обстоятельство для ЕС. Дорогие энергоресурсы - один из серьезнейших минусов для конкурентоспособности Европы. Поэтому решение этой проблемы пытаются найти и на путях сокращения доли посредников, и в целом путем либерализации общего рынка.

Скептики могут привести много примеров изъянов в функционировании рынка. Комиссия ЕС постоянно вовлечена в расследования его зарегулированности. Например, Комиссия открыла 4 апреля 2006 г. очередное расследование в отношении ряда стран за чрезмерное регулирование рынков газа и электроэнергии12. Речь шла о соответствии "правил игры" на национальных рынках стран ЕС директиве Комиссии ЕС о повышении конкуренции в сфере энергетики, принятой в 2004 году. Отдельные европейские правительства продолжают корректировать цены в интересах избранных участников энергетического рынка. Кроме того, принимаются меры, напрямую препятствующие проникновению на национальные рынки новых компаний. Среди нарушителей – такие страны как Франция и Испании. Правительства этих государств предприняли целый ряд шагов, чтобы защитить национальные энергетические компании от поглощения конкурентами из Италии и Германии. Однако такая деятельность Комиссии против национальных властей, на мой взгляд, только подчеркивает важность коммунитарного компонента энергетической политики ЕС.

Кроме того, существует процедура расширения сотрудничества, включая обмен информацией, предполагающая возможность назначения Европейского координатора. В рамках реализации «проектов европейского значения» предусмотрено проведение координационных совещаний по приграничным участкам объектов, мониторинг хода реализации проектов со стороны Комиссии ЕС (совместно с государствами-членами и с компаниями), а также, при необходимости, финансовая поддержка со стороны ЕС, в том числе через Европейский инвестиционный банк.

Все это говорит о наращивании степени вовлеченности структур ЕС в процесс проведения энергетической политики.

Только на приведенных ниже четырех направлениях энергетической политики общая сумма ожидаемых затрат составляет примерно 28 миллиардов евро:

  • 4,8 миллиарда евро – проекты европейского значения в сфере производства электричества,

  • 19 миллиардов евро - проекты европейского значения в сфере газа,

  • 2,5 миллиарда евро – приоритетные проекты в сфере СПГ (сжиженного природного газа),

  • 2,0 миллиарда евро - приоритетные проекты в сфере хранения энергии.

Большое место в энергетической политике ЕС отводится решению проблемы транспортировки различных энергоносителей. Политика диверсификации поставок направлена на обеспечение дополнительных мощностей по импорту нефти и газа из России, региона Каспийского моря, Северной Африки и Ближнего Востока. В проведении переговоров по данным вопросам и в выработке общего видения сбалансированности поставок по регионам ЕС как организация играет ключевую роль. Всем специалистам хорошо известна и директива ЕС, рекомендующая не превышать порог зависимости в поставках из одного источника свыше примерно трети от общего объема поставок.

В рамках политики ЕС была поставлена цель, в соответствии с которой к 2013 году должны быть созданы дополнительные возможности по импорту газа в объеме до 100 миллиардов кубометров. Данная цель, как представляется, соответствует увеличению мощностей по импорту газа по трубопроводам в объеме примерно 50 миллиардов кубометров в год наряду с дополнительными мощностями по импорту сжиженного природного газа в объеме примерно 50 миллиардов кубометров в год.

В отношении сетей электроснабжения основная задача заключалась в создании и развитии реального европейского рынка электроэнергии. Существующих мощностей межсистемных линий электропередач недостаточно для дальнейшего увеличения объемов обмена и торговли. В марте 2002 года на сессии Европейского Совета в Барселоне главы государств и правительств договорились о том, чтобы доля межсистемных линий электропередач уже к 2005 году должна составить, как минимум, 10% освоенных производственных мощностей. Существенное значение для достижения этой цели имело создание дополнительных мощностей электропередачи между государствами-членами, которое активно наращивается и в настоящее время.

По мнению специалистов, рынок электроэнергии ЕС функционирует уже достаточно успешно. Ранее каждая страна полагалась на самодостаточность: для Германии основой ее был уголь, для Италии - мазут и так далее. Это противоречило основополагающим принципам Европейского союза - единство рынков, конкуренция в масштабах ЕС. Поэтому реформы в электроэнергетике развивались стремительно. Там, где возможно было соединить электросети, страны ЕС с избыточным внутренним производством электроэнергии стали экспортировать ее в другие страны ЕС, что привело к падению цен до 50 %! Сложившиеся низкие цены (например, в Германии – порядка 2,7 цента за кВт) – это очень существенное достижение ЕС. Сравните ситуацию падения цен на электроэнергию в энергозависимом ЕС с ситуацией в энергетически богатой России, где рост тарифов для частных потребителей отмечается уже на протяжении многих лет, и только за последний год составил около 100%. И почувствуйте разницу…

Правда, потребность в электричестве в расширенном ЕС-27 будет постоянно увеличиваться. По оценкам экспертов ЕС, в 2000 – 2030 гг. прогнозируется рост потребности в электричестве в размере 1,5% ежегодно. Создание и окончательное формирование по-настоящему европейского внутреннего рынка требует наличия достаточных мощностей по передаче, прежде всего газа и электричества, но также и нефти между странами ЕС. Соединение национальных сетей и строительство дополнительных линий электропередачи для межсистемной связи между государствами членами представляет собой элемент интеграции, позволяющий создать европейскую сеть энергоснабжения.

Важным документом в реализации задач формирования энергетической политики ЕС стала "Зеленая книга" "К Европейской стратегии надежности снабжения энергией", обозначающая приоритеты в энергетической политике ЕС на перспективу до 2020 года13.

Особенно перспективным направлением становится развитие альтернативных, возобновляемых источников энергии. Предложено развивать много проектов европейского уровня. Например, важной задачей сектора по всей Европе, которая уже сегодня выходит за национальные рамки, является объединение мощностей по производству ветровой электроэнергии в высоковольтную сеть с последующей передачей электроэнергии в удаленные узлы нагрузки, при этом все большую роль в данной сети в будущем будут играть ветровые парки, расположенные в открытом море. Также расширяются рамки применения директивы 2001/77/ЕС по стимулированию использования электроэнергии, полученной из возобновляемых источников14.

Другой перспективный источник энергии – биоэнергетика. Комиссия ЕС одобрила специальный план действий по увеличению предложения этого источника энергии и устранению технических барьеров между странами ЕС на пути более широкого внедрения технологий, основанных на использовании биомассы.15

Вообще Комиссия ЕС предполагает увеличить расходы из бюджета ЕС на научные исследования в энергетике на 50% в течение 7 лет.16

Еще один приоритет политики ЕС – повышение эффективности использования энергии. Целый ряд принятых в ЕС мер, направлен на достижение этой цели.17 Сверхзадача ЕС – в течение 10-15 лет изменить тенденцию постоянного увеличения потребления энергии. Не знаю, насколько эта задача реалистична, но более эффективное использование имеющихся энергетических ресурсов точно будет достигнуто. Комиссия ЕС отмечает, что наполовину задача могла бы быть выполнена, если бы государства-члены союза ввели бы в национальные системы уже то законодательство, которое разработано в ЕС. В ноябре 2006 года Совет ЕС утвердил План действий Комиссии по мерам направленным на более эффективное использование энергии.18 В соответствии с Планом, экономия энергии и ее эффективное использование становятся «краеугольными камнями» энергетической политики ЕС.19 Хотя содержание Плана весьма интересно само по себе, но еще более важно, что исходит он от Комиссии и утвержден Советом в качестве приоритета энергетической политики ЕС.

В дальнейшем Комиссия рассчитывает на эффективность применения принципа «загрязнитель платит». В начале 2007 года мы стали свидетелями новых инициатив ЕС в области сокращения выбросов в атмосферу для авиа навигации и для автомобилей.

Разумеется, энергетическая политика в части газа и нефти также приковывает к себе особое внимание в последнее время. Но следует учитывать отсутствие самообеспеченности ЕС этими ресурсами. Это фактор одновременно, ставит пределы формированию общей политики на этом направлении, но и повышает потребность в совместных действиях перед лицом внешних угроз обеспечения энергетической безопасности.

В этой связи, хочется подробнее остановиться на международном измерении энергетической политики ЕС.

Подобно тому, как внутри ЕС ядерное направление в рамках Евратома было одним из первых в становлении коммунитарного компонента в энергетической политике, за пределами союза это направление также находится среди продвинутых в этом отношении. Наиболее значимое событие последних лет связано с началом в 2005 году переговоров Комиссией ЕС по присоединению Евратома к рамочному соглашению по ядерным исследованиям государств Международного форума 4-й генерации (ГИФ)20.

Целью этого международного объединения является создание ядерных реакторов 4-ого поколения. Интересно то, что ЕС, в лице Комиссии ЕС , является стороной в этом международном соглашении и, следовательно выражает интерес сообщества, как такового. Политика, проводимая Комиссией в этой области, заключается в том, чтобы реализация основного документа по сотрудничеству в разработке ядерных реакторов, технологической дорожной карты, сопровождалась принятием правового обеспечения со стороны ЕС, обязывающего страны-члены действовать в рамках согласованной линии.

Кроме того, в соответствии с договором о Евратоме, Комиссия, от лица стран-членов ЕС, ведет переговоры по заключению международных договоров по сотрудничеству в мирном использовании ядерной энергии, по поставкам материалов ядерного цикла и по проведению научных исследований в этой сфере. Так, например, в 2005 году эти переговоры привели к заключению соглашения о сотрудничестве по мирному использованию ядерной энергии ЕС с Украиной. Похожий договор готовился в течение 2006 года еще и с Северной Кореей. К тому же 1 декабря 2005 года между ЕС и Украиной был подписан Меморандум о взаимопонимании, закладывающий основы для более тесного сотрудничества в энергетической сфере. В соответствии с ним, предусматривалось проведение проверок соблюдения условий безопасности использования ядерных технологий на украинских объектах, и даже контроль состояния сети нефте- и газопроводов.

^ Возможности ведения энергодиалога в условиях разнонаправленных энергетических стратегий.

Конечно же, ЕС ведет активный энергетический диалог и с Россией. Именно ЕС начал первым развернутый диалог по этой проблематике с Россией21. Решение о начале на регулярной основе диалога между Россией и ЕС в энергетической области было принято на саммите Россия-ЕС в октябре 2000 года в Париже для придания нового импульса энергетическому партнерству между Россией и ЕС. Его целью является формирование и развитие общеевропейского энергетического пространства. Наиболее важные направления диалога – режим инвестиций, создание инфраструктуры, эффективность использования энергии, условия торговли, в более широком плане – обеспечение энергетической безопасности сторон.

Энергетическая стратегия ЕС предусматривает сдерживание роста спроса на энергию, в первую очередь со стороны зданий и сооружений и транспортного сектора, как приоритетный источник минимизации энергозависимости Евросоюза и один из приоритетов энергетической политики.

В энергетической политике ЕС взят курс на диверсификацию энергопоставок с целью уменьшения зависимости от одного источника: будь то страны Персидского залива или Россия. Для энергообеспечения ЕС особую значимость приобретает надежность и безопасность поставок энергоресурсов (безопасность поставок).

Несмотря на то, что ЕС является крупнейшим потребителем энергии современного мира, а возможности достижения самообеспеченности отсутствуют, тем не менее, уровень безопасности в обеспечении энергоносителями достаточно высок.

Структура импорта углеводородов в достаточной степени диверсифицирована с точки зрения географии поставок. Это и Европейские источники, прежде всего Норвегия и Великобритания. Это и Ближний Восток, и Россия, отчасти, и средняя Азия, и, в возрастающей степени, Африка. При этом широко используется традиционные гидроэлектроэнергетика и уголь в качестве источников энергии. К тому же, активно осваиваются возобновляемые источники энергии – биомасса, энергия солнца, ветра, моря. Если добавить к этому потенциал ядерной энергетики, а в будущем, возможно, и термоядерной, то перспективы обеспечения энергетической безопасности ЕС выглядят не в таком уж мрачном свете, как это могло бы показаться в первом приближении.

Это очень важное обстоятельство с точки зрения перспектив развития энергодиалога России с ЕС. Если Россия в построении стратегии энергодиалога будет исходить из того «что ЕС, как зависимая сторона, в большей степени заинтересована в сотрудничестве», то такая позиция в долгосрочной перспективе может обернуться существенными потерями для самой России. У ЕС есть существенные возможности как для еще более глубокой диверсификации источников поставок углеводородов, так и для ускоренного перехода на альтернативные источники энергии. И чем меньше Россия будет вовлекать ЕС в сотрудничество и совместное освоение новых месторождений углеводородов на национальной территории, тем в большей степени она будет стимулировать «уход» ЕС к другим территориям и другим источникам энергии. В конечном итоге, в большей мере может пострадать Россия, если не будет наращиваться уровень взаимозависимости с ЕС в данной сфере. Крупнейший в мире потребитель энергии может отойти от Росси как поставщика углеводородов далеко, а это не вписывается в логику развития взаимоотношений с главным источником поступлений иностранной валюты, необходимой для дальнейшего роста и процветания российской экономики.

Поэтому рассуждения в духе: «давайте потребуем от ЕС чего-нибудь эдакого, да побольше, взамен на доступ к нашим месторождениям и нашим трубопроводам» может оказаться контрпродуктивным. Россия сама заинтересована в приходе иностранного европейского капитала в разработку и транспортировку углеводородов в не меньшей степени, чем та же Европа. Речь не идет, конечно же, о том, чтобы «посадить Европу на углеводородную иглу». Но достижение взаимоприемлемого уровня взаимозависимости в энергетическом сотрудничестве отвечало бы наилучшим образом, как интересам безопасности поставщика, так и интересам потребителя энергоресурсов.


Однако возникли серьезные разногласия по вопросу применимости положений Энергетической хартии в развитии энергетического диалога России и ЕС. ЕС – активный сторонник хартии и считает ее хорошей основой для развития сотрудничества. Россия, хотя и подписала хартию в 1994 году, но не ратифицирует ее до сих пор, считая, что от ее реализации ЕС получит больше выгод.

Существо спора в рамках энергодиалога – не предмет этого исследования. Сошлюсь лишь на мнение специалистов о его разрешимости. Как считает глава представительства ЕС в Москве Марк Франко, «Я более оптимистичен и считаю, что Евросоюз и Россия найдут решение энергетической проблемы, так как мы взаимозависимы. ЕС зависит от поставок российского газа, Россия зависит от Евросоюза как клиента для своего газа. Мы не заинтересованы в войне в этой области. Мы за урегулирование всех вопросов за "столом переговоров" и за достижение договоренностей для обеспечения поставок газа из России в Европейский союз. Мы также за обеспечение необходимых условий для увеличения инвестиций в производство и транспортировку газа из России в Европейский союз, чтобы справляться с растущим спросом на газ в ЕС в ближайшие годы».22

Здесь я упоминаю об энергетическом диалоге между ЕС и Россией, чтобы продемонстрировать еще один элемент становления энергетической политики ЕС как объединения на примере политики по отношению к России. Он мне представляется весьма значимым.


Проблемы обеспечения энергетической безопасности активно обсуждались и в рамках Группы 8-ми, где ЕС, наряду с ведущими странами ЕС, также участвует в переговорах. Как известно, на саммите в Санкт- Петербурге во время исполнения председательских полномочий в Группе восьми Россия сформулировала новый подход к обеспечению энергетической безопасности, предполагающий защиту интересов не только потребителей, но и поставщиков энергетического сырья. Если исходить из того , что Россия берет на себя обязательства по масштабному финансированию освоения месторождений и прокладке трубопроводов, то окупаемость этих вложений в долгосрочной перспективе действительно может составлять предмет озабоченности. Стремление обезопасить эти вложения вполне обоснованно должно быть частью диалога по формированию системы энергетической безопасности. Только остается непонятным почему Россия не хочет разделить бремя рисков по осуществлению огромных капиталовложений с объединенной Европой, которая не раз заявляла о своей готовности к увеличению инвестиций при обеспечении более льготного режима доступа на российский рынок?

К сожалению, пока мы сталкиваемся с развитием тенденций в противоположном направлении. Европейская Комиссия формулирует предложения по ограничению доступа к своим энергетическим активам для компаний тех стран, которые не обеспечивают адекватной открытости своих рынков на условиях взаимности. Развитие событий по данному сценарию создает только дополнительные трудности для развития энергодиалога и не отвечает долгосрочным интересам сторон.

В некотором смысле, сложившаяся ситуация на направлении энергодиалога России с ЕС является дополнительным побудительным мотивом для стран ЕС к формированию энергетической политики именно европейского комунитарного измерения, поскольку страны ЕС поодиночке не могут на равных вести такой диалог с заведомо боле сильным партнером в этой области.

Из последних изменений в международном измерении энергетической политики ЕС следует отметить начало, впервые за историю существования ЕС, переговоров между ЕС и ОПЕК на регулярной основе (дважды в год на министерском уровне).

Особое место среди инициатив ЕС в области энергетики занимает подписание 25 октября 2005 года Договора о создании Энергетического сообщества Юго-Восточной Европы23. Это первый договор подобного рода. Участниками договора на момент подписания являлись ЕС и 8 стран этого региона: Албания, Босния и Герцеговина, Болгария, Хорватия, Румыния, бывшая Югославская республика Македония, Сербия и Черногория. Кроме того, через временную администрацию ООН, в сотрудничество включилось и Косово. А также велись переговоры с Турцией. С 2007 года Болгария и Румыния стали участвовать в договоре уже как члены ЕС. В задачи данной работы не входит анализ существа договора – чрезвычайно интересного по содержанию предполагаемых мероприятий. Главное, что я хотел отметить, это то, что ЕС являлось инициатором и стороной этого новаторского договора по обеспечению энергетического сотрудничества в Европе, основанного на новых принципах.

Вообще в энергетической сфере отмечается очень много новых подходов и новых инициатив. Это абсолютно верно и в отношении энергетической политики ЕС.

10 января 2007 года Комиссия ЕС выдвинула инициативу по формированию новой энергетической политики для Европы.24 Побудительный мотив этой инициативы – современные вызовы времени: задача обеспечения энергетической безопасности и охрана окружающей среды. Эти обе задачи чрезвычайно актуализировались в канун 2007 года. Первая, – не в последнюю очередь из-за обеспокоенности ЕС конфликтом между Россией и ее соседями, Украиной и Белорусью. Вторая, - нашла эмоциональное подтверждение в необычайно теплой зиме 2006-2007 года. К тому же, на проходившем в Париже в начале года съезде экологов также прозвучали тревожные выступления специалистов о негативном воздействии человека на климатические условия на планете. Добавила тревоги и опубликованная в конце января 2007 года аналитическая справка Межправительственной группы по изменению климата ООН. Все это, в дополнение к традиционной озабоченности, только усиливало необходимость скоординированных на уровне ЕС мер по проведению энергетической политики в новом формате.

Задачи, которые ставит КЕС перед странами-членами ЕС, весьма амбициозны.

Интересно, что стержнем новой политики становиться сокращение выброса в атмосферу парниковых газов и более рациональное использование энергии. В определенной степени это вынужденный акцент, с учетом нехватки собственных энергоресурсов. Но и ответственный подход, вместе с тем.

Одна из центральных целей новой политики – сократить выброс парниковых газов в атмосферу в результате использования различных источников энергии к 2020 году на 20%. При этом никто, естественно, не отменяет приоритетов сохранения темпов экономического роста, обеспечения занятости и поддержания конкурентоспособности – традиционных задач последнего времени, выполнение которых напрямую связано с вопросом эффективного использования источников энергии.

Причем Комиссия призывает и другие страны последовать ее примеру и, в случае, если это произойдет, готова принять на себя «повышенные обязательства» сокращения выбросов на 30% к 2020 и даже на 60-80% к 2050 году!

Осознавая спорность научных исследований о причинах климатических изменений, Комиссия аргументирует свой подход к проблеме тем, что и без учета климатического фактора, есть все основания последовать выбранным приоритетам новой энергетической политики. Поскольку в любом случае, ее реализация приведет к снижению зависимости ЕС от поставок и колебаний цен на традиционные источники энергии – нефть и газ.

Выполнение выбранной цели Комиссия увязывает с решением серии взаимосвязанных проблем:

  • повышение эффективности использования энергоресурсов,

  • увеличение доли возобновляемых источников энергии в общем объеме энергопотребления,

  • повышение роли при увеличении безопасности использования ядерной энергетики,

  • использование выгод от введения единого внутреннего энергетического рынка,

  • укрепление единства стран-членов в проведении современной энергетической политики,

  • обеспечение единого подхода стан ЕС во внешней энергетической политике (задача взаимодействовать как единое целое с международными партнерами).

Как видим, далеко не последнее, по значению, в комплексе предполагаемых мер место отводится формированию политики именно на уровне союза, а не только и не столько на уровне отдельных стран-членов.

Энергетическая политика ЕС нового формата тесно согласуется с позицией ЕС по другому важному международному соглашению – Киотскому протоколу. Киотский протокол был подписан в 1997 году и вступил в силу в 2006 году после его ратификации Россией. Он направлен на борьбу с глобальным потеплением и неблагоприятным воздействием деятельности человека на атмосферу земли путем сокращения выброса вредных, парниковых газов. Важно отметить, что ЕС является наиболее активным участником и сторонником проведения решительных мер, в соответствии с Протоколом.

Среди последних инициатив ЕС по формированию энергетической политики в развитие предложения КЕС от 10 января 2007 года о необходимости проведения новой энергетической политики для Европы особенно следует отметить намерение провести в течение 2007 года 44 различных мероприятия по реализации намеченной цели!

Первое такое мероприятие, которое условно можно обозначить как «неделя инновационной или умной энергетики» была проведена в феврале 2007 года. Как справедливо полагают в ЕС, энергетическая политика – это не только законодательные меры.25 Нужно подготовить общество к такой политике. На это и направлена новая инициатива ЕС.

И надо заметить, что общество весьма позитивно реагирует на усилия ЕС по формированию новой энергетической политики.

Выработка совместной энергетической политики поддерживается большинством населения стран ЕС. Как показало исследование специализированной службы опросов общественного мнения в ЕС - Евробарометр, проведенное в начале 2006 года, 47% населения стран ЕС выступают в поддержку выработки решений на уровне ЕС по таким ключевым аспектам как безопасность обеспечения поставок энергии, рациональное использование энергии и регулирование воздействия на климатические изменения.26 Для сравнения: 37% - выступают за проведение национальной политики, и 8% - за проведение региональной в сфере энергетики.

Поддержка широкими слоями населения проведения энергетической политики органами ЕС, как мне кажется, является дополнительным фактором, подтверждающим правильность моих предположений о развитии тенденции передачи дополнительных компетенций на уровень ЕС в этой сфере. Обозначившаяся тенденция будет и впредь развиваться, «подпитываемая» поддержкой населения стран ЕС.

Кроме того, на уровне ЕС и много делается для защиты интересов граждан в ходе реализации целей энергетической политики. Например, меры по полной либерализации рынков газа и электроэнергии в ЕС с июля 2007 года были встречены настороженно населением некоторых стран из-за опасения возможного роста цен. Европейская комиссия отреагировала на эти опасения разработкой в начале июля 2007 года Европейской хартии прав потребителей энергии, в которой оговариваются право выбора альтернативного поставщика энергии, механизм обеспечения прозрачных и справедливых цен и механизм защиты прав потребителя, в случае возникновения споров.27 Эти меры должны дополнить существующий механизм защиты прав потребителей, разработанный в 2003 году директивами ЕС по газу и электричеству. 28 Принятие нового документа – Хартии ожидается в декабре 2007 года.

Пример энергетической политики весьма показателен. Несмотря на то, что наднациональный механизм в этой сфере регулирования ЕС еще не сложился, существование такого механизма на других направлениях политики подталкивает страны ЕС к совместным действиям гораздо более продвинутого характера, по сравнению с простым межгосударственным сотрудничеством.

Вот, например как действовала КЕС при возникновении кризисной ситуации в поставках нефти по трубопроводу «Дружба» через территорию Беларуси в первые дни января 2007 года.

По инициативе Комиссии сразу же в начале года была созвана Группа по вопросам поставки нефти из представителей стран ЕС для рассмотрения вопросов обеспечения бесперебойной поставки нефти и совместных действий стран ЕС на этом направлении. Комиссия выработала позицию и определила политику совместных действий в отношении конфликтующих России и Беларуси. Кроме того, в рамках группы были сведены данные о наличии резервов нефти в различных странах ЕС (по оценке, суммарные стратегические запасы ЕС покрывают обеспечение нужд потребителей в течение 120 дней) и достигнута предварительная договоренность о порядке использовании резервов одних стран в интересах других партнеров!29 Это было сделано весьма оперативно и не на двусторонней основе, а используя коллективные механизмы сотрудничества в рамках ЕС.

Этот пример показывает спин эффект наднационального механизма. Существование и надежность функционирования наднационального механизма в пионерных областях позволяет с большей легкостью внедрять его в смежные области. Особенно в случаях, когда возникает острая потребность в быстрых и эффективных коллективных действиях. В противном случае, на выработку совместной позиции ЕС по различным аспектам энергетики ушли бы десятилетия.

Надо отметить, что реальные и возможные перебои с поставками нефти и газа из России через территорию Украины и Беларуси стали дополнительным фактором неопределенности для ЕС в стратегическом планировании энергообеспечения стран союза. Как известно роль поставок из России высока. Так по газу Россия обеспечивает в настоящее время 26% потребностей ЕС и эта доля может вырасти до 33% в 2010 году30. Как следствие, можно прогнозировать увеличение заинтересованности стран Союза в выработке именно совместной политики наднационального уровня.

Интересно отметить, что недавно присоединившиеся к ЕС страны ЦВЕ, не всегда готовые к передаче национальных компетенций на наднациональный уровень в других областях, могут оказаться в фарватере сторонников выработки политики именно на уровне ЕС. Более сильная, чем у 15-ти стран ЕС, зависимость этих новых стран-членов Союза от поставок энергоносителей из России, делает их объективно более заинтересованными в формировании коммунитарной политики в этой области.

Возьмем пример Польши. В августе 2006 года российский поставщик нефти компания «Транснефть» сделала заявление о закрытии изношенной в течение 42 лет эксплуатации ветки нефтепровода «Дружба – 1» после случившейся аварии на этом участке в июле того же года. После этих событий, крупнейшая польская нефтяная компания Орлен обратилась в правительство Польши с просьбой инициировать процесс выработки в ЕС более действенной энергетической политики, в рамках которой ЕС мог бы помогать странам, испытывающим перебои с поставками энергоносителей31. Эта позиция разделяется и другими странами-новичками, что позволяет прогнозировать усиление активности ЕС на этом направлении.

Следует также учитывать многие аспекты других направлений политики ЕС, которые прямо, или косвенно выходят на энергетику. Например, политика конкуренции ЕС, накладывающая определенные ограничения на приобретение предприятий в ЕС. С ней сталкиваются российские энергетические компании, желающие приобрести предприятия сектора энергетики в ЕС.

Анализ рассмотренных многочисленных мероприятий в энергетике стран ЕС, которая по-прежнему остается преимущественно областью национального контроля, показывает, как много делается в последнее время именно на уровне ЕС в этой важной сфере. Внимательное изучение отмеченных изменений позволяет сделать вывод, что в настоящее время происходит активное формирование энергетической политики ЕС как инструмента обеспечения коллективных интересов стран ЕС.

1 Работа является частью проекта, разрабатываемого автором при поддержке Научного фонда ГУ-ВШЭ.

2 Зуев Владимир Николаевич, к.э.н., профессор, заведующий кафедрой международных экономических организаций и европейской интеграции факультета мировой экономики и мировой политики ГУ-ВШЭ

3 Интерфакс 6.02.2007

4 За некоторыми исключениями, как например, во Франции.

5 Вестник. М.: Представительство Европейской комиссии в РФ, выпуск 1-2, май 2007. vestnik@eu-visibility.ru


6 The Green Paper "Towards a European strategy for the security of energy supply “ 8 .03. 2006.

7 CEC. Europa.eu.int 25.03.06

8 The Energy Efficiency Action Plan. CEC. Europa.eu.int 19 October 2006

9 Council of the European Union, 7224/07, CONCL 1, Brussels, 9 March 2007

10 Руководство TEN-E определяет порядок функционирования общеевропейской энергетической сети – Приняты новые законодательные меры. www.europa.eu 24 июля 2006.


11 Более подробную информацию можно найти на сайте: http://ec.europa.eu/dgs/energy_transport/index_en.html

12 ИТАР-ТАСС 4..04.2006.

13 The Green Paper "Towards a European strategy for the security of energy supply”. CEC. Europa.eu.int 8 .03. 2006

14 http://europa.eu/generalreport/en/2005/fn16

15 http://europa.eu/generalreport/en/2005/fn14

16 Manuel Baroso. Press release. Brussels 11.01.07

17 On 22 June the Commission presented a Green Paper on energy efficiency or ‘doing more with less’. http://europa.eu/generalreport/en/2005/fn13.

18 Communication from the Commission - "Action Plan for Energy Efficiency: Realising the Potential" - COM(2006) 545; Bull. 10-2006, point 1.23.5


19 Bulletin EU 11-2006, Energy (4/9)



20 Generation IV International Forum (GIF) ( 17 )

21 Л.М. Григорьев, А.В. Чаплыгина Энергетический диалог России и Европейского союза. Россия в глобальной политике. 2003-06-30RGP-No. 002 www.fief. ru

22 Марк Франко. Интерфакс 2.02.2007.

23 ( 18 ) http://europa.eu/generalreport/en/2005/fn18

24 CEC MEMO/07/7 Brussels, 10 January 2007

25 "Energy Policy is not only about legislation, but also about communicating, hearing, and bringing together all stakeholders. ", said Energy Commissioner, Andris Piebalgs. Europa.eu.int 5.02.2007





26 European citizens in favor of a European Energy policy. Eurobarometer survey. IP/06/66. Brussels, 24 January 2006


27 Towards a European Charter on the rights of energy consumers. IP/07/1026. Brussels 05/07/2007

28 The EU electricity and gas directives. 2003/54/EC, 2003/55/EC.

29 The EU agrees on a joint action to tackle disruptions in oil supplies from Russia. Press release IP/07/34. Brussels, 11 January 2007.

30 Интервью А. Медведева, руководителя экспортного подразделения Газпром. Euronews 6.02.07

31 Bloomberg, Moscow Times, August 25 2006.